16.11.2022 Автор: Владимир Терехов

Начались очередные международные учения ВМС “Малабар”

8 ноября в районе восточного побережья Японии начались десятидневные военно-морские учения “Малабар” с участием боевых кораблей США, самой Японии, Индии и Австралии. В последнее десятилетие они проводятся ежегодно и, представляя собой примечательное событие в процессе трансформации ситуации в Индо-Тихоокеанском регионе, регулярно комментируются в НВО.

Формат и регион проведения учений “Малабар” не раз претерпевали заметные изменения, которые неплохо отражали эволюцию политической картины происходящего в ИТР и в мире в целом. С начала 90-х годов и до середины нулевого десятилетия они носили двусторонний американо-индийский характер. Пространство же учений в основном ограничивалось акваторией Аравийского моря в районе юго-западного (“Малабарского”) побережья полуострова Индостан.

Сам факт инициирования этих учений отражал радикальные подвижки в мироустройстве, произошедшие с окончанием холодной войны. Лишившаяся поддержки СССР (до этого главной внешней опоры), Индия ответила положительно на сигналы из Вашингтона о возможности налаживании отношений с США, то есть с недавним оппонентом в политических играх указанного периода.

Ко второй половине нулевого десятилетия совершенно определённо обозначился претендент на роль нового основного оппонента Вашингтона, который в период “после холодной войны” остался в одиночестве на вершине мировой политической иерархии. Не только высоколобым учёным от политологии (именно это и прогнозировавшим десятью годами ранее, но даже руководителям ряда государств, стало ясно, что таковую роль уже в ближайшие годы возьмёт на себя Китай.

Следствием охвативших некоторых из этих последних тревожных ожиданий стал первый вброс (сделанный тогда же в середине нулевых) идеи о формировании антикитайской конфигурации “Четвёрка” (Quad) в составе перечисленных выше стран. И уже в 2007 г. учения “Малабар” были проведены с участием боевых кораблей этих четырёх стран (при участии Сингапура).

Однако в следующем году к власти в Австралии пришли лейбористы, взявшие курс на резкое улучшение отношений с Пекином. Не поддержало идею создания Quad и “конгрессистское” руководство Индии. Поэтому на последующие 10 лет об этой конфигурации (как бы) забыли.  Учения же “Малабар” вплоть до 2013 г. вновь приняли в основном двусторонний американо-индийский формат. Но район учений начал постепенно сдвигаться на восток, что совпало с активизацией внешней политики Индии в том же направлении.

Указанный тренд в позиционировании Нью-Дели на внешнеполитической арене нашёл полную поддержку не только в Вашингтоне, но и в Токио, взявшем курс на развитие всесторонних отношений с Индией. Со стороны которой этот курс встретил полное понимание. Особенно после того, как в 2014 г. к власти в Нью-Дели вместо Индийского национального конгресса пришла Бхаратия джаната парти во главе с бессменным с тех пор премьер-министром Нарендрой Моди. С этого времени (то есть с 2014 г.) Япония становится постоянной участницей всех последующих учений “Малабар”.

Со второй половины прошлого десятилетия постепенное обострение противостояния двух главных мировых держав не могло не отразиться на отношениях между КНР и Австралией. Консерваторы, сменившие ещё в 2013 г. у рычагов власти в Канберре лейбористов, последовали за “старшим братом” в отношениях с Пекином. Дело дошло до присоединения тогдашнего австралийского премьер-министра С. Моррисона к требованию госсекретаря США М. Помпео о выплате Пекином компенсации за “распространение китайской заразы”, то есть “Ковид-19”.

В это же время из (казалось бы) небытия всплыла конфигурация Quad. В связи с чем с 2020 г. учения “Малабар” приняли формат 2007 г., то есть к ним вновь присоединилась Австралия. Как представляется, окончательно, несмотря на то, что пришедшее в мае с. г. новое руководство этой страны (“почти” формата 2008-2013 гг.) заявило о намерении улучшить отношения с КНР. При этом продолжается курс на всестороннее сближение с той же Японией, что вызывает понятную реакцию в Пекине.

Вполне можно было бы ожидать, что, в рамках общей стратегии вынесения зоны ответственности НАТО за (и без того достаточно неопределённые) рубежи Евро-Атлантики, а также всё более частого объединения в единое целое проблематики обеспечения безопасности в данном регионе и в ИТР, в учениях “Малабар” начнут принимать участие и корабли ВМС некоторых из ведущих европейских стран.

Собственно, некие намёки на подобное уже наблюдалось. Например, в апреле 2021 г. наряду с очередными учениями в Бенгальском заливе стран-участниц Quad здесь же прошли трёхдневные учения Le Perouse группы французских кораблей. Спустя полтора месяц через Индийский океан в сторону Японии и обратно проследовала группа британских кораблей во главе с новейшим авианосцем Queen Elizabeth.

При том, что вызывающие акции по отношению к Пекину со стороны обеих стран носят не только военный характер, совсем недавно Лондон решил надавить на самый болезненный мозоль Пекина, послав на Тайвань заместителя министра по международной торговле Г. Хэндса. Где он “с благодарностью” был принят президентом Цай Инвэнь. На фотографию состоявшейся встречи стоит посмотреть.

Это на фоне немеряного числа внутренних проблем. Только что назначенный на должность премьер-министра Соединённого Королевства Риши Сунак, никак не может завершить формирование нового правительства, сопровождающееся непрерывными скандалами. Из них едва ли не самым неприятным стало заявление об отставке министра обороны Б. Уоллеса, последовавшее после просочившихся в прессу, якобы исходивших от него, угроз “перерезать глотку” какому-то (видимо, нерадивому) подчинённому. С другой стороны — что взять с бывшего командира роты шотландских стрелков…

Но в стартовавших 8 ноября с. г. в японском порту Йокосука очередных учениях “Малабар”, которые проходят в конфигурации Quad, ни Франция, ни СК не участвуют. И, пожалуй, именно это в первую очередь обращает на себя внимание в нынешних учениях “Малабар”. Не приняли боевые корабли обеих этих европейских держав участия и в проходившем в течение предшествовавшей недели (в акватории того же портового комплекса Йокосука) “Международном смотре флота” (International Fleet Review), организованном Японией по случаю 70-летия основания собственных ВМС.

Участвовавший же в работе 18-го “Западнотихоокеанского военно-морского симпозиума” (Western Pacific Naval Symposium), прошедшего в той же Йокосуке, начальник штаба ВМС Франции адмирал Пьер Вандье, поясняя факт отсутствия находящихся в его ведении боевых кораблей на столь значимом мероприятии важнейшего азиатского (почти) союзника, сослался на ряд довольно случайных обстоятельств.

Согласно официальным пояснениям, разразившийся в западной части Тихого океана циклон помешал добраться до Йокосуки и кораблю ВМС СК, “застрявшему” где-то на Филиппинах. Боевые суда таких известных морских держав, как Бруней и Сингапур смогли преодолеть эту напасть, а, вот, британский — никак.

Возможно, действительно, фактическое отсутствие ведущих европейцев на знаковом для (всё ещё подающего признаки жизни) “коллективного Запада” мероприятии в Йокосуке оказалось следствием стечения случайных обстоятельств. Тем более, что тремя неделями ранее тот же П. Вандье в обширном интервью авторитетному изданию DefenseNews подчёркивал “решающее значение для защиты суверенитета” фактора готовности его ведомства к действиям “глобальных” масштабов.

Однако, в последующем выступлении президента Э. Макрона (спровоцировавшего не малый медийный шум) на тему готовящейся новой оборонной стратегии Франции, видится очевидный сдвиг фокуса внимания (будущих) вооружённых сил страны с “экспедиционных миссий” на “конфликты высокой интенсивности”. С прозрачным обозначением Европы в качестве региона их возникновения. Было также нечто сказано о предстоящем франко-британском саммите на ту же обобщённую тему обороны и безопасности. При этом ничего не говорилось об участии в этом мероприятии Германии, канцлер которой, кстати, совсем недавно посетил Пекин.

Не могло также не обратить на себя внимание воинственное заявление Ж. Борреля, отвечающего в ЕС за внешнюю политику (то есть “непрофильного” в данном случае европейского политика), которое прозвучало одновременно с выступлением Э. Макрона.

Что-то в Европе в очередной раз “запахло палёным”. Провокация конфликта на Украине – это “проба пера”?

Начали мы отслеживать историю проведения неких международных военно-морских учений в Индо-Тихоокеанском регионе, а вышли, в конце концов, на (всё более настораживающую) ситуацию в Европе. То есть оказались на другой стороне глобуса.

И, ведь, совсем не искусственным образом. Всё получилось как-то само собой.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”


×
Выберие дайджест для скачивания:
×