casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler
22.01.2023 Автор: Владимир Платов

Китай все активнее погружается в Центральную Азию

Произошедший за последние два десятилетия экономический и политический подъем Китая стал ключевым фактором мировой политики и, особенно, для соседствующей с ним Центральной Азии (ЦА). Желание Китая идти на активное экономическое сотрудничество с этим регионом, готовность вкладывать внушительные суммы денег в реализацию нужных странам Центральной Азии проектов подталкивают элиты стран региона ко все более тесному взаимодействию с большим соседом.

Завершившийся 2022 год во взаимоотношениях КНР и стран Центральной Азии прошел на фоне празднования странами 30-летия установления дипломатических отношений. 26 января 2022 года стороны приняли Совместное заявление глав государств, подчеркнув в нем готовность развития сотрудничества между Китаем и республиками Центральной Азии в политической сфере, безопасности, взаимный интерес в увеличении масштабов инвестиций и торговли, в обеспечении реализации приоритетных совместных проектов. Китай анонсировал намерение увеличить товарооборот со странами ЦА до $70 млрд к 2030 году, готовность предоставить беспроцентные кредиты странам региона на сумму в $500 млн долларов до 2025 года. КНР, обладая и без того значительным экономическим влиянием в Центральной Азии, тем самым укрепляет свое влияние в регионе, выступая  не только крупнейшим источником прямых иностранных инвестиций, но и донором новых технологий.

Как свидетельствуют сообщения региональных СМИ, имеющееся торговое и инвестиционное сотрудничестве Китая и Центрально Азии в 2023 году продолжит укрепляться. В частности, будет и дальше нарастать  совместное задействование логистического маршрута в Европу через Транскаспийский международный транспортный маршрут (Trans-Caspian International Transport Route).

Тем не менее, несмотря на позитивную динамику, рядом внешних аналитиков отмечается подчас настороженное отношение населения стран региона  к сотрудничеству с КНР. В частности, как следует из проведенных в 2020 году в Казахстане и Киргизии исследований, только соответственно 7% и 9% граждан там выразили поддержку китайским инфраструктурным проектам, а в Узбекистане поддержка Китаю вообще упала с 65% в 2019 году до 48% в 2020 году. В этой связи в Китае с особым вниманием относятся к указанной тенденции, делаются дополнительные усилия по разработке  стратегии по улучшению собственного имиджа в центральноазиатских странах.

Особое значение этот фактор стал приобретать в последние годы, когда постсоветские республики Центральной Азии стали ареной жесткой экономической борьбы Китая и Турции, Китая и США. И здесь необходимо напомнить, что Турция первой из всех стран мира признала независимость стран Центральной Азии, а с начала 1900-х годов пытается играть роль лидера тюркского сообщества. Однако взаимодействие в рамках созданного Турцией в 2009 году Тюркского совета, куда вошло большинство стран ЦА, происходит в значительной степени пока в культурно-гуманитарном ключе. Но это не исключает расширение этого взаимодействия и на другие сферы, особенно с учетом растущего интереса Анкары в налаживании более интенсивного торгово-экономического сотрудничества со странами региона, попытками расширить здесь и военно-техническую кооперацию. Недавно стало известно, что турецкая компания Ronesans Holding намерена вложить почти 8 млрд долл. в проекты в Узбекистане (часть средств будет вложена в «Узметкомбинат», 4,1 млрд – на развитие Алмалыкского горно-металлургического комбината, 3 млрд – в социальную сферу, в частности, в строительство больниц и торговых центров). Тем самым Турция пытается продемонстрировать сейчас свое «второе пришествие» в постсоветскую Центральную Азию. Первое, еще в 90-е годы, было, как известно, основано в основном на культурной идентичности с проживающими здесь народами, в результате чего здесь осталось хорошее образование. Сейчас же Турция пытается делать акцент на экономическом сотрудничестве и тем самым укрепить здесь свои позиции, хотя особенно крупных инвестиционных проектов, которые меняли бы судьбу региона, пока не наблюдается. Тем не менее, все это ведет к росту заинтересованности не только Китая, но и Турции в новых региональных логистических маршрутах.

Положение центральноазиатских стран региона на перекрестке торговых путей между Азией, Ближним Востоком и Европой делает эту региональную «пятерку» привлекательной для инвестиций не только в транзитной, но и в промышленной, торговой сфере. Однако, из-за удаленности от морских торговых путей и слабого развития транспортно-логистической системы, полноценной реализации инвестиционного потенциала региона в этом плане не происходило. Необходимо признать, что определенным настораживающим фактором для внешних инвесторов было и то, что в регионе существовал стабильно высокий отток рабочей силы.

Серьезным сдерживающим обстоятельством для укрепления позиций Китая в регионе была возросшая здесь в последние годы антикитайская политика США и их западных союзников. На фоне того, что инвестиционно-экономические интересы Вашингтона в последний период прослеживались в основном в Казахстане, где американские частные корпорации владеют значительной долей добычи нефти, заинтересованность США в использовании региона прежде всего выражалась в качестве инструмента влияния на своих крупнейших оппонентов – Россию и Китай. И это подтверждает опубликованная Стратегия США в регионе на 2019–2025 годы, предполагающая затраты около 9 млрд долл. на «поддержание демократических реформ, гуманитарных инициатив».

Помимо бывших постсоветских республик, повышенный интерес в последнее время стал проявляться Китаем и в отношении Афганистана. И конкретным свидетельством этому стало подписание «Талибаном» (движение запрещено в РФ) 5 января 2023 года первого в своей истории международного контракта о добыче нефти из северного бассейна Амударьи с китайской компанией Xinjiang Central Asia Petroleum and Gas Co. В частности, контрактом предусматривается, что китайская компания будет добывать нефть на территории общей площадью 4500 квадратных километров в северных провинциях Сари-Пуль, Джаузджан и Фарьяб, где, по предварительным оценкам, содержится более 80 миллионов баррелей сырой нефти. При этом, согласно оценок западных аналитиков, Китай явно рассчитывать и на привилегированное положение при объявлении торгов на добычу газа в этом же регионе, уже якобы ведет переговоры по месторождениям меди и лития, стоимость которых оценивается более чем в $1 триллион. Явно не забывая при этом, что здесь же на стадии разведки есть еще редкоземельные элементы, кобальт, бокситы, ртуть, уран и хром.

Развитие Китаем сотрудничества с этой страной умело использует острую заинтересованность «Талибана» в поиске путей восстановления афганской экономики и внешних инвестиций. И поэтому, столь значительные экономические контракты могут стать для находящихся сегодня в вакууме афганских властей путем к международному признанию. Содействуя экономической стабилизации Афганистана, Китай, помимо прочего, безусловно, содействует и военно-политической стабилизации на севере этой страны, что крайне важно для республик Центральной Азии и России.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×
casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler