05.10.2022 Автор: Владимир Терехов

Об активности основных игроков на полях 77-й сессии ГА ООН

740

Пожалуй, как никогда ранее, очередная 77-й сессия Генеральной Ассамблеи ООН активно используется основными мировыми игроками в ходе мероприятий, не обозначенных в повестке дня этой уважаемой организации. Которая в этом плане отнюдь не является исключением, поскольку тоже самое наблюдается во время плановых заседаний других международных конфигураций, форумов и даже некоторых весьма специфических мероприятий. Примером последнего послужили государственные похороны бывшего премьер-министра Японии Синдзо Абэ, проведенные в Токио 27 сентября. Что вполне объяснимо. Уж если, понеся определённые затраты, одновременно в одном месте собрались государственные деятели не ниже министерского уровня, то почему бы не воспользоваться появившимся случаем, что называется, с пользой для некоторого дела? То есть в “дружеской компании” продолжить обсуждение действительно значимых для её участников вопросов.

В ходе “высокой недели” (с 20 по 27 сентября) очередной Генеральной Ассамблеи ООН весьма активно вели себя на её полях подобного рода “компании”, сформированные по инициативе США. Речь идёт, прежде всего, о состоявшихся по данному случаю встречах руководителей МИД стран, входящих в конфигурации AUKUS и Quad.

Что касается первой, то у автора продолжает вызывать определённое сомнение в обоснованности её нередкого определения в качестве “военно-политического блока”, то есть достаточно серьёзной межгосударственной структуры, члены которой связываются чётко прописанными обязательствами. Между тем, единственная конкретика, на которой останавливается внимание при прочтении выдержанного в самых общих словах Совместного заявления годичной давности в связи с образованием AUKUS, сводится к выражению готовности двух старших англосаксонских братьев помочь младшему обзавестись атомными подводными лодками.

Этот последний, в лице Канберры несколько лет назад, видимо, серьёзно расстроил Лондон и Вашингтон тем, что провёл тендер на приобретение современных подводных лодок без их участия. Тогда в борьбе с японскими конкурентами победили французские корабелы. Стерпеть тот факт, что бестолковый младшенький отдал “лягушатникам” заказ на 60 миллиардов долларов, было, конечно, нельзя.

Трудно сказать, какие аргументы были использованы, чтобы объяснить недавнему премьер-министру Австралии С. Моррисону “ошибочность” данного решения его страны, но именно он сообщил год назад находящемуся в полном неведении Парижу, что упомянутая сделка с ним разрывается. И можно понять публичное ликование нынешнего руководителя МИД Франции Ж.-И. лё Дриана (в предыдущей должности министра обороны, курировавшего указанный проект на переговорах с Канберрой) по поводу поражения на недавних всеобщих выборах в Австралии партийного блока во главе с С. Моррисоном.

Между тем, новое правительство Э. Альбанезе уже через две недели после избрания заявило о готовности компенсировать французской компании Naval Groupe затраты в районе 600 миллионов долларов, понесённые к моменту разрыва контракта. После чего обе стороны заявили об исчерпании инцидента и восстановлении дружественных отношений.

AUKUS-же продолжил функционировать. Свидетельством чему стала состоявшаяся 23 сентября в Нью-Йорке на полях ГА ООН очередная министерская встреча участников. И, судя по принятому новому Совместному заявлению, та же тема строительства для Австралии АПЛ вновь оказалась центральной. Уже во втором абзаце этого документа говорится, что “за прошедшие 12 месяцев был достигнут существенный прогресс на пути приобретения Австралией АПЛ, предназначенных для оснащения конвенциональным оружием.”

Последняя ремарка имеет принципиальное значение, ибо подозрение о том, что вместе с АПЛ Австралия может получить доступ и к ядерному оружию, возникли практически сразу с объявлением о создании AUKUS. Поэтому, с привлечением авторитета МАГАТЭ, в процитированном выше документе говорится, что подобного рода подозрения безосновательны.

Но в Китае, где имеется свой исторический опыт взаимодействия с англосаксонским миром, явно не склонны доверять исходящим от него словам. Тем более, что приобретение Австралией АПЛ (“пока восьми”) потенциально может резко повысить вес этой страны в выстраиваемых Вашингтоном в Индо-Тихоокеанском регионе различных антикитайских межгосударственных комбинациях.

В Пекине вообще с понятным подозрением отнеслись к самому факту формирования AUKUS. Хотя, повторим, принципиальной новизны в оборонно-политическую ситуацию в регионе он не привнёс. Ибо сами участники данной конфигурации говорят, что уже свыше 70-и лет пребывают в “парных” военно-политических союзах.

Не меньшее подозрение в Пекине вызывает и деятельность другого продукта антикитайской внешнеполитической активности Вашингтона, каковой является конфигурация Quad, в состав которой входят, помимо тех же США и Австралии, также Индия и Япония. Оказавшиеся одновременно в Нью-Йорке министры иностранных дел этих стран не упустили возможности продемонстрировать в очередной раз жизнеспособность данной конфигурации.

Хотя заявленная участниками сфера деятельности в ещё меньшей степени позволяет определить Quad в качестве военно-политического блока, но вряд ли может вызывать сомнение антикитайское целеполагание самого факта формирования Вашингтоном указанной конфигурации. Тем более, что всё более заметное место в американской политике относительно КНР начинает приобретать намерение противодействовать активности Пекина в сфере торгово-экономической кооперации с внешним миром.

В самой мотивации создания Quad присутствует ещё один не менее (возможно и более) важный элемент, который обобщённо можно определить как “позиционирование Индии на современном этапе “Большой мировой игры”. В связи с этим в очередной раз отметим, что, несмотря на стремление Нью-Дели использовать к собственной выгоде (например, в области приобретения современных военных технологий) фактор очевидной заинтересованности США и некоторых других ведущих западных стран в развитии всесторонних отношений с Индией, руководство последней умело “держит дистанцию”. Что позволяет ему развивать взаимовыгодные отношения с Москвой (отвергая призывы присоединиться к антироссийским санкциям), поддерживать диалог с Пекином и работать вмести с ними обоими в конфигурации БРИКС. Руководитель МИД Индии С. Джайшанкар в том же Нью-Йорке принял участие в очередной министерской встрече и данной конфигурации.

Важно, однако, избежать завышенных ожиданий в процессе выстраивания отношений с Индией, руководство которой маневрирует в крайне сложной внешнеполитической среде. Источником наиболее серьёзных вызовов национальным интересам в Нью-Дели продолжают считать разного рода проблемы в отношениях с КНР и Пакистаном.

Лишь одним из проявлений озабоченности индийского руководства состоянием этих отношений оказалась скрытая критика обеих стран, прозвучавшая в выступлении того же С.Джайшанкара на 77-й Генеральной Ассамблее ООН, когда он затрагивал тему терроризма в союзной территории “Джамму и Кашмир”.

Впрочем, со стороны того же С. Джайшанкара прозвучала (тоже скрытая) критика и США. Чему непосредственным поводом послужило  ранее обсуждавшееся в НВО намерение Вашингтона предоставить помощь Пакистану в поддержании на необходимом уровне располагаемого парка американских истребителей F-16.

Так что не должен удивлять тот факт, что во время поездки премьер-министра Индии Н. Моди в Токио в связи с проведением 27 сентября траурных мероприятия по убитому 8 июля бывшему премьер-министру Японии Синдзо Абэ продолжилось обсуждение состояние дел во всё том же Quad. В конце концов, чем сформированная японским правительством в указанных целях “разовая площадка” хуже других?

Впрочем, некоторые обстоятельства, сопровождавшие проведенную на ней церемонию (уже получившую в журналистских кругах обозначение “похоронная дипломатия”) с участием многочисленных зарубежных гостей разного уровня, заслуживают отдельного комментирования.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”


×
Выберие дайджест для скачивания:
×