casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler
29.10.2022 Автор: Константин Асмолов

Стрельба в Желтом море

24 октября  2022 г.  военные Северной и Южной Кореи заявили, что они произвели предупредительные выстрелы по северокорейскому кораблю, который вторгся в Северную разделительную линию (СРЛ) в Желтом море, фактическую морскую границу.

По данным Объединенного комитета начальников штабов РК, северокорейское торговое судно «Мупхо» пересекло   СРЛ  в 27 км к северо-западу от прифронтового острова Пэннёндо в 3:42 утра и развернулось   на север после того, как ВМС Южной Кореи выпустили предупредительные сообщения и произвели предупредительные выстрелы. Спустя около двух часов с 5:14 утра северокорейские вооружённые силы произвели 10 выстрелов из реактивных систем залпового огня (РСЗО) по морским буферным зонам в Жёлтом море.  Кроме того,  несколько южнокорейских военно-морских судов, включая фрегат, были развернуты вблизи этого района, но они не пересекали СРЛ.

В свою очередь,  северокорейские военные заявили, что в 3:50 утра «было вражеское действие»:  Конвойный корабль при 2-м флоте южнокорейских марионеточных военно-морских войск под предлогом контроля над неясным судном вторгнулся в морскую военно-демаркационную линию нашей армии на 2.5 – 5 километров и «повергнул предупредительным обстрелам». В ответ «Генштаб КНА приказал береговым оборонительным частям западного фронта полностью повысить готовность к надзору и реагированию», и в 5 часов 15 минут для решительного вытеснения корабля-противника северяне произвели 10 предупредительных выстрелов из реактивного орудия. В заключение Генштаб КНА еще раз строго предупредил противника, «который в последние дни совершает не только провокационные действия с помощью громкоговорителя и артобстрелы на надземном фронте, но и морское вторжение».

Сеул расценил действия Пхеньяна как провокацию и нарушение межкорейского соглашения о снижении военной напряжённости от 19 сентября 2018 года. «Действия Пхеньяна дестабилизируют ситуацию не только на Корейском полуострове, но и в регионе»,- говорится в заявлении ОКНШ РК. Военные Юга добавили, что больше не используют громкоговорители вдоль границы (хотя северяне, скорее всего, имели в виду то, что южане назвали «предупредительными сообщениями»).

 АП РК также  заявила, что «продолжающиеся провокации и заявления Северной Кореи, которые пытаются выставить нас неправыми, наносят ущерб миру и стабильности не только на Корейском полуострове, но и в международном сообществе… Чем больше Северная Корея усиливает свои угрозы, тем глубже изоляция северокорейского правительства и тем более обнищавшим будет становиться северокорейский народ».

Что по этому поводу может отметить автор?

Во-первых, это даже не перестрелка – заявления, как Севера, так и Юга,  сводятся к «неприятельское судно пыталось перейти границу, но мы отогнали его предупредительными выстрелами». Не было ни огня на поражение, ни ответного огня. 10 выстрелов из РСЗО —  не так много по сравнению с 1000+ артиллерийских снарядов, которые КНДР отстреляла с 14 по 19 октября 2022 г.

Конечно, факт неприятный, но в сравнении с иными инцидентами более проходящий по разряду «рабочих проблем» — особенно на фоне учений «Хогук», которые в КНДР воспринимают как репетиция вторжения.

Во-вторых, СРЛ – это постоянное место подобных инцидентов, так как спорная морская граница не признается Севером, утверждающим, что после Корейской войны 1950-53 годов она была проведена в одностороннем порядке командованием ООН под руководством США.  Пхеньян требует передвинуть границу южнее, и в   1999, 2002 и 2009 годах  две Кореи вели там куда более кровопролитные сражения пограничных судов, в которых удача сопутствовала то одной, то другой стороне.

На фоне Олимпийского потепления 2018гг., чтобы предотвратить инциденты, две Кореи достигли соглашения о создании морской буферной зоны протяженностью около 80 километров в Японском море и 135 километров в  Желтом море. Но этот пункт – часть межкорейского соглашения о сотрудничестве в военной сфере, которое грозятся отменить. Если это случится, подобные случаи будут чаще.

