09.11.2022 Автор: Владимир Одинцов

Почему Катар борется с Европой за газовую и рыночную справедливость?

Развязанные Соединенными Штатами энергетическая война с Россией, а вслед за ней и газовый терроризм по диверсионному подрыву российских газопроводов в Европу «Северный поток -1,2», вызывают откровенное непризнание такой авантюрной политики со стороны международной общественности.

Не только жители Европы, ставшие в результате таких действий заложниками США, уже осознали, что тем самым Вашингтон пытается, с использованием санкций и противоправных акций, своей ковбойской политикой просто перехватить у России европейский газовый рынок и создать на нем свои правила и инструменты влияния. Обрекая тем самым жителей ЕС, европейскую экономику на крах, ущемление национальных прав свободного рынка.

Очередным этапом такой политики Вашингтона стало продавливание им через своих подручных еврочиновников в лице Урсулы фон дер Ляйен, Жозепа Борреля, Шарля Мишеля новых торгово-экономических авантюр в отношении России, путем введения так называемого «потолка цен на газ и нефть», по которым европейцев склоняют в дальнейшем покупать российские энергоносители. При этом США пытаются заставить Европу перейти от рыночной экономики к откровенному торговому диктату, начав этот процесс со сферы энергоносителей. Пытаясь тем самым повторить  Бретон-Вудскую авантюру 1944 года, но теперь уже по привязке всего мира не только к американскому доллару, но и к введению американского диктата на сферу поставок и продаж энергоносителей по  определяемому Вашингтоном и отдельными его ближайшими союзниками «потолку цен» на нефть и газ. Причем, сначала в отношении таких поставок Россией, а затем и других государств-производителей нефти и газа из Персидского залива, Латинской Америки.

С учетом указанных «телодвижений» коллективного Запада, свое резко отрицательно отношение к таким попыткам изменить мировые торгово-экономические рыночные отношения уже высказала не только Россия, но и другие крупнейшие производители энергоносителей.

В частности, на фоне испытываемого из-за провокационной политики США энергетического кризиса в Европе и устремлений многих европейских государств в срочном порядке найти замену весьма необходимого европейской экономике российского газа в Катаре, этот эмират отчетливо понял, к каким отрицательным последствиям может привести диктат Запада с «потолком цен» в мировой торговле. В указанных условиях министр энергетики Катара Саада Аль-Кааби в своих интервью ряду СМИ, в том числе и телеканалу Bloomberg в начале ноября, популярно объяснил европейцам, к чему приведет такая политика. Он подчеркнул, что подобное вмешательство в рыночные отношения нарушает правила конкуренции, а также создает неопределенность с объемами добычи газа. Ведь ни одно государство не может добывать энергоносителей столько, сколько хочет тот или иной политик во Франции, Германии, США в тот или иной отрезок времени. Добыча энергоносителей — это сложный технологический процесс, планируемый на годы вперед. И если Европа хочет газ, то она должна заключать долгосрочные контракты, а также платить чуточку больше, нежели Азия – таковы условия рынка. Если же Европа захочет ввести «потолок цен», то газа для нее может и не быть вовсе, прежние контракты будут пересмотрены, а газ уйдет другим покупателям.

Хотя катарский министр и указал, что действующие контракты дают эмирату право предпринимать такие действия, тем не менее Катар пообещал пока не перенаправлять поставки газа из европейских стран, четко подчеркнув свою значимость для ЕС в нынешних условиях,  «Мы имеем право делать с нашими объемами все, что захотим», — указал Аль-Кааби. Он также отметил, что столь грубое вмешательство в рыночные отношения противоречит правилам добросовестной конкуренции и ставит инвестиции в нефтегазовую отрасль под угрозу. При этом он указал на роль конкурирующих импортеров, которые в предлагаемом Западом варианте способны перехватить поставки, предназначающиеся для Европы по потолочной цене, и перепродать иным потребителям. И такие случаи хорошо известны, когда покупатели в Азии (например, Китай) уже перепродают, используя нынешнюю разницу в ценах, европейским потребителям часть своего СПГ, получая при этом прибыль.

Попытка ввести «потолок цен» на энергоносители непонятна не только Катару, особенно в силу уже наличия многолетних подписанных давно контрактов по совершенно другим условиям. В случае же, если кто-то захочет изменить цену или ценообразование в одностороннем порядке, то «Газпром» и другие поставщики энергоносителей могут просто прекратить их поставки на европейский рынок.

Резко выступая против идеи Запада ввести потолок цен на газ, Катар не боится потерять европейский газовый рынок, если Европа допустит обсуждаемое ею откровенное нарушение конкуренции. Уверенность действиям Катара придает и последний доклад МВФ, предупреждающий Европу о риске столкнуться с рекордными ценами на газ и электричество в 2023 году, даже если она выдержит ближайшую зиму. В любом случае, весной Европе предстоит восполнить запасы газа в своих хранилищах, а при ограниченных поставках из России это неизбежно приведет к возвращению рынка к рекордно высоким ценам на газ. Ведь хорошо известно, что к середине сентября поставки российского газа в Европу уже упали в годовом выражении на 80%, причем они остановлены полностью в Болгарию, Данию, Финляндию, Германию, Литву, Нидерланды, Польшу. Подорожание энергоносителей только в последние месяцы увеличило стоимость жизни в Европе не менее, чем на 7% и этот рост будет продолжаться. А вслед за ним и готовность европейских государств идти на любые уступки поставщикам СПГ, чтобы окончательно не обрушить европейскую экономику и не допустить роста социальных волнений на континенте.

В этих условиях Катар осознает, что рынок СПГ в ближайшей перспективе будет рынком продавца, который сможет диктовать свои условия. И такая ситуация продлится по меньшей мере предстоящие три-пять лет, пока Европа вместо приема трубопроводного российского газа сможет перестроиться на поставки и регазификацию  СПГ, построит для этого новые хранилища и производственные мощности, которых сегодня в Европе явно недостаточно. Поэтому Катар открыто позволяет себе выдвигать сегодня максимально выгодные для себя условия, требуя, в частности, перехода к долгосрочным контрактам.

Однако вряд ли имеет смысла говорить о том, что такая позиция Катара обусловлена ростом его симпатий к России в последнее время. Скорее всего, он, в силу своей привязанности к США не только самыми крупными американскими военными базами у себя, продолжает игру Вашингтона по противодействию Евросоюзу. Ведь, в конечном счете, Белый дом, изгоняя Россию с европейского рынка энергоносителей, должен же иметь в своих руках собственные дополнительные рычаги управления Европой и ее энергобезопасностью. И Катар в этом плане может стать сегодня и в будущем прекрасным «запасным инструментом» Вашингтона.

 Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×