casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler
05.11.2022 Автор: Константин Асмолов

Кольцо вокруг Ли Чжэ Мёна сжимается

В предыдущем материале «К чему ближе Ли Чжэ Мён – тюрьме или политическому лидерству?» мы писали про уголовные дела, касающиеся лидера демократической партии Кореи Ли Чжэ Мёна. Но к старым добавляются новые и похоже, что земля под ногами Ли начинает если не гореть, то дымиться.

19 октября  2022 г. по требованию Центральной окружной прокуратуры Сеула задержан заместитель директора Института демократических исследований Ким Ён, который считается одним из ближайших помощников Ли Чжэ Мёна. В его доме проведён обыск.  Ким Ёну инкриминируется получение, в нарушение Закона о политических фондах, взяток в ходе реализации проекта застройки района Тэчжан-тон города Соннам в бытность Ли его мэром.  Ким  подозревается в получении «откатов» от Ю Дон Гю, бывшего исполняющего обязанности президента Seongnam Development Corp.,  и одного из важных фигурантов «Соннамгейта».

Считается, что расследование  набрало обороты после того, как Ю Дон Гю заявил  сообщил прокурорам, что в феврале 2021 года Ким  Ён потребовал у него 2 миллиарда вон (1,39 миллиона долларов) на предвыборную кампанию Ли.

В тот же день 19 октября  2022 г. прокуратура   попыталась провести обыск в штаб-квартире Демократической партии «Тобуро», где расположен Институт демократических исследований, который возглавляет арестованный Ким. Важная деталь: вместо того, чтобы задержать людей, которые блокировали обыск, генеральный прокурор Ли Вон Сок попросил депутатов  о сотрудничестве, напомнив, что даже во времена бывшей администрации Пак Кын Хе следователи смогли провести обыск в президентском офисе.

21 октября прокуратура запросила ордер на арест Ким Ёна, а  Ли Чжэ Мён  предложил назначить специального прокурора для расследования коррупционного скандала, в причастности к которому подозревают  его близкого соратника.

Администрация президента отказалась от комментариев, в то время как «Сила народа» отклонила запрос, заявив, что Ли пытается потянуть время.

22 октября суд  выдал ордер на арест  Ким Ена по обвинению в нарушении Закона о политических фондах, что широко интерпретируется как признак того, что расследование приближается к Ли. В ордере на арест указывалась роль Кима как «управляющего средствами предвыборной кампании и связанными с ней организациями«.

В тот же день 22 октября  в центре Сеула одновременно прошли массовые митинги, организованные представителями консервативных и демократических НГО: консерваторы в количестве около 32 тыс. человек (оценка правоохранителей) требовали «немедленно арестовать» Ли Чжэ Мёна и  Мун Чжэ Ина. Демократические активисты, которых по данным полиции собралось порядка 16 тыс. человек, а по их собственному мнению 200 тыс.,  выступили за отставку Юн Сок Ёля .

Утром 24 октября прокуратура снова нагрянула в Институт демократических исследований с обысками и выемками. 26 сентября прокуратура предъявила Ю  Дон Гю обвинение  в связи с коррупцией при застройке города Вирье.

Ожидается, что прокуратура расширит расследование, чтобы определить, использовались ли какие-либо незаконные политические средства при выдвижении Ли в 2014 году на пост мэра Соннама или на любых других выборах.

Параллельно следствие «достает» иных лиц, приближенных к Ли. 19 октября  2022 г. прокуратура предъявила обвинение  и поместила под стражу Ли Чжон Гын — бывшую заместительницу генерального секретаря Демократической партии, по обвинению в том, что в период 2019-2021 годов она взяла  940 миллионов вон у бизнесмена по фамилии Пак в обмен на обещания лоббирования.

Продолжается и расследование контрабанды валюты, к которой якобы была причастна компания по производству нижнего белья Ssang bang wool: якобы в 2019 году примерно 60 сотрудников фирмы летали в Китай чтобы нелегально провезти  в книгах, косметичках или других личных вещах долларовые купюры на сумму в десятки или тысячи миллионов вон.

