casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler
27.10.2022 Автор: Владимир Терехов

Внутренняя турбулентность в Пакистане провоцирует вопрос о надёжности хранения его ядерного арсенала

Стремительно развивающаяся ситуация вокруг Пакистана не позволяет переключить внимание на события в других не менее важных зонах Индо-Тихоокеанского региона. Напомним, что речь идёт о стране с весьма разношёрстным (главным образом в этническом плане) населением общей численностью порядка в 220 миллионов человек, обладающей неким арсеналом ядерного оружия, относительно состава которого существуют лишь более или менее правдоподобные оценки.

Единственное, что не вызывает сомнений, заключается в его наличии у Пакистана. И именно это побудило президента США Джо Байдена с немалой озабоченностью обратить внимание на сам факт возрастающей внутриполитической турбулентности в указанной стране. Что негативно было воспринято объектом подобного рода к себе внимания, поскольку рассматривается в качестве вмешательства в дела суверенной страны.

Итак, 13 октября с. г., в ходе некоторого мероприятия в рамках идущей сейчас в США предвыборной кампании, Дж. Байден назвал Пакистан “одной из самых опасных стран мира”, поскольку его ядерное оружие хранится в условиях “отсутствия внутренней сплочённости”. Через день последовало очередное подтверждение существенной обоснованности подобного резкого высказывания, когда в пакистанской провинции “Белуджистан” был убит боевиками одного из сепаратистских движений некий бывший местный судья. Сам этот акт был осуществлён в мечети наверняка единоверцами с погибшим во время свершения последним молитвы. Что само по себе в немалой мере характеризует уровень конфликтности (слово “сплочённость” представляется в данном случае просто неуместным) в ряде регионов страны.

Но, повторим, официальная реакция Исламабада на упомянутую “внешнюю” констатацию более или менее очевидной ситуации внутри страны была ожидаемо негативной. На следующий день после обнародования данной реплики Дж. Байдена, на беседу в МИД Пакистана был вызван посол США. 15 октября премьер-министр Шахбаз Шариф в свой записи в соцсети пояснил, что его страна “очень ответственно относится к условиям хранения ядерных активов”. Сами же эти условия, по его словам, полностью соответствуют требованиям МАГАТЭ.

К попыткам предотвратить развитие вдруг возникшей неловкой ситуации в двусторонних отношениях подключился государственный департамент США. 17 октября заместитель пресс-секретаря госдепартамента Ведант Патель (публично дебютировавший в этой должности 33-летний индус по происхождению) долго, что называется, “растекался мыслью по древу” в ответ на простую и понятную просьбу одного из журналистов прокомментировать упомянутую ремарку Дж. Байдена. В конце концов, из начинающего чиновника удалось извлечь слова о том, что “США уверены в приверженности и способности Пакистана обеспечить безопасность своих ядерных активов”

Тем не менее, ещё через день к этой теме обратился начальник штаба армии (то есть сухопутных сил) Пакистана (“всесильный”) генерал Джавед Баджва. Сделано это было по случаю подведения итогов инспекции одного из армейских корпусов на предмет не только готовности к выполнению непосредственных задач, но и помощи гражданской администрации по преодолению последствий катастрофического наводнения. Помимо прочего, было выражено удовлетворение состоянием всего комплекса вопросов, которые сопровождают сам факт наличия у страны ядерного арсенала.

Не упустили в Исламабаде случая указать Вашингтону пальцем на соседнюю Индию, как более подходящий объект для выражения озабоченности темой надёжного хранения и функционирования располагаемого ракетно-ядерного арсенала. Выступая перед журналистами, министр иностранных дел Пакистана Билавал Бхутто Зардари, напомнил о случившемся полгода назад “случайном” запуске индийскими ВВС ракеты BrahMos, упавшей на территорию Пакистана. Тогда обе стороны посчитали возможным “замять” этот неприятный инцидент.

Между тем сама ситуация внутри Пакистана продолжает обостряться и в её центре по-прежнему располагается противостояние двух политических группировок. Из них одну возглавляет бывший премьер-министр и лидер партии “Движение за Справедливость” Имран Хан. Вторую – сменивший его в начале апреля на этом посту Шахбаз Шариф и стоящая за ним партийная коалиция “Пакистанское демократическое движение” с основным участником в лице партии “Пакистанская мусульманская лига (Н)”.

Поводом для очередного раунда борьбы между этими группировками послужили состоявшиеся 16 октября довыборы как в Национальное собрание, которое является нижней палатой парламента страны, так и в местный однопалатный парламент крупнейшей провинции Пенджаб. В последней проживает порядка 40% из общей численности населения Пакистана. И хотя в количественном отношении “цена вопроса” прошедших выборов выглядела весьма скромно (речь шла о 8-и из общего числа в 342 мест НС и 3-х местах из общего числа 371 парламента Пенджаба), тем не менее их итоги приобретали принципиальный характер в плане демонстрации “в чьи паруса дует ветер настроений народа”.

И ответ на этот вопрос оказался вполне определённым, а именно в пользу коалиции И. Хана. Которая получила 6 из 8-и мест в НС и 2 из 3-х мест в парламенте Пенджаба. Неудача же ДзС на выборах в НС в одном из округов столицы провинции Синд Карачи, была публично связана И. Ханом с “массовыми фальсификациями” при подсчёте голосов.

Как бы то ни было, но объявленные итоги последних выборов резко укрепляют базовую позицию бывшего премьера как в его оценке природы продолжающегося политического кризиса в стране, так и относительно способа его разрешения. Ещё весной с. г., то есть в момент очередного обострения внутриполитической ситуации, И. Хан достаточно определённо говорил (и до сих пор продолжает настаивать на том же), что в самом зарождении кризиса существенным образом присутствует аспект “внешнего” вмешательства с прозрачным намёком на Вашингтон.

Разрешение же обострившегося вопроса о власти предлагалось передать его носителю, то есть народу. В этих целях, по мнению И. Хана, необходимо было немедленно (то есть за год до календарного срока) провести очередные всеобщие выборы в парламент. Их итоги и должны были ответить на упомянутый вопрос.

Однако тогдашняя оппозиция, то есть нынешняя политическая власть, предпочла поставить на голосование в парламенте вопрос о доверии правительству И. Хана. Которое завершилось для неё успехом только за счёт голосов нескольких перебежчиков из лагеря последнего. Но итоги только что состоявшихся довыборов, повторим, существенно укрепляют всё тот же исходный тезис И. Хана о необходимости немедленного (то есть не дожидаясь того самого “календарного” срока, который приходится на лето следующего года) проведения очередных парламентских выборов.

Этот тезис займёт центральное место среди лозунгов, под которыми пройдёт уже заявленное общенациональное массовое шествие сторонников бывшего премьера. Которое может начаться в ближайшие выходные октября и в прессе уже определяется термином “длительное”. То есть его продолжительность не ограничивается организаторами временными рамками. Нечто похожее было в ходе (тоже “длительного”) марша, проведенного сторонниками И. Хана через полтора месяца после его отставки. Тогда страна едва не оказалась на грани гражданской войны.

Относительно же предстоящего марша уже сегодня звучат тревожные оценки возможного характера его развития. Что касается масштабов поддержки, которой пользуется в стране И. Хан, то её характеризуют слова главного министра той же провинции Пенджаб о готовности “выполнить любые распоряжения” первого. На недвусмысленные же “предупреждения” в адрес участников предстоящего марша, прозвучавшие со стороны нынешнего министра внутренних дел, последовало утверждение о том, что И. Хан пользуется массовой поддержкой и в других провинциях страны.

Иначе говоря, обозначенная вначале озабоченность американским президентом вопросом развития внутренней ситуацией в Пакистане, особенно в аспектах её влияния на проблематику безопасного хранения ядерного арсенала страны, родилась не на пустом месте. И в интересах всех, чтобы нынешний внутриполитический кризис не принял характер угрозы для целостности страны.

Россия, которая стремится к поддержанию нормальных отношений с любым законным правительством Пакистана, заинтересована в этом не меньше других. Кстати, нынешний министр финансов Исхак Дар заявил о готовности своей страны закупать российскую нефть и нефтепродукты (“по индийским ценам”). Хорошее свидетельство аналогичных встречных стремлений руководства Пакистана.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”


×
Выберие дайджест для скачивания:
×
casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler