17.11.2022 Автор: Константин Асмолов

Трагедия в районе Итхэвон: шаг к национальному единству или «Севоль» для Юн Сок Ёля?

30 октября 2022 г. более 150  человек погибли и столько же получили травмы различной степени тяжести в результате смертельной давки в сеульском районе Итхэвон. Давка стала самой страшной трагедией в Южной Корее со времен крушения парома «Севоль» в 2014 году, в результате которого погибли 304 человека.

Сразу же надо отметить, что район Итхэвон имеет давнюю и сложившуюся репутацию «главного центра развлечений». Он граничит с районом Ёнсан, где в настоящий момент расположена администрация президента Юн Сок Ёля, а ранее находился квартал, до 2017 г.  занятый американскими войсками, которым, разумеется, требовалась развлекательная инфраструктура. Так Итхэвон превратился в основное место ночной жизни в центре Сеула, притягательный  для иностранцев главный район проживания экспатов и потому —  самое популярное место для любителей вечеринок в честь Хэллоуина.

Южнокорейцы познакомились с Хэллоуином в 1990-х годах. Многие СМИ тогда называли эти мероприятия «странными» и обвиняли их в низкопоклонстве перед Западом  из-за костюмов и атмосферы.

Вечером 29 октября  празднество возле гостиницы Hamilton собрало около 130 тыс. человек. Это было первое мероприятие на Хэллоуин в Сеуле за три года после того, как страна отменила многие ограничения, связанные с COVID-19, и потому по всему району толпа заняла практически всё свободное пространство.

По данным на 31 октября, в результате случившегося погибло 156 человек (101 женщина и 55 мужчин), включая 26 иностранцев из 14 стран (среди них четыре гражданки РФ). Ещё 152 человека, в том числе 15 иностранцев,  получили травмы различной степени тяжести.  Подавляющее большинство погибших и раненых составили женщины (100) и  молодые люди в возрасте 17-30 лет: 103 – 20-летние, 31 – 30-летние, 12 – подростки.

Относительно «пускового момента» давки в первые дни ходили разные слухи. Одни утверждали, что толпа собралась, чтобы увидеть знаменитость, посетившую этот район. Другие говорили, что в толпе  или в клубах раздавали конфеты с наркотиками, отчего толпа потеряла адекватность. Высказывались и другие предположения. Как бы то ни было, следственная группа, изучавшая показания свидетелей и данные с камер наблюдения, не нашла лиц, которым она могла бы предъявить обвинения.

К сожалению, это довольно типичный сценарий катастрофы такого рода.

Президент Юн Сок Ёль лично посетил место происшествия и распорядился провести тщательное расследование всех обстоятельств трагедии. Он также выступил со специальным обращением к общественности и объявил национальный траур, который длился   по 5 ноября.

Несмотря на трагедию, рейтинг президента избежал дополнительного   снижения.

Иностранные высокопоставленные лица также выразили свое почтение, в том числе президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер и бывший премьер-министр Японии Таро Асо находившиеся в Сеуле на тот момент.

Соболезнования выразили очень многие лидеры государств, включая президента РФ и Папу Римского. 

Уже сейчас ясно, что  трагедии можно было избежать, если бы были своевременно приняты меры безопасности. «Разбор полётов» сейчас идёт по двум направлениям: власти выясняют, что именно пошло не так, и что можно сделать для того, чтобы подобные трагедии не повторялись. Начальник полицейского управления   Юн Хи Гын признал, что действия сотрудников полиции и пожарной охраны оказались запоздалыми и недостаточно эффективными. Суммировать вскрывшиеся проблемы можно так:

  1. В  РК нет опыта регламентации стихийных массовых  мероприятий. Если организатор есть, с ним работают. Даже проведение пикета требует регламентации и согласований, после чего власть присылает полицию и принимает меры. Здесь же не было никакой конкретной местной организации или компании, которые привлекли бы толпу в узкий переулок или в район Итэвон в целом. Эксперты отметили, что дыры в безопасности были неизбежны, поскольку это был спонтанный уличный фестиваль.