Следствие  подозревает, что на самом деле валюта уходила   в Северную Корею, ибо   как раз в то время Ssang bang wool продвигала бизнес-проекты с Северной Кореей, а  бывший председатель и фактический владелец  фирмы Ким Сон Тхэ встречался  с официальными лицами Северокорейского Азиатско-Тихоокеанского комитета мира и Северокорейской федерации национального экономического сотрудничества. Вполне вероятно, что бывший председатель Ким знал конечный пункт назначения контрабандных денег, однако в мае 2022 г.  он бежал за границу.

Следствие подбирается к иному доверенному лицу Ли —  Чон Чжин Сану в связи с утверждениями о том, что, когда  Ли был мэром Соннама, он  получал незаконные пожертвования  через городской футбольный клуб Seongnam FC.

Наконец, полиция передала в прокуратуру Сувона материалы расследования в отношении сына Ли Чжэ Мёна Ли Дон Хо, который подозревается в участии в незаконных онлайн азартных играх через зарубежные веб-сайты в период 2019-2021 гг. , и обвиняется в публикации унижающих достоинство женщин высказываний и комментариев, которые приравнены к сексуальным домогательствам.

В итоге противостояние консерваторов и демократов вышло на новый уровень. Консерваторы заявляют, что демпартия перестала осуществлять политическую деятельность, открыто пошла против закона и стала  защищать интересы преступников.

Демократы же обвиняют власть в том, что та впервые в истории Южной Кореи (скорее, со времени Шестой республики) так открыто и последовательно давит оппозицию, требуя, чтобы прокуратура прекратила свои попытки провести обыск в штаб-квартире партии , а генеральный прокурор Ли Вон Сок ушел в отставку.

На этом фоне Демократическая партия  бойкотировала ряд заседаний Национального собрания по проверке прокуратуры и правительственных министерств, а  25 октября  бойкотировала программную речь президента Юн Сок Ёля в Национальном собрании.  Лидеры  демпартии  также воздержались от встречи, которую Юн провел со спикером Национального собрания и другими ключевыми фигурами перед выступлением и вместо этого провели молчаливый протест по прибытии Юна в Национальное собрание.

Хотя в прошлом бывали случаи, когда оппозиционные законодатели не присутствовали на программной речи премьер-министра, произнесенной от имени президента, это первый случай, когда законодатели отказались присутствовать на программной речи, произнесенной лично президентом.

Ли Чжэ Мён же заявил о намерении  бороться до конца в случае продолжения попыток властей и правящей партии «уничтожить оппозицию». По его словам, в стране «политика исчезла, осталось только насильственное господство».

Помимо дежурных заявлений о том, что его преследование — суть политическая месть, Ли, как уже было сказано выше, надеется на то, что его дело будет расследовать «демократический спецпрокурор». Кроме того, в версии Ли, к «Соннамгейту» причастен и Юн Сок Ёль,  так как сестра Ким Ман Бэ,  одной из ключевых фигур скандала, приобрела дом у отца президента, а в 2011 году, когда Юн был прокурором, он не расследовал должным образом незаконный кредит Пусанского сберегательного банка застройщикам Тэджан-дон,

Но такая позиция имеет ряд слабостей. Во-первых, если Ли действительно невиновен, у него нет причин избегать расследования и демонстративно отказываться от сотрудничества со следствием.

Во-вторых, обычно специальный прокурор назначается, когда обвинение медлит с проведением деликатных расследований или не расследует дело должным образом. Но на этот раз обвинение только начало расследование подозрительного финансирования предвыборной кампании Ли, и требовать специального прокурора нет смысла.

В-третьих, попытки «перевести стрелки» на Юна слишком надуманы.

В результате ропот возник и внутри демпартии – лодку качают сторонники Мун Чжэ Ина, а также те, кто просто считал, что гонка Ли Чжэ Мёна за депутатской неприкосновенностью для партии  хорошим не кончится.  Так, 20 октября депутат  Соль Хун  сказал, что  еще в августе он рекомендовал Ли не баллотироваться на пост председателя партии, так как «мы должны предотвратить распространение индивидуальных рисков на всю партию». Кроме того,  Соль заявил, что в невиновность Ким Ёна  он  полностью не верит, и необходимо следить за развитием ситуации.

Пока, однако, это ропот отдельных лиц, — большинство демократов понимают, что они в одной лодке, ибо следствие подбирается не только к Ли, но и к Муну. Именно поэтому автор ожидает, что действие будет рождать противодействие – всеми способами вплоть до попытки импичмента  Юн Сок Еля в наступающем 2023 г.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×
casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler