casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler
18.10.2022 Автор: Константин Асмолов

Учения КНДР: Пхеньян раскрыл карты, а опасная черта на полшага ближе

Со времени публикации о визите в РК американской авианосной группы порочный круг напряженности сделал еще один или два витка.

Предыдущий дайджест мы закончили на том, что 6 октября Пхеньян запустил две баллистические ракеты малой дальности, а 8 северокорейских истребителей и 4 бомбардировщика пролетели в районе линии особого внимания на межкорейской границе.

7-8 октября в Восточном море ВМС РК и США провели совместные учения.

8 октября Северная Корея заявила, что ее ракетные испытания являются «регулярным и запланированным шагом самообороны для защиты безопасности страны и регионального мира от прямых военных угроз США, которые продолжаются уже более полувека» и что в Пхеньяне наблюдают за совместными военно-морскими учениями Сеула и Вашингтона.  8 октября КНДР провела свои крупномасштабные демонстрационные учения ВВС с боевыми стрельбами, в которых были задействованы до 150 боевых самолётов различных типов. В ответ Сеул в срочном порядке поднял в небо свои истребители F-35A, которые длительное время барражировали в воздушном пространстве РК.

9  октября   Северная Корея выпустила в сторону Японского моря две баллистические ракеты малой дальности, что вызвало реакцию в Сеуле. В РК заговорили о том, что для такого источника провокации нужен более серьёзный ответ, — от  нового витка односторонних санкций до  расторжения межкорейского соглашения о снижении военной напряженности 2018 г. Напомним, что соглашение от 19 сентября2018 года, подписанное после саммита между тогдашним президентом Мун Чжэ Ином и северокорейским лидером Ким Чен Ыном, призывает к прекращению всей враждебной военной деятельности между Кореями и включает планы по превращению демилитаризованной зоны в зону мира, разработке военных гарантий для активизации трансграничных обменов и установлению военных мер укрепления доверия. Оно призывает две Кореи прекратить враждебную деятельность друг против друга, включая военные учения вблизи межкорейской границы, создавая буферные зоны в воде и воздухе помимо ДМЗ.

4 октября в рамках парламентской инспекции министр обороны РК Ли Чжон Соп затронул необходимость пересмотра документа, отметив «нежелательность ситуации, в которой пункты соглашения соблюдает только южнокорейская сторона».  Ли заявил, что вопрос эффективности соглашения может быть рассмотрен в зависимости от степени недружественных действий Пхеньяна.

7 октября президент РК Юн Сок Ёль заявил о постепенной подготовке ответных мер на случай, если Пхеньян пойдёт на очередное ядерное испытание, но отметил, что  говорить об их содержании заранее представляется сложным.

Складывается впечатление, что Юн Сок Ёль как прагматик решил пожертвовать межкорейскими отношениями ради отношений с США. И рациональное зерно в этом есть. До войны или горячих инцидентов дело всё равно не дойдёт и это видно, т.к. те действия, которые реально раздражают Север (вроде запуска листовок), пытаются пресекать. Да, стороны будут обзываться и проводить учения, которые другая сторона будет называть «провокациями», но Юн прекрасно понимает, что это приемлемый нижний уровень отношений.  До уровня вооруженного конфликта ему опуститься не дадут, а для того, чтобы подняться выше — нет ни желания, ни возможности.

Конечно, у консерваторов есть план межкорейского урегулирования, но это перепевы лименбаковской инициативы «денуклеаризация-открытость-3000 ($ на душу населения, как предполагаемый уровень дохода, который Север достигнет благодаря южнокорейской экономической помощи после разоружения)». Однако, даже в конце двухтысячных валидность этих предложений вызывала большие сомнения. А потом случилась сначала Ливия, а затем – Крым. Поэтому, возможно, что консерваторы не могут не говорить о диалоге, но возможно были бы рады, если бы Север это отверг.

Тем временем ЦТАК до поры до времени молчало, но 10 октября в день основания Трудовой партии Север «открыл карты и выложил фотографии» и это показало то, в какой мере западные или южнокорейские аналитики делают свои выводы не по секретным источникам или снимкам, а по фотографиям из ЦТАК.

Что ж, их время пришло. Ибо, как выяснилось, все эти пуски были частью комплексных учений «по ядерной контратаке», предпринятых в ответ на визит  авианосной группы  США и иные менее значимые мероприятия. Качественые и  многочисленные фотографии продемонстрировали и летящие ракеты, и уровень пропаганды,  однако скорее мы поговорим о том, как выглядел «план учений» с точки зрения Центрального Военного Комитета ТПК.

  • 25 сентября с подводной площадки для запуска в водохранилище на северо-западе Кореи были проведены учения по запуску баллистических ракет, имитирующих ракеты с тактической ядерной боеголовкой. Цель  пуска — подтвердить порядок быстрой и безопасной эксплуатации и обращения с тактическими ядерными боеголовками во время их вывоза, перевозки и применения.
  • 28 сентября — учения по запуску баллистических ракет, имитирующих ракеты с тактической ядерной боеголовкой, нацеленные на нейтрализацию аэродромов в операционной зоне Южной Кореи.
  • 29 сентября и 1 октября прошли учения по запуску тактических баллистических ракет разных видов: « установленные мишени поражены воздушным взрыванием в сочетании с прямым точным ударом и распылительным ударом».
  • 4 октября ЦВК ТПК, «приняв решение сделать врагам более сильное и ясное предупреждение в ответ на продолжающуюся нестабильную ситуацию на Корейском полуострове, дал распоряжение о нанесении удара баллистической ракетой средней и большой дальности класса «земля-земля» нового типа по установленной цели на расстоянии 4500 км. в Тихом океане через японские острова».
  • 6 октября проведены учения по стрельбе из крупнокалиберной РСЗО (де-факто, стреляющей РМД с соответствующей скорострельностью)  и пуски  тактических ракет, имитирующие удар по главным объектам вражеского военного командования.
  • 6 и 8 октября прошли учения фронтовых дальнобойных артиллерийских подразделений и авиаотрядов ВВС КНА по нанесению огневого удара. 6 октября «работали» подразделения западного фронта: сначала авиаотряды ВВС выполнили задания по нанесению удара управляемыми бомбами средней дальности класса «воздух – земля» и крылатыми ракетами, по совершению подлетного рейда и бомбардировочного налета на цель – остров, имитирующий военную базу врагов, затем фронтовые дальнобойные артиллерийские подразделения нанесли огневой удар по очереди по цели.
  • 8 октября прошли крупномасштабные комплексные учения ВВС КНА по воздушному нападению, в которых впервые в истории одновременно задействовано более 150 разных истребителей. Учения были нацелены на оценку способности боевых летчиков в составе авиадивизий и авиаполков к нанесению удара по наземной цели и ведению воздушного боя, отработку управления полетом и повышение способности частей к ведению совместной операции. Затем прошли крупномасштабные учения дальнобойных артиллерийских подразделений восточного фронта по нанесению сосредоточенного огневого удара, имитирующему нанесение по оперативным аэродромам врагов.
  • 9 октября проведены учения по стрельбе из сверхбольшой РСЗО, имитирующие удар по главным вражеским портам.

Таким образом, мы видим очень серьёзные комплексные учения по отработке комбинированного удара,  которые «показали реальную боевую эффективность ядерных вооруженных сил Кореи, которые находятся в полной готовности для уничтожения любых объектов в любое время, в любом месте и в любом количестве».

При этом, несмотря на то, что учения позиционировались как «ядерная контратака», до собственно ядерного испытания дело не дошло.

Автор обращает внимание, что в ходе учений КНДР снова показала кое-что новое:

  • Управляемые бомбы – предположительно, речь идет о барражирующем боеприпасе собственной разработки, наличие которого ранее не отмечалось.
  • Подводная ракетная шахта, а не имитация БРПЛ – интересный прием, ослабляющий возможность превентивного удара, который озадачил военных аналитиков США. В сочетании с появлением БЖРК или мобильных пусковых установок.
  • Судя по фото, пролетевшая над Японией БРСД – не классический Хвасон-12, а либо иная ракета, либо ее модернизация.
  • Предыдущие учения были более  направлены против США, здесь же Север   имитировал нанесение ударов по южнокорейским аэропортам, военным объектам и портам, показав, что способен нанести критический удар по инфраструктуре.
  • Наконец, учения проводились так, как если бы у Севера уже было тактическое ядерное оружие, причем в достаточном количестве, чтобы размещать его на ракетах. Конечно, по словам южнокорейского аналитика Ко Мён Хёна, еще в 2016 году Север заявлял, что у него есть миниатюрные ядерные боеголовки для  ракет малой дальности.

Реакция на заявления об учениях в целом уложилась в паттерны, описанные автором ранее. 11 октября президент РК Юн Сок Ёль заявил, что Северная Корея продолжает развивать ядерное оружие, создавая тем самым угрозу всему миру, однако Пхеньян ничего от этого не выиграет. Поскольку ядерная угроза «с каждым днём становится все более серьёзной», Сеул продолжит налаживание прочной системы противодействия, основываясь на союзе с Вашингтоном и трёхстороннем сотрудничестве РК, США и Японии в сфере безопасности. Президент призвал население страны не беспокоиться по этому поводу, сосредоточившись на экономической деятельности.

10 октября представитель Госдепартамента заявил, что совместные военные учения   с Южной Кореей, не оправдывают ракетные провокации Северной.

В материалах Ёнхап тексты выходили с тегом  #NK provocation, а некоторые  СМИ Юга затянули песни о том, что «режим Кима, похоже, использует ядерную программу, чтобы укрепить свою власть и способствовать внутреннему единству на фоне экономических трудностей Севера.

По мнению бывшего заместителя генерального секретаря  МАГАТЭ Олли Хейнонена, следующее ядерное испытание КНДР будет тестом заряда малой мощности (в пределах от 1 до 20 кт) в интересах создания тактического ядерного оружия.

Более того. 11 октября в телефонном интервью агентству Ёнхап высокопоставленный представитель администрации президента РК заявил, что, помимо запусков баллистических ракет и возможного испытания ядерного оружия, есть вероятность недружественных действий со стороны Пхеньяна с применением обычных видов вооружения.

Немудрено, что разговоры продолжились о том, что в случае ядерного испытания Севера Юг должен расторгнуть соглашение 2018 г.  11 октября об этом заявил лидер правящей партии Чон Чжин Сок, человек из команды президента. Более того, Чан считает, что «если Северная Корея проведет свое седьмое ядерное испытание, следует отменить не только межкорейское военное соглашение от 19 сентября, подписанное при администрации Мун Чжэ Ина, но и Совместную декларацию 1991 года о денуклеаризации Корейского полуострова». В похожей риторике выступил глава министерства объединения Квон Ён Сэ.

Представитель МИД РК Лим Су  Сок намекнул и о  возможности введения в отношении Пхеньяна односторонних  санкций. Однако эксперты скептически относятся к  их эффективности, поскольку даже международное «почти-эмбарго» доселе не особенно ударило по способности Северной Кореи финансировать свои ракетные программы, а усиление тактики вторичного бойкота может еще больше обострить американо-китайское соперничество.

Что в итоге? Будем надеяться, что после такой впечатляющей демонстрации напряженность на время спадёт, и остаток 2022  года всё-таки пройдёт без происшествий. Но межкорейские отношения явно вступают в стадию холодной паузы, и мы возвращаемся к временам ежегодных обострений на фоне маневров. Правда, межкорейский курс Юна все равно включает некоторые «смелые и интересные идеи», стоящие отдельного рассмотрения.

 Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×
casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler