16.09.2022 Автор: Виктор Михин

Ливия и пути выхода из жесточайшего кризиса

LIB9422

Третий раз в этом году насилие вернулось на улицы ливийской столицы Триполи, поскольку преобладающая напряженность между двумя параллельными властями североафриканской страны вновь резко обострилась. Убив 32 и ранив 160 человек, в основном мирных жителей, воюющие ополченцы даже не щадили больницы в своих попытках контролировать больше территорий, надеясь, что это улучшит их будущие переговорные возможности. Однако в условиях продолжающегося тупика, неспособности провести выборы или назначить временное правительство, именно ливийский народ продолжает расплачиваться за это. Розмари Дикарло, заместитель генерального секретаря по политическим и миротворческим вопросам, заявила Совету Безопасности ООН, что она весьма обеспокоена ситуацией в области безопасности в Ливии.

Эта повторяющаяся серия вспышек и военных действий является неизбежным развитием событий после более чем десятилетнего политического тупика, повсеместного иностранного вмешательства, агрессивного политиканства в многоступенчатых переходных диалогах под руководством ООН в поисках пока еще не определенного “постоянного” решения. Грубое вмешательство западных стран и Турции, которые на крови ливийского народа по низкой цене вывозят нефть, делают самый элементарный прогноз будущего весьма мрачным и печальным. Со временем захват столицы стал главной стратегической целью базирующейся на востоке параллельной власти, которая стремится получить контроль над прибыльными нефтяными доходами Ливии, которые в настоящее время являются основным источником финансирования обширных сетей патронажа, ответственных за поддержание статус-кво на западе страны.

Добыча нефти — и, как следствие, доходы от ее экспорта — уже давно имеют стратегическое, политическое и экономическое значение для множества действующих в стране политических деятелей, партий и группировок. Например, местные ополченцы часто прибегают к подрыву нефтедобычи и производственной деятельности в качестве довольно тупого, обоюдоострого оружия в попытке перехитрить соперников в махинациях с нулевой суммой, которые наносят огромный урон некогда богатому, но ныне обнищавшем и усталому ливийскому населению

На региональном уровне длительная нестабильность в стране, с доказанными запасами нефти около 48 миллиардов баррелей, является долгожданной отсрочкой для конкурентов-экспортеров нефти по соседству, которые стремятся извлечь выгоду из энергетической нестабильности в Европе и, как следствие, поиска альтернатив российской нефти. В результате, даже когда возникают шансы созвать враждующие ливийские группировки для конструктивного диалога, для участия в “добросовестных” вмешательствах или, по крайней мере, для поддержки ослабленных усилий под руководством ООН, другие страны региона часто возражают, несмотря на множество проблем, возникающих из-за вечно нестабильного соседа. На более широком международном уровне расчеты не сильно отличаются, даже после этого последнего эпизода, который унес почти три десятка жизней и оставил более сотни раненых.

Упорное преследование только своих личных интересов за счет всех остальных ливийцев будет только усиливаться, особенно среди европейских стран, которые в настоящее время испытывают муки энергетического кризиса, поскольку они ожидают суровой зимы. Для них каждый баррель нефти и каждый кубический фут природного газа из Северной Африки в последнее время приобрели большое, если не жизненно важное значение. И, видимо, поэтому их весьма удовлетворяет нынешнее статус-кво в Ливии, которая может экспортировать более одного миллиона баррелей в день вместо того, чтобы добиваться более согласованных усилий по поиску постоянного урегулирования, что, по их мнению, чревато развязыванием тотальной войны и полным прекращением поставок нефти на Запад.

Годы практики такого рода “моральной гибкости” в сочетании с подрывом инициатив ООН, к сожалению, только способствовали появлению в Ливии непримиримых гибридных образований, которые приравнивают политическую власть или влияние к размеру и разнообразию своих военных и нефтяных арсеналов. Например, за последние 12 месяцев различные вооруженные группировки неуклонно накапливали достаточно нечестно нажитые средства и политическое влияние, чтобы стать значимыми игроками в перерывах между эпизодами насилия. Вместе с тем, искусственно нагнетаемая Западом напряженность в отношениях с Востоком добавляет новые повороты в почти непостижимую динамику Ливии. Даже если бы было желание возобновить активную работу по урегулированию ливийского кризиса, учитывая последние военные действия, это все равно, по мнению экспертов и дипломатов, стало бы еще одной неудачной попыткой. Простая истина заключается в том, что в Западных столицах, которые являются истинными виновниками ливийского кризиса очень мало возможностей для пересмотра ситуации в Ливии, даже если рассматривать ее в сочетании с другими проблемами, такими как миграция, терроризм, незаконный оборот оружия или транснациональная организованная преступность.

Кроме того, более десяти лет безуспешных действий и посредничества под руководством ООН доказали, что невозможно объединить огромное число соперничающих субъектов, организаций, интересов и амбиций, соперничающих за осуществление определенного уровня контроля над ливийскими делами. Третья вспышка насилия чуть более чем за шесть месяцев указывает на тревожную тенденцию, поскольку две основные группировки прибегают к эскалации, используя многочисленные вооруженные группы и ополчения, которые лучше называть “мафиями”, в союзе с каждой из них, в попытке выйти из продолжающегося тупика. К сожалению, частые вспышки и последующие смены сторонников — или, по крайней мере, восприятие их — в конечном итоге разрушат хрупкую военную динамику, предположительно сдерживаемую теперь бессмысленным соглашением о прекращении огня в октябре 2020 года. Другими словами, поскольку все более привычные столкновения и ожесточенные уличные бои между этими “мафиозными” семьями продолжаются, они могут убедить оставшихся несогласных в том, что единственный способ продвинуться вперед в Ливии — это тотальная военная конфронтация.

Последняя вспышка насилия четко показала, что, несмотря на то, что силам, поддерживающим Фатхи Башагу, не удалось свергнуть правительство национального единства Абдулы Хамида Дбейбы. Большие разногласия, своего рода «тлеющие угли» вражды еще предстоит уладить, поскольку пока сохраняется непрочное перемирие. Правительство национального единства Дбейбы, которым он руководит с прошлого года и которое контролирует западную часть страны, базируется в Триполи с момента падения режима Муаммара Каддафи в 2011 году, в то время как Башага, поддерживаемый военным лидером Халифой Хафтаром, управляет восточной частью страны с марта этого года.

Удачные последствия последнего вызова не является поводом для празднования среди ободренной коалиции семьи Дбейба, потому что маловероятно, что Фатхи Башага, считающий себя обделенным в нефтяном пироге и политически униженным, сдастся, как и его многочисленные сторонники. Во всяком случае, Триполи должен подготовиться к дальнейшей военной эскалации, сбоям в добыче нефти и бескомпромиссