19.09.2022 Автор: Владимир Терехов

О первой министерской встрече стран-участниц IPEF

IPEF342

8-9 сентября в Лос-Анджелесе прошла первая встреча министров торговли стран-участниц “Индо-Тихоокеанского экономического рамочного соглашения” (Indo-Pacific Economic Framework for Prosperity), популярная аббревиатура которого (почему-то) представлена в “урезанном” формате IPEF. О самом факте создания этого объединения президент США Джо Байден заявил 23 мая с. г. в Токио на полях очередного саммита Quad, впервые прошедшего в формате непосредственного контакта лидеров стран-участниц.

В опубликованном Белым домом тогда же (23 мая) Совместном заявлении перечислялись 13 участников (к которым вскоре присоединились Фиджи, первое из островных государств Океании), а также обозначались цели формирования IPEF и задачи, подлежащие первоочередному решению. Наряду с США, Японией, Южной Кореей и Австралией в списке данного объединения присутствуют Индия (которая, напомним, входит и в состав четырёх членов Quad), а также семь из десяти стран субрегиона Юго-Восточной Азии.

Нуждается в некоторых комментариях мотивация руководства США инициирования данного проекта, которая обусловлена главным образом успехами ключевого китайского внешнеполитического проекта Belt and Road Initiative. В Вашингтоне, наконец (после прихода к власти администрации Дж. Байдена), поняли, что в борьбе с главным геополитическим оппонентом абсолютно недостаточно только военного инструментария, который продолжает играть основную роль во внешнеполитической практике США.

По крайней мере в том же Индо-Тихоокеанском регионе роль противовеса BRI мог бы сыграть проект Trans-Pacific Partnership, у истоков которого ещё в “нулевые годы” стоял сам Вашингтон. Однако предыдущая республиканская администрация посчитала проект TPP противоречащим экономическим интересам страны и первым же актом Д. Трамп вывел США из данного объединения.

Казалось бы, после этого на TPP можно было поставить крест. Но он был буквально спасён Японией, то есть ключевым американским союзником в регионе, и подписанный в начале 2018 г. под названием Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership стал функционировать уже через год.

В США некоторое время размышляли: а не вернуться ли (теперь уже) в CPTPP? Но, видимо, имиджево-престижные соображения перевесили, и от этой идеи отказались. Тем более, что о намерении вступить в CPTPP заявили в Пекине, который уже возглавляет крупнейшее в регионе объединение Regional Comprehensive Economic Partnership. Но к этому времени в Вашингтоне, повторим, окончательно пришли к выводу о необходимости что-то противопоставить КНР из области межгосударственной экономической кооперации. Как на глобальном, так и региональном уровнях.

Уже в июне 2020 г., то есть через полгода после инаугурации Дж. Байдена на пост президента, в ходе прошедшего в британском графстве Корнуолл очередном саммите G7, был обозначен грандиозный глобальный проект под амбициозным заголовком “Строительство лучшего мира” (Build Back Better World, B3W). С помощью этого проекта Вашингтон очевидным образом собирался привнести в мировую политику то самое “нечто своё”, способное конкурировать с BRI.

Впрочем, сразу с появлением проекта B3W возник вопрос об источнике его финансирования, общий объём которого оценивался трудно вообразимой суммой в 40 трилл долл. Это на фоне уже тогда обозначившегося глобального экономического кризиса, реальные масштабы которого, однако, вряд ли прогнозировались. И хотя некая организационная суета на средне-нижнем чиновничьем уровне в связи с B3W иногда происходит, но сама эта аббревиатура практически исчезла с полос новостных агентств. Между прочим, такая же судьба постигла и другой (не менее “глобальный”) проект по переходу к “зелёной экономике”, спустя год принятый в Глазго теми ж авторами.

Тем не менее, повторим, тема необходимости “хоть что-то” противопоставить BRI никуда не исчезла и IPEF следует рассматривать в качестве урезанного до регионального уровня варианта всё того же B3W и с тем же политическим целеполаганием. Собственно, об этом, что называется, открытым текстом говорится в редакционной статье одной из ведущих японских газет Yomiuri Shimbun, в которой комментируются итоги состоявшегося в Лос-Анджелесе мероприятия. Сошлёмся хотя бы на исходный пассаж указанной статьи о том, что с помощью IPEF “должна быть сформирована рамочная конфигурация, нацеленная на конкуренцию с Китаем”.

В связи с последним вновь укажем на очевидное присутствие политической компоненты в самой мотивации создания IPEF. В фокус обостряющейся политической борьбы между обеими глобальными державами перемещается фактор возрастающей значимости позиционирования в ней Индии и стран ЮВА. И если под документом (о “базовых положениях в сфере торговли”), принятом по итогам встречи в Лос-Анджелесе, всё же стоят подписи семи (из общего количества десяти) стран-членов АСЕАН, то на отсутствие таковой от лица Индии мировые СМИ немедленно обратили внимание.

Для автора же этот последний факт стал очередным свидетельством умелого балансирования Индии в силовом поле, которое формируется прочими ведущими мировыми игроками. Напомним, что ранее Индия не вошла в упоминавшееся выше объединение RCEP, неформальным лидером которого является КНР.

То есть остаются тщетными все усилия, которые Вашингтон предпринимает в последние годы с целью “перетягивания” Индии в лагерь, враждебный по отношению в КНР (и РФ). И это является несомненным свидетельством обретения Китаем позитивного опыта в процессе “привыкания” к новой для него роли одного из ведущих мировых игроков. Когда в ходе глобальной игры приходится отделять сиюминутно-тактические элементы и выгоды от долгосрочно-стратегических. К числу первых относится, например, всё случившееся два года назад во время конфликта в высокогорном районе Ладакха, отделяющем КНР от Индии.

Наконец, проведение первой министерской встречи в формате IPEF в очередной раз обозначает две главные взаимосвязанные проблемы современного мироустройства. Первая обусловлена разделением человечества на две весьма неравные части, одна из которых, при численном меньшинстве, контролирует большинство разного рода благ.

Исправлению такого “перекоса” мешает другая проблема, связанная с разделением уже этой “успешной” части человечества. Вместо объединения располагаемых ресурсов в целях решения упомянутой главной проблемы, наблюдается усиление борьбы между различными “успешными” группировками.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”


×
Выберие дайджест для скачивания:
×