22.09.2022 Автор: Константин Асмолов

Юн Сок Ель: разворот к ядерной энергетике

SKR94234

Одна из сфер, где разница в стратегии старого и нового президентов видна особенно хорошо – отношение к роли ядерной энергетики.

Напомним, администрация Муна под предлогом зеленой повестки попыталась уничтожить ядерную энергетику страны, причем во многом за этим стояли не экономические соображения, а личные «хотелки» президента. При этом для того, чтобы закрыть недавно отремонтированную АЭС Вольсон-1, пришлось откровенно подделывать данные, а увлечение новомодными технологиями привело к рукотворному землетрясению в Пхохане.

Зато с 2018 по начало 2022 года правительство Муна вложило 12 трлн вон в фонд инфраструктуры электроэнергетики, собранный за счет выделения 3,7% платежей населения по счетам за электроэнергию. Все эти деньги должны были уйти на проекты по развитию ВИЭ.

К сожалению, выяснилось, что ВИЭ могут разгрузить домохозяйства, но не стать основой для роста промышленности, плюс вырабатываемая ими энергия слишком дорога. Попытка решить проблему за счет угольных электростанций обернулась новыми экологическими проблемами (смог, аналогичный пекинскому).

По итогам опроса Федерации корейской промышленности (FKI), за пять лет правления Мун Чжэ Ина конкурентоспособность индустрии упала примерно на 30-40%, и процесс восстановления займёт от 2 до 4 лет. Еще 22,6% видят падение на 20-30%. В качестве основных проблем индустрии отмечены: дефицит и отток кадров (35,7% респондентов), нехватка операционных средств (30,4%), сбои в цепочках поставок из-за банкротств фирм-партнеров (17,9%) и неспособность обеспечить технологии роста следующего поколения (12,5%). Так, за последние пять лет число студентов, обучающихся на профильных специальностях, сократилось на 22% с 2777 до 2165.

Проведение политики отказа от ядерной энергетики привело к существенному падению прибыльности из-за низкой рентабельности (54,8%), снижению уровня квалификации кадровых ресурсов вследствие оттока рабочей силы (29%), прекращению НИОКР и снижению технологического уровня (9,7%), ухудшению конкурентоспособности цепочек поставок (3,2%). В качестве мер, необходимых для восстановления отрасли, названы: быстрый ввод новых мощностей – 46,9%, улучшение лицензионно-регулирующих механизмов и норм – 28,1%, смягчение финансового бремени – 17,2%, поддержка находящихся в трудном положении компаний – 7,8%.

Но, как выяснилось, это не все, за развалом отрасли, возможно, стояли не только личные воззрения Муна, но и банальная коррупция.

19 августа прокуратура округа Тэджон направила прокуроров и следователей в Президентский архив для поиска документов, связанных с решением о досрочном закрытии реактора Вольсон-1 в 2019 году. Сообщается, что прокуратура выясняет, сыграл ли Мун какую-либо роль в связи с решением о досрочном закрытии реактора.

23 августа Бюро аудита и инспекций приняло решение провести аудит политики поэтапного отказа от ядерной энергетики. Примерно в это же время начало свое параллельное расследование Управление координации государственной политики при премьер-министре.

Обнародованные 13 сентября итоги расследований были таковы, что премьер-министр Хан Док Су якобы был потрясен утечкой налоговых расходов на солнечные батареи, а президент Юн Сок Ёль 15 сентября 2022 г. назвал их «прискорбными» и предположил необходимость юридических последствий.

Новости настолько неприятные, что Демократическая партия и подконтрольные ей СМИ пока набрали в рот воды и не ведут обычных разговоров про политически мотивированные расследования. С другой стороны, уголовные дела еще не начинались, и потому называть конкретные имена рано, хотя у части консерваторов и части следователей экс-президент Мун несет хотя бы символическую ответственность.

Обвинение считает, что под предлогом отказа от ядерной энергетики и перехода к возобновляемым источникам энергии Мун Чжэ Ин продавил проект поддержки солнечной энергетики, в рамках которого покрывал коррупцию, завышенную стоимость проектов, незаконные кредиты убыточным предприятиям и т.п. нечто похожее было с «дипломатией природных ресурсов» и иными инфраструктурными проектами Ли Мен Бака, на которых за государственный счет неплохо нажились его единоверцы по протестантскому приходу.

Другая версия более прозаична – так как правительство Муна обещало увеличить производство электроэнергии из возобновляемых источников до 20%, большие средства предоставлялись на любые проекты, включающие термин «солнечная энергия». Представители отрасли солнечной энергетики заявили, что растрата государственных средств была широко ожидаема с самого начала правления Муна, — правительство пыталось продвигать солнечную энергетику страны так быстро, как только могло, и в правительственных программах было множество лазеек, которыми пользовались коррупционеры. Как политкорректно писали СМИ, «поскольку правительство уделяло большое внимание своей политике в области возобновляемых источников энергии, похоже, что у муниципалитетов не было достаточно времени для тщательной подготовки, и в процессе их реализации были подтверждены случаи плохого исполнения в больших масштабах». В итоге, как выразился премьер-министр Хан Док Су, «деньги налогоплательщиков были потрачены впустую в бездонную яму проектов солнечной энергетики».

Чего ждать от итогов скандала? Понятно, что хотя Юн намерен вернуться к использованию АЭС, внимание к ВИЭ тоже не будет падать. СМИ отмечают, что Южной Корее «необходимо использовать возобновляемые источники энергии, чтобы помочь справиться с углубляющимся изменением климата и стремиться к достижению целей по сокращению выбросов углерода в качестве ответственного члена международного сообщества. Но предыдущая администрация не прислушивалась к критическим мнениям о возможных недостатках и рисках своей политики».

Второй аспект скандала касается Мун Чжэ Ина, которого аккуратно обкладывают со всех сторон. Коррупционные процессы против соратников, истории «рыбакиллеров» и Ли Дэ Чжуна, а теперь еще и серьезное обвинение в потворствовании нанесению ущерба стране. Не исключено, что по совокупности историй Мун окажется еще одним президентом РК, получившим тюремный срок.

Пока же 19 сентября правящая партия создала целевую группу, целью которой является раскрытие предполагаемой коррупции при расходовании государственных средств, а премьер-министр заявил, что его ведомство планирует официально запросить расследование этого дела. Разумеется, автор будет следить за развитием событий…

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×