В-третьих, даже интенсификация таких случаев не означает роста напряженности на стратегическом уровне. Хотя каждая из сторон называет свои действия самозащитой, а чужие – провокациями, на серьезный конфликт не готовы  идти ни Сеул, ни Пхеньян. Иное дело, что стороны вполне готовы поднять уровень  напряженности до условного 2014 г., когда Север и Юг обменивались агрессивной риторикой и бряцали оружием, но при этом не переходили грань.

Опасаться в таких ситуациях всегда стоит иного – иррационального фактора. Ситуация, когда обе стороны на нервах, ждут провокации и имеют инструкции «сначала стрелять, потом разбираться», влечет за собой вероятность ситуации, когда  инцидент может вызвать «непонятное шуршание в кустах». В последующей пальбе по предполагаемому диверсанту каждая сторона обвинит другую, и спираль эскалации выйдет из-под контроля.

В-четвертых, учитывая, где РК проводит учения, у автора складывается ощущение, что Сеул сознательно предлагает «повысить градус». Несмотря на некоторые инициативы, стоящие отдельного материала, Юн Сок Ёль, похоже, понимает, что его администрация вряд ли сможет установить диалог с Пхеньяном.

На то есть ряд причин.  Во-первых, Юн активно и много критиковал политику Муна за неоправданные уступки, и логика фракционной борьбы не позволит ее повторять. Во-вторых, даже Олимпийское потепление хорошо показало максимальную верхнюю планку сотрудничества, дальше которой начинается то, что стороны считают неоправданными уступками (а Юн как прагматик, решительно против этого). В-третьих, дилемма безопасности действительно требует от прагматика искать способы защиты от ракетно-ядерного потенциала КНДР, в том числе и за счет нормализации THAAD.  В-четвертых, так как кроме максимальной планки видна и минимальная, межкорейское направление можно принести в жертву ради большей свободы рук на китайском и российском. Ссора с Московй или Пекином может иметь неприятные политические и экономические последствия, а с Севером и так, ни войны ни мира.

Получится ли у Юна «перетерпеть» — покажет время, потому что «на подлете» целая серия мероприятий Юга, способных стать поводом для северокорейских ответов.

С  24 по 27 октября в рамках полевых учений «Хогук» пройдут военно-морские учения  с привлечением сухопутных и военно-воздушных сил, морской полиции, а также вооружённых сил США.  ВМС РК привлекли к манёврам около 20 кораблей, включая фрегаты и эсминцы, оснащённые многоцелевой системой слежения и наведения AEGIS, а также морские патрульные самолёты и вертолёты. Сухопутные войска задействуют вертолёты Apache, а ВВС — истребители F-15K и KF-16. С американской стороны в учениях принимают участие вертолёты Apache и штурмовики A-10. Все действия отрабатываются в условиях, максимально приближённых к боевым, и – тадам!!! – это будут  действия по выявлению и уничтожению сил противника в районе северо-западных островов  в Жёлтом море. Как раз там, где случился инцидент.

Затем,  с  31 октября Южная Корея и США планируют провести крупномасштабные пятидневные воздушные учения, ранее известные как Vigilant Ace, в которых примут участие около 250 самолетов, включая стелс-истребители  F-35A и F-35B. Ожидается также, что «для сдерживания воинственности Северной Кореи»  в рамках запланированных совместных учений с ВВС Южной Кореи над Корейским полуостровом пролетят самолеты ВВС США B-1B Lancer.

B-1B — один из трех стратегических бомбардировщиков ВВС США, способных нести ЯО, наряду с B-2 Spirit и B-52 Stratofortress, и он часто совершал полеты над Корейским полуостровом, когда «Северная Корея нагнетала напряженность».

На то же время («примерно на неделе 31 октября») назначила новую дату ядерного испытания КНДР. Так, президент базирующегося в США проекта Rogue States Project Гарри Казианис подчеркивает: «Северная Корея может провести ядерное испытание в любой день ― особенно сейчас … Я предполагаю, что Ким хотел бы установить небольшую дистанцию между крупными политическими событиями в Китае и ядерным испытанием, поэтому имело бы смысл нажать на курок ближе к промежуточным выборам в США».

 Так что нас вполне может ждать период «контролируемой напряженности» с возвращающимися раз в 4-6 месяцев заголовками «Корейский полуостров на грани войны».

 Оттого экспертам нужно будет  не сваливаться ни в излишний алармизм, ни в излишнее спокойствие — «пошумят и перестанут».  Кролик, о котором автор писал еще шесть лет назад, продолжает сидеть в тех же кустах.

 Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×
casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler