01.02.2023 Автор: Александр Сваранц

НАТО и Турция: исключение или предупреждение?..

Любые международные политические объединения (тем более, военно-политические альянсы) создаются на основе общих интересов и угроз для двух и более субъектов международных отношений. Иными словами присутствует то, что объединяет, и то, против кого или чего направлен данный союз. Образование НАТО в 1949 г. при лидерстве США стало свидетельством новой эры в международных отношениях и предвестником «холодной войны» коллективного Запада против СССР и его сателлитов.

В оценках причин и содержания «холодной войны» в советской историографии избыточно преобладала идеологическая составляющая (в частности, противостояние капиталистической системы социалистическому выбору, либерально-рыночной модели экономики государственно-плановой). Подобное обоснование противостояния двух мировых систем во второй половине ХХ в. соответствовало действительности. Однако между строк следовало также учитывать, что противоречия и противодействие мировых держав определяется не только выбором идейно-политической и экономической системы, но и более глубинными вопросами, связанные с геополитическими (от корня гео-, география) и исторически сложившимися национальными интересами. Цель же – борьба за лидерство в мировых делах и сохранение статуса великой державы.

Данное мнение подтвердилось всем ходом мирового противоборства в постсоветский период на рубеже ХХ–ХХI вв. Развал СССР и Организации Варшавского Договора (ОВД) с отказом от социалистической системы, все же, не привел мир к формированию более высокой и надежной безопасности. Россия, как правопреемница Советского Союза, несмотря на многочисленные предупреждения западным партнерам о недопустимости расширения НАТО на Восток и даже согласие Москвы вступить в состав Североатлантического альянса до начала 2000-х гг., так и осталась для тех же США и их союзников главным противником.

Именно подобное отношение НАТО к России при сохраняющихся противоречиях и локальных конфликтах на постсоветском пространстве, связанных в большинстве случаев с последствием развала некогда единого государства СССР, в целом и привели к нынешнему противостоянию между Западом и Россией на Украине. Последнее проявляется в форме гибридной (экономические санкции, информационная, техническая и политическая поддержка киевскому режиму), а теперь уже и откровенной (массированная военная и военно-техническая помощь Киеву) войны.

Соответственно, императивы НАТО с момента образования в 1949 г. и по настоящий период по части противостояния с Россией не изменились. Однако ситуация внутри НАТО после распада СССР и ОВД объективно изменилась, что связано с расширением ее состава за счет вступления новых членов из числа стран Балтии, Восточной и Юго-Восточной Европы, а также увеличения круга партнеров на постсоветском пространстве (Украина, Грузия, Молдова и группа симпатизантов от Азербайджана до Узбекистана).

Таким образом, идея расширения НАТО на Восток, не имея военно-политического обоснования в плане наличия реальных военных угроз, скорее преследует геополитические интересы тех же лидеров англосаксов (США и Великобритании). Цель сводится к установлению собственного глобального доминирования в Евразии через контроль природных ресурсов и географии стран СНГ, а также к формированию нового разделительного коридора между Россией и Китаем для исключения вероятных центров сопротивления амбициям Вашингтона и Лондона.

И в этом процессе поиска новых партнеров США, не преуменьшая роль той же Турции на юго-восточном фланге НАТО, тем не менее, уже не рассматривают ее как единственного союзника на данном театре. Тем более, широкая дестабилизация ситуации в странах Ближнего Востока, предпринятая США и Британией с вторжением в Ирак в 2003 г., позволяет американцам получить новый оперативный маневр в данном регионе и сократить относительную зависимость от очередных «капризов» Турции.

Подобные перемены в турецко-американских отношениях не могли пройти бесследно в политике турецких лидеров. Основная повестка их противоречий, как известно, касается турецко-греческих отношений (в частности, по теме Кипра и части островов Эгейского моря) и курдский вопрос. К данному списку добавилась турецкая стратагема неоосманизма и неопантюркизма, нацеленная на возрождение имперского статуса Турции на юго-восточном направлении, а главное, турецко-российское многоплановое партнерство с угрозой трансформации их характера в стратегические отношения.

США не могут терпимо относиться к: политике президента Р. Эрдогана по части военно-технического сотрудничества Турции с Россией; отказу Анкары от поддержки западных санкций против России в связи с украинским кризисом в полном объеме; турецко-российскому ситуативному партнерству на Южном Кавказе; намерению президента Турции блокировать вступление Швеции и Финляндии в НАТО.

Вашингтону во всем и везде мерещится «рука Москвы». Конечно, Россия изначально не скрывала своего критического отношения к намерению Швеции и Финляндии вступить в НАТО. К тому же, Москва не меняла данного мнения со времен «холодной войны», поскольку не видит угроз для безопасности данных скандинавских стран, исходящих от России. Иными словами, безотносительно к ситуации обострения российско-украинских отношений Москва никаких поводов не давала финнам и шведам для беспокойства.

Что же касается позиции Турции, озвученной президентом Р. Эрдоганом относительно темы вступления Швеции и Финляндии в НАТО, то к ней Россия не имеет никакого отношения (хотя и обеспокоенность г-на Эрдогана, представляющего 85-ти миллионную страну, понимает). Турция свою особую позицию в отношении принятия Финляндии и Швеции в состав альянса определяет исходя из собственных национальных интересов (в частности, осуждает поддержку со стороны Хельсинки и Стокгольма курдского сепаратизма в Анатолии).

Последняя же вызывающая антитурецкая акция 21 января с.г., связанная с сожжением Корана у здания посольства Турции в Стокгольме лидером датской антиисламской партии и расистом Расмусем Палуданом, вызвала не просто негативную реакцию всего турецкого общества, но и стала очередным шоком для всего исламского и цивилизованного мира. Естественно, Анкара требует от Стокгольма справедливого наказания за данное проявление расизма и ксенофобии, в противном случае Турция проявит решимость по исключению всяких попыток Швеции на пути в НАТО.

Оценивая неоднозначную реакцию тех же официальных лиц дипкорпуса США по факту расизма в Стокгольме (мол, свобода слова и выражения позиции граждан в демократическом обществе гарантируется законом и не может ограничиваться властями), складывается впечатление о неслучайном характере акции. Те, кто стоят за Р. Палуданом, не могут не понимать какую реакцию негодования вызвал факт сожжения главной книги ислама – Корана среди вех мусульман и турок в особенности.

Если же сопоставить по времени недавние заявления экс-советника президента США по вопросам безопасности Джона Болтона о возможном приостановлении (или исключении) членства Турции в НАТО и антитурецкую акцию Расмуса Палудана в Стокгольме, а также заявление генерального секретаря НАТО Столтенберга о вступлении Финляндии и Швеции в состав НАТО независимо от мнения кого-то, то невольно приходишь к выводу о последовательности антитурецких шагов со стороны Запада.

Иными словами, Вашингтон предупреждает президента Р. Эрдогана, а вместе с ним и Турцию, что если вы продолжите независимый от США курс (включая, сотрудничество с Россией, противодействие коллективному мнению Запада по судьбе новых членов НАТО, да и мало ли еще по какому вопросу), то предупреждения об угрозах станут реальностью. В частности, НАТО может одним решением приостановить членство Турции в НАТО, а другим – принять ту же Швецию и Финляндию.

Заместитель турецкой партии «Родина» Этхем Санджак, как передает азербайджанский сайт «minval.az», полагает, что Турция через 5–6 месяцев может выйти из состава НАТО из-за провокаций альянса в отношении Анкары (греко-турецкие противоречия, ближневосточные дела, акция против Корана в Швеции).

Кто-то и в этом заявлении Э. Санджака (как, впрочем, и деятельности представляемой им партии «Родина» во главе с Д. Перенчиком) усмотрел некие пророссийские наклонности. В реальности же, Россия никакого отношения ни к самой партии «Вятан» («Родина»), ни к ее лидерам и заявлениям не имеет. Более того, Россия прекрасно понимает, что США вряд ли откажутся от членства Турции в НАТО в силу объективных географических причин и политических устремлений Анкары в отношении ряда важных (включая постсоветских) регионов и стран. Вашингтон просто шантажирует президента Турции Р. Эрдогана и пытается локализовать как его независимую политику, так и лишить саму Турцию в праве на выбор без рекомендаций администрации США.

Таким образом, США не собираются исключать Турцию из состава НАТО, а всего лишь строго предупреждают Анкару чего ей стоит делать, а чего нет. В противном случае, Вашингтон угрожает обострить все внешние и внутренние противоречия Турции и устроить «турецкую весну» либо для смены власти на управляемый режим, либо фрагментациии территориальной целостности Турции с учетом актуальных и законсервированных этнических вопросов.

Александр СВАРАНЦ, доктор политических наук, профессор, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».