18.09.2022 Автор: Владимир Данилов

Страны Азии и НАТО активно включаются в «битву за Арктику»

USS2342

Во время холодной войны Вашингтон и Москва усердно боролись за доминирование в Арктике. Но затем эта напряжённость спала в 1990-е годы, наступил период «сближения Запада и России». Даже был создан Арктический совет, объединивший государства региона и позволивший им координировать свою политику. После этого определенное время Арктика была на вторых ролях по важности для США после Ближнего Востока и Индийско-Тихоокеанского региона.

Однако, тающие льды, открывшие новые транспортные пути, и доступ к богатейшим природным богатствам этого региона, в частности, неизведанным запасам нефти, газа, редких металлов, а также большое количество рыбы, превратили арктический регион в активную зону конкуренции и противоборства. И, помимо северных государств, США и НАТО, в «борьбу за Арктику» включились даже страны Азии, в частности, Китай, Япония, Индия, Южная Корея, увидевшие здесь помимо ресурсного потенциала, значительные для себя преимущества в использовании более короткого и дешевого транспортного торгового маршрута в Европу. Свою заинтересованность в сотрудничестве с Россией на территории Арктики проявляют и другие азиатские страны БРИКС и ШОС, демонстрируя стратегический характер этих намерений.

О стремлении Токио активизироваться в борьбе за Арктику японские СМИ пишут уже давно. В настоящее время Япония активно развивает исследования в области метеорологических наблюдений и прогнозов, защиты окружающей среды, «совершенствования» международного права в Арктике. В явной надежде, в числе не принадлежащих территориально к этому региону стран, получить неограниченный доступ к эксплуатации и использованию «арктических благ». Особенно, к перспективному маршруту, соединяющему Европу и Азию, проходящему вдоль северного побережья России, который уже используют контейнеровозы и танкеры для перевозки сжиженного природного газа (СПГ) с газовых месторождений на полуострове Ямал как в Европу, так и в Азию.

Пекин также объявил себя «околоарктической страной» и сформулировал собственную арктическую политику, обосновав свой интерес к этому региону в частности тем, что из-за таяния арктических льдов многие китайские берега может затопить и около 20 миллионов человек вынуждены будут покинуть свои дома. Согласно китайскому видению будущего, по пока еще скованным льдами просторам должен пройти «Полярный шелковый путь», для множества кораблей должна быть создана инфраструктура, правовой режим функционирования.

И, хотя, по заключениям китайских экспертов, на начальном этапе предлагается использовать Северный морской путь (СМП), однако в долгосрочной перспективе Пекин явно не намеревается мириться с российским доминированием. А посему в планах Китая имеется намерение наладить сообщение по Трансполярному морскому пути — через центр Арктики, вне экономической зоны России. Для достижения этих целей Китай активно инвестирует в строительство портов и разработку природных ресурсов. В частности, в российский проект по добыче, сжижению и поставке природного газа на Ямале, в норвежские нефтегазовые месторождения, разрабатывая при этом и собственные проекты. И в этих целях Пекин активно работает не только с Россией, но и с малыми странами арктического региона — Норвегией, Швецией, Финляндией, Данией, Исландией. Одновременно осуществляется активная научная работа (например, в норвежском Свальбарде), посылаются экспедиции, отслеживается состояние региона со спутников. Со стапелей китайских верфей уже сошел тяжелый ледокол «Сюэлун 2», строятся новые арктические корабли.

Вслед за КНР статус постоянного наблюдателя в Арктическом совете получила и Южная Корея, также начавшая строить собственный ледокольный флот и даже утвердившая программу действий по реализации Национальной арктической политики. В ней, в частности, делается акцент на экономические возможности обслуживания Северного морского пути, для чего в программу действий включена необходимость развития судостроения морских судов полярного типа, включая ледоколы, и на основе этого создать собственный ледокольный флот, стать признанным в мире экспортером судов ледового класса. По мнению властей Южной Кореи, именно такая позиция поможет стране к концу 2020-х годов повысить свой статус в Арктическом совете до полноправного члена и предоставит доступ к международным проектам научного и хозяйственного освоения Арктики. Поэтому сегодня Сеул активно ищет поддержку у неарктических государств, в частности, Китая и Японии, активно работает с каждым циркумполярным государством в отдельности.

Что же касается Индии, то она делает акцент на участии в арктических энергетических проектах. В частности, на Сахалине, в 2010 году АФК «Система» и крупнейшая нефтегазовая корпорация Индии ONGC подписали рамочные соглашения о сотрудничестве, в 2011-м индийские партнеры стали ключевыми компаньонами по разработке нефтяных месторождений в Ненецком автономном округе.

Включение в борьбу за Арктику азиатских стран уже сильно повлияло на геополитику в целом, усилило и без того активно растущую конкуренцию между США и Азией. На фоне растущей активности в Арктике и повышающегося интереса стран Азии (особенно Китая) к району Северного полюса, США и НАТО стремятся усилить свои позиции в регионе, пишет немецкая газета Der Tagesspiegel. В этих целях, в частности, США впервые назначили специального посланника по Арктике для продвижения американских интересов.

А генеральный секретарь Йенс Столтенберг прямо заявил, что НАТО должно увеличить своё присутствие в Арктике, которая имеет «огромное стратегическое значение» для Альянса. При этом Альянс намеревается создать на территории арктических регионов Канады и северных регионов Норвегии военно-морские круглогодичные базы. В этих целях в апреле 2021 года США и Норвегия уже подписали соглашение о строительстве военных баз: трех авиа- и двух военно-морских. Помимо этого у Штатов уже есть восемь баз в арктическом регионе, плюс базы союзников: у Дании (пять баз), Норвегии (пять баз), Исландии (одна база). Итого – 19. Если же Вашингтон договорится с собирающимися присоединиться к блоку Швецией и Финляндией, то он получит доступ еще к девяти. В целях усиления своих позиций в Арктике,  в 2019 году администрация Трампа изучала вопрос о возможности покупки Гренландии у Дании, а в 2020 году США решили снова открыть консульство в Гренландии.

Однако США и их союзникам, с целью «расширения присутствия» в Арктике, предстоит решить непростую задачу – создать ледокольный флот практически с нуля. Так как в данное время у США, согласно американскому изданию militarytimes.com, имеется только два действующих дизельных ледокола. Причем у одного – Polar Star уже на 10 лет превышен 30-летний срок эксплуатации, а у Healy в 2020 году сгорела электропроводка, Помимо этого, в США есть еще два ледокола, однако один из них используется университетом Аляски, а другой находится в частной собственности. Правда, недавно конгресс США дал разрешение на строительство шести ледоколов.

Китай же, для сравнения, имеет два ледокола и строит третий (атомный), в то время как у России не менее 46 ледоколов, среди которых 3 атомных, и еще строятся новые арктические корабли, в том числе ледоколы и СПГ-танкеры ледового класса.

С учетом указанного, различные эксперты сегодня отмечают, что международная военная активность в высоких широтах в последнее время заметно возрастает, происходит интернационализация военной деятельности в Арктике. И это, безусловно, является весьма тревожной тенденцией – превращение арктического региона в возможный интернациональный театр военных действий. А взятый НАТО курс по «расширению в северном направлении» Альянса с вовлечением нейтральных стран Финляндии и Швеции может еще больше осложнить ситуацию в Арктике, усилить конфронтацию в этом регионе.

Владимир Данилов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×