  2. Незадолго до трагедии в службу экстренной помощи 112 поступило множество звонков. Звонившие информировали о том, что ситуация обостряется, но на место трагедии не были немедленно направлены сотрудники экстренных служб. Хотя первые звонки с информацией о том, что толпа сгустилась и возможна давка, поступили за два часа до трагедии.  Возможно, полицейское начальство побоялось разгонять толпу и портить людям праздник. Увы, это распространенная ошибка в такой ситуации – надеяться, что ничего не случиться, потому что в случае «немотивированного разгона» карьера полицейских точно пойдет под откос.

  3. До некоторых чинов из полицейского руководства информация о трагедии вообще не дошла или дошла постфактум. Начальник полицейского управления   Юн Хи Гын узнал о трагедии даже позже, чем Юн Сок Ёль. На каком этапе произошел сбой – выясняется.

  4. Громкая музыка и атмосфера праздника существенно снижали возможности управления толпой. Это значит, что команд полиции не было слышно.

  5. Некоторые критики утверждали, что машины скорой помощи и спасатели не смогли вовремя добраться до места происшествия из-за пробок на дорогах.  Похожая история случилась с одним из полицейских чиновников, который решил добраться до места трагедии на личном авто.

  6. Говорили и то, что не хватало системы камер наблюдения, которые могли бы   своевременно зафиксировать ситуацию. Узкие коридоры в «старом городе» — это места, которые обвешивают камерами не в первую очередь. С другой стороны, с момента, когда чиновники видят давку на экране до момента, когда туда прибывают люди – проходит время.

  7. Нельзя сказать, что полиции на месте трагедии не было. Но 200 полицейских, видимо, оказалось мало. К тому же, они должны были не только регулировать движение толпы, но и контролировать безопасность района, полного злачных мест. В итоге те, кто был на месте трагедии – ничего не смогли, а те, кто был рядом, не сумели вовремя пробиться через толпу.

Мы будем следить за этой трагедией по двум причинам.

Во-первых, разбор причин подобной катастрофы и то, какие меры принимает государство по предотвращению её аналогов для проблематики комплексной безопасности, может служить как положительным, так и отрицательным примером для России и любой другой страны.

Во-вторых,  уже сейчас видно, как оппозиция пытается политизировать вопрос, благо для нее эта трагедия стряслась «весьма кстати». Дело в том, что в настоящее время прокуратура ведет активное следствие по экс-президенту Мун Чжэ Ину и по текущему лидеру демократов Ли Чжэ Мёну. Прямых обвинений пока никому из них не предъявлено, но, судя по данным расследования, эти обвинения гораздо более фундированы, чем то, что предъявлялось Пак Кын Хе. И это нечто большее, чем просто коррупция.

Тем не менее, если Муна и Ли посадят, это будет означать и технический, и репутационный разгром всего демократического лагеря и на фоне таких политических событий автор предполагает, что демократическая оппозиция будет использовать эту трагедию также, как и пять лет назад, когда они использовали трагедию парома «Севоль» для свержения Пак Кын Хе.

Во-первых, демократы требуют специального расследования, которое бы «раскрыло правду» (читай, представило нужную точку зрения). Во-вторых, они требуют громких отставок, причём не только лиц, действительно ответственных за трагедию, но и более высоких, вплоть до премьера. В-третьих, активисты оппозиции пытаются вешать на Юн Сок Ёля ответственность в контексте того, что полиция якобы охраняла офис президента вместо того, чтобы помогать людям. Однако, эти полицейские имеют разные подчинения. Скорее проблема в том, что, почти одновременно с трагедией, проходили многотысячные митинги как левых, так и правых. Левый митинг с требованиями отставки Юна, по словам организаторов, набрал 200 тысяч человек, и значительная часть полиции была направлена туда.

В этом контексте, при соответствующем медийном освещении, трагедия на Хэллоуин со временем может стать для Юна аналогом трагедии «Севоля».

А если отойти от политики, то автор понимает, что   любая трагедия подобного рода требует поисков виновного. Толпе проще поверить в халатность или в злой умысел, чем в стечение обстоятельств. Но как сказал один из коллег автора,  «произошедшее, — не вина власти, оппозиции, маньяков, детей или кары богов. Это случайность. Да, есть вопросы к тому, почему в этом году не позаботились об усиленной охране, хотя можно было бы, но не более. И задача общества — помочь нуждающимся, вынести уроки и предотвратить трагедию в будущем».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×