casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler
13.10.2022 Автор: Константин Асмолов

Октябрьские пуски КНДР: международная реакция

Наш предыдущий материал, посвящённый обострению октября 2022 года,  вынуждает нас поговорить о международной реакции на пуски Севера.

Первое, что хочется отметить,  —  пуски не вызвали особенного ажиотажа в России и Китае. Не было ни громких заявлений политиков, ни ажиотажного тона газет. Это понятно, потому что в России и до того выступали против ситуации, когда северокорейские ракетные пуски попадали на первую полосу только потому, что они были северокорейскими. А аналогичные южнокорейские мероприятия, в той же степени влияющие на напряженность, иногда вообще не попадают на страницы СМИ.

 Что же касается реакции «коллективного Запада», включая Японию и РК, то во многом случае она довольно предсказуема. У каждой политической силы есть свои политические клише,  определенные действия и  их высказывания автор даже называет «рутинными»: условно говоря, в ответ на пуск представитель США или РК не может не выразить озабоченность «северокорейской угрозой», отметить, что пуск нарушает резолюции СБ ООН (если речь идет о чем-то большем, чем РМД) и не призвать в связи с ней принять меры.

Начнем с реакции официальных лиц США. Президент Джо Байден решительно осудил запуск  в ходе телефонного разговора с премьер-министром Японии Фумио Кисидой, каковой тоже подверг пуск резкой критике. Также Байден направил письмо президенту РК, в котором отметил общие цели двух стран.

Советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан заявил, что  «Соединенные Штаты решительно осуждают опасное и безрассудное решение  КНДР запустить над Японией баллистическую ракету большой дальности».

5 октября госсекретарь США Энтони Блинкен призвал Северную Корею к диалогу, заявив, что ее провокационные действия приведут только к усилению осуждения и изоляции.

6 октября первый заместитель пресс-секретаря Госдепартамента Ведант Патель  заявил, что США продолжают внимательно следить за Северной Кореей и при необходимости предпримут дополнительные меры. У Соединенных Штатов есть целый ряд способов привлечь Северную Корею к ответственности за ее провокационные действия. Однако, когда его спросили, предпринимают ли США какие-либо конкретные шаги, чтобы наказать Северную Корею, Патель ушел от прямого ответа.

 Представитель министерства обороны бригадный генерал. Пэт Райдер отверг заявление Севера о том, что его ракетные пуски были спровоцированы.

Индо-Тихоокеанское командование США призвало Север воздержаться от дальнейших «незаконных и дестабилизирующих» действий.

Президент РК Юн Сок Ёль выступил с серией жестких заявлений. Еще 1 октября в День национальных вооружённых сил он выступил с торжественной речью, в которой назвал развитие Севером ядерного оружия прямым вызовом режиму нераспространения. Юн  подчеркнул, что РК намерена активизировать взаимодействие с США, проводя совместные учения в более масштабном режиме в рамках противостояния угрозам КНДР.

4 октября Юн Сок Ель предупредил, что провокация Северной Кореи явно нарушила универсальные принципы и правила ООН, и приказал дать строгий ответ, а также принять соответствующие меры в сотрудничестве с Соединенными Штатами и международным сообществом. В тот же день 6 октября Юн Сок Ель встретился с командующим Индо-Тихоокеанским командованием США адмиралом. Джоном Акилино и попросил, чтобы командование тесно сотрудничало с Южной Кореей, чтобы помочь ей эффективно реализовать усиленные расширенные меры сдерживания.

Наконец, 6 октября Юн Сок Ель и премьер-министр Японии Фумио Кисида 25 минут поговорили по телефону и решительно осудили ракетные пуски Северной Кореи «как серьезные провокационные акты, угрожающие миру и безопасности не только на Корейском полуострове, но и в Северо-Восточной Азии и в международном сообществе». Кроме того, стороны  «согласились с тем, что Южная Корея и Япония должны работать вместе, чтобы строго ответить Северной Корее» и «разделили понимание» того, что Северу необходимо послать четкий сигнал о том, что провокации имеют последствия.

 Собственно, на  своих первых переговорах один на один в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке в прошлом месяце Юн и Кисида тоже выражали озабоченность по поводу ядерной программы Северной Кореи, включая возможность седьмого ядерного испытания и недавнее принятие новой ядерной доктрины.

Важно, что разговор глав РК и Японии состоялся по запросу Токио.

Экс- президент Мун Чжэ Ин, наоборот,  призывал к миру. Подчеркнув, что две Кореи должны работать над восстановлением межкорейских отношений, основанных на «национальных интересах и мире», Мун Чжэ Ин призвал Пхеньян прекратить свои ракетные провокации и соблюдать свое обещание о введении моратория.

Выступление Муна было приурочено к 15-й годовщине Декларации от 4 октября 2007 г., в которой тогдашний президент Южной Кореи Ро Му Хен и тогдашний лидер Северной Кореи Ким Чен Ир пообещали сотрудничать в укреплении доверия и работать над экономическим сотрудничеством. Декларация последовала за саммитом двух лидеров в Пхеньяне в 2007 году, однако не была претворена в жизнь на фоне последовавшей напряженности.

В похожем ключе высказывались и структуры рангом ниже. 4 октября   состоялось экстренное заседание Совета национальной безопасности при президенте под председательством начальника управления национальной безопасности АП РК  Ким Сон Хана.  Совет  решительно осудил запуск, заявив, что это явное нарушение резолюций Совета Безопасности ООН и серьезная провокация, угрожающая миру на Корейском полуострове, в Северо-Восточной Азии и за ее пределами.

СНБ также заявил, что продолжающиеся провокации Севера нельзя игнорировать, и пообещал искать различные способы дальнейшего сдерживания Северной Кореи, в том числе путем усиления санкций совместно с США и международным сообществом.

6 октября  СНБ  снова провел совещание под председательством Ким Сон Хана, по итогам которого предупредил, что провокации Северной Кореи будут встречены еще более решительным ответом, о чем свидетельствует передислокация ударной группы авианосца США «Рональд Рейган».

Кроме того, пуски активизировали коммуникацию соответствующих ведомств.  4 октября спецпредставитель РК по вопросам мира и безопасности на Корейском полуострове Ким Гон обсудил по телефону ракетный запуск Пхеньяна со спецпредставителем США по северокорейским вопросам Соном Кимом и директором департамента Азии и Океании МИД Японии Такэхиро Фунакоси. Стороны указали, что очередной пуск является явным нарушением резолюций СБ ООН и  обратили особое внимание на то, что «в этот раз ракета пролетела через воздушное пространство Японии, что делает подобные действия угрозой не только для Корейского полуострова, но и для всего мирового сообщества».

 Одновременно   4 октября помощник госсекретаря США Уэнди Шерман провела телефонный разговор с первым заместителем главы МИД РК Чо Хён Доном и замминистра иностранных дел Японии Такэо Мори. Стороны указали, что такие действия представляют угрозу для безопасности в регионе и отметили, что запуск является нарушением ряда резолюций Совета Безопасности ООН, подтвердив важность поддержания трёхстороннего сотрудничества в противодействии подобным запускам Севера.

 Завершим обзор реакцией экспертов и СМИ. Консервативная  Korea Herald отмечает, что дверь для диалога должна быть открыта, но  «Южная Корея и США должны сосредоточиться на подготовке более существенных и эффективных ответных мер» с учетом того, что возможность введения новых санкций  СБ ООН «фактически нарушена из-за того, что Китай и Россия воспользовались своим правом вето», а «осуждение или обращение к международному сообществу мало что значат для Северной Кореи». Газета рекомендует укрепить сотрудничество с Японией в области безопасности. «Было бы также хорошо, если бы три страны возобновили свои совместные противолодочные учения через пять лет. Им также необходимо провести совместные учения по перехвату ракет».

«Корея Таймс» вышла с передовицей «Необходимы решительные действия, чтобы держать Северную Корею в узде», поелику «запуск является очевидной прелюдией к дальнейшим провокациям Пхеньяна, таким как испытательный пуск МБР и еще одно ядерное испытание».  В этом контексте « Сеулу и Вашингтону следует предпринять более активные шаги, чтобы не допустить обострения напряженной ситуации в области безопасности на полуострове. С другой стороны, они должны удвоить усилия, чтобы склонить непокорный Север к переговорам».

По мнению консервативной «Чунъан ильбо»,  «Северная Корея больше не боится совместных учений Южной Кореи и США», более того, «у Кима может возникнуть соблазн применить ядерное оружие, если президент России Владимир Путин применит его в спецоперации на Украине».

Гарри Казианис, президент аналитического центра проекта «Государства-изгои», также утверждает, что Север в настоящее время практически не сталкивается с последствиями своих «провокационных действий». По его мнению,  на фоне ситуации в Украине «Северная Корея сможет испытать все виды оружия ― гиперзвуковые ракеты, системы подводного базирования, ядерное оружие и, конечно, МБР», тогда как «Вашингтон отвлекается, в то время как Россия и Китай не желают помогать».

Брюс Клингнер, старший научный сотрудник вашингтонского аналитического центра Heritage Foundation, полагает, что «запуски ракет могут служить нескольким одновременным целям — разработке новых систем вооружения, обычной военной подготовке, осуществлению военного плана, который Ким осуществил после прихода к власти десять лет назад, сообщению о силе и решимости населению Северной Кореи и отправке сигнала Вашингтону и Сеулу».

Оба эксперта полагают, что «Пхеньян, возможно, постепенно приближается к проведению седьмого ядерного испытания, пролета МБР над Японией или демонстрации испытания МБР с несколькими боеголовками». Казианис считает, что «Северная Корея обязательно испытает ядерное оружие к середине декабря …Они знают, что у Вашингтона нет реальной возможности наказать их, поскольку на Украине бушует война, и это находится в центре внимания администрации Байдена».   Специалисты отмечают, что сейчас всё внимание США сосредоточено на ситуации на Украине, что в значительной мере развязывает Пхеньяну руки в плане «доведения до ума» новых образцов вооружений. Кроме того, с учётом текущей геополитической ситуации в мире, Китай и Россия практически наверняка заблокируют попытки ужесточения международных санкций в отношении Севера.

 Обращается внимание и на то, что действия Севера вызовут новый виток гонки вооружений. Как пишет все тот же Казианис, «режим Ким Чен Ына, безусловно, проверит все, что сможет, в течение этого уникального периода времени, побуждая Вашингтон и его союзников наращивать свой собственный военный потенциал. Это означает, что мы не только вступаем в гонку вооружений в Северо-Восточной Азии, но и подготавливаем почву для того, чтобы Япония и Южная Корея активно рассматривали возможность разработки и развертывания своего собственного ядерного оружия».

Старший международный аналитик по вопросам обороны в корпорации RAND Брюс Беннетт тоже отмечает, что угроза КНДР – главный двигатель ракетных разработок РК и не только. «Южная Корея ищет ракету большего размера, которая может доставить в Северную Корею очень большую обычную боеголовку или более обычную боеголовку на очень большую дальность». Профессор Военно-морского колледжа США Теренс Рериг дополняет: «Соединенные Штаты будут приветствовать рост военного потенциала Южной Кореи. Это укрепляет сдерживание и снимает часть веса с американской стороны альянса», так как наращивание военной мощи США может создать проблемы Южной Корее и Японии, поскольку Вашингтон будет искать места для базирования этих ракет.

В сухом остатке мы имеем следующее.

  1. США продолжают клеймить Север, однако попытка использовать ситуацию для усиления санкционного давления в очередной раз не удалась.
  2. Американские эксперты нагнетают ажиотаж вокруг возможного ядерного испытания. Некоторые из них открыто говорят о том, что КНДР демонстрирует силу на фоне российской СВО. Так косвенно из Москвы и Пхеньяна пытаются сделать союз стран изгоев.
  3. Южнокорейская реакция безусловно более резкая, чем при Муне.
  4. Северокорейская тема оказалась удобным поводом навести мосты между Сеулом и Токио. Юн и Кисида наконец нормально поговорили, обсудив общую «северокорейскую угрозу».
  5. Кроме того, и у Байдена, и у Юна, и у Кисиды северокорейская тема – способ бороться с низкими рейтингами

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×
casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler