20.09.2022 Автор: Константин Асмолов

Отношения КНР и РК после избрания Юн Сок Ёля

YOO42341

Дайджест «отношений КНР и РК эпохи Юн Сок Ёля» мы начинаем с взаимодействия в политической сфере. 10 марта 2022 г. правительство Китая поздравило избранного президента Южной Кореи Юн Сок Еля с победой на выборах и выразило надежду на дальнейшее развитие отношений между соседями. Председатель Си поздравил Юна по телефону, а официальный представитель МИД Китая Чжао Лицзянь выразил надежду, что Юн будет стремиться к развитию здоровых и стабильных двусторонних связей.

29 апреля кандидат на пост министра иностранных дел Пак Чжин подтвердил свою приверженность активизации стратегических связей с Китаем: «Я приложу усилия, чтобы лучше решать нерешенные проблемы между Южной Кореей и Китаем, осуществляя взаимные визиты лидеров двух стран и активизируя стратегическое общение на высоком уровне».

На церемонии инаугурации нового президента РК Юн Сок Ёля, состоявшейся 10 мая, Пекин представлял заместитель председателя КНР Ван Цишань, являющийся вторым китайским политиком по степени влияния.  Прежде на подобных мероприятиях участвовали представители на уровне вице-премьера, и присутствие Вана сразу вызвало ажиотаж, причем антикитайски настроенные политики усмотрели в этом давление. В ходе личной встречи Ван Цишань призвал нового президента РК приложить усилия для того, чтобы дружественные соседские отношения развивались и вышли на более высокий уровень, а также передал письмо Си с приглашением посетить КНР.

Но СМИ РК сразу же отметили, что последняя поездка главы Китая в Южную Корею состоялась в июле 2014 года. Си Цзиньпин при Муне так и не приехал в Сеул, в то время как Мун Чжэ Ин дважды посетил Китай за время своего пребывания на посту президента РК. Исходя из этого в СМИ РК отмечалось, что в этих условиях поездка Юна в КНР будет выглядеть как прибытие на поклон и нарушение принципа взаимности.

Отдельную критику вызвали предложения Вана, направленные на дальнейшее развитие двусторонних отношений. В частности, необходимость того, чтобы две страны «должным образом решали деликатные вопросы (читай, проблему THAAD)».

Тем временем в редакционной статье Global Times, «Юн, скорее всего, хорошо справится с отношениями с Китаем», отмечалось: «Уважение и важность, которые (Китай) придает Южной Корее, не изменятся с избранием нового президента. Китай проявил огромную искренность, чтобы продвинуть свои связи с Южной Кореей, чтобы они неуклонно продвигались вперед и развивали связи на более высоком уровне». Обратили внимание и на то, что переходный комитет Юна не включил дополнительное развертывание THAAD в число 110 основных задач новой администрации.

16 мая министры иностранных дел РК и Китая — Пак Чин и Ван И — провели переговоры в режиме видеоконференции. Ван И поздравил Пак Чина с назначением на пост главы МИД РК, Пак Чин в ответ заявил, что РК стремится проводить внешнюю политику, основанную на общих региональных ценностях, преследуя цель внести вклад во всеобщее процветание, мир и свободу.

2 июня 2022г. новый начальник управления национальной безопасности администрации президента РК Ким Сон Хван провел телефонный разговор со своим визави Ян Цзечи. Ким Сон Хван призвал китайскую сторону активизировать усилия по возвращению КНДР к диалогу и предотвращению возможных провокаций. Ян Цзечи согласился с опасениями по поводу нарастающей нестабильности на Корейском полуострове, заявив, что Китай сделает всё возможное для улучшения межкорейских отношений и сохранения дипломатического подхода к решению проблем. Стороны отметили заметную активизацию южнокорейско-китайского диалога на высоком уровне после начала работы администрации нового президента РК.

9 июня спецпосланник по делам корейского полуострова Лю Сяомин и его новый визави Ким Гон обсудили в телефонном разговоре ситуацию на Корейском полуострове. Ким Гон призвал Китай играть конструктивную роль в вопросе возвращения Севера за стол переговоров. Лю Сяомин выразил согласие с необходимостью диалога между двумя странами и заявил, что Китай будет работать над мирным разрешением проблем, связанных с Северной Кореей, придерживаясь позиции о необходимости денуклеаризации Корейского полуострова.

28 июня премьер-министр РК Хан Док Су заявил, что РК и Китай должны развивать отношения, уважая друг друга и соблюдая взаимные интересы и недовольство Пекина участием Юн Сок Ёля в саммите НАТО не соответствует принципу взаимного уважения.

Но уже 30 июня премьер-министр отметил, что Южная Корея будет стремиться к тесному сотрудничеству с Китаем для мирного устранения угроз, исходящих от северокорейской программы создания ядерного оружия.

2 июля министр иностранных дел РК Пак Чин повторил объяснение о том, что участие президента Юн Сок Ель в саммите НАТО не направлено против Китая. 8 июля Пак Чин и его китайский коллега Ван И договорились регулярно общаться в ходе своей первой личной встречи, состоявшейся на полях встречи министров иностранных дел G-20. Пак отметил: «Мы должны укреплять уважение и доверие, сотрудничать на равных для развития здоровых и зрелых корейско-китайских отношений на следующие 30 лет». А Ван — что Китай придает большое значение сотрудничеству с новой администрацией Кореи для улучшения китайско-корейских отношений.

9 августа в ходе визита Пака в КНР глава южнокорейского МИД уведомил своего китайского коллегу о решении Сеула принять участие в предварительном заседании полупроводникового альянса Chip 4, возглавляемого Вашингтоном, но дал понять, что данное решение принято исключительно с учётом национальных интересов и не направлено против какой-либо конкретной страны. Ван И призвал своего коллегу хорошо обдумать последствия принятого решения и согласился с тем, что Сеул и Пекин должны выстраивать стабильные цепочки поставок в духе взаимной выгоды и не вмешиваться во внутренние дела друг друга.

Стороны разошлись во мнениях относительно установки на южнокорейской территории американских комплексов противоракетной обороны THAAD. Одновременно они согласились с тем, что споры по поводу THAAD не должны мешать отношениям между Сеулом и Пекином.

17 августа Пак Чин отметил, что будущее Индо-Тихоокеанского региона невозможно обсуждать без Китая, который является для РК важным экономическим партнёром. В частности, было отмечено, что, несмотря на различия в политических системах двух стран и несовпадение национальных интересов по некоторым вопросам, РК и Китай имеют общие подходы к вопросам экономической безопасности.

24 августа в Сеуле и Пекине прошли официальные мероприятия по случаю 30-летия установления дипломатических отношений между РК и Китаем. Пак Чин и Ван И посетили их, зачитав приветственные послания президента РК Юн Сок Ёля и председателя КНР Си Цзиньпина.

15 сентября Южную Корею по приглашению спикера Национального собрания РК Ким Чжин Пхё. посетил «третье лицо» в политической иерархии КНР — председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей, член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Ли Чжаньшу.

Подведем итоги: приход консерваторов не обозначил резкой перемены курса на уровне риторики. С китайской стороны тоже подчёркивают важность партнёрских отношений и визит Ван Цишаня на инаугурацию – это важная протянутая рука.

С другой стороны, разница подходов видна и в первую очередь касается «деликатных вопросов» — на встрече глав МИД стороны довольно четко обозначили свои позиции. Китайцы намекают, что курс Сеула должен остаться прежним и его политика должна быть независимой (читай, не проамериканской). Южнокорейцы подчёркивают, что политика будет иной, неформальные договорённости времён Муна будут пересмотрены, однако «деликатные вопросы» не должны беспокоить сотрудничество в более важных сферах. Каждый шаг в сторону участия РК в проамериканских структурах, будь то визит на саммит НАТО или участие в программе «chip4», обставляется заявлениями о том, что Пекин не должен беспокоиться по данному поводу и на отношения двух стран это не повлияет.

Каждый из этих деликатных вопросов, будь то «проблема THAAD», синофобия в РК, участие в проамериканских альянсах или иные инциденты мы рассмотрим в следующих материалах из-за ограниченного размера статьи, которую мы завершим важным выводом: руководство РК более прагматично, чем консервативно, и будет стараться (насколько позволит политическая конъюнктура или требования Вашингтона), воздерживаться от антикитайских ходов.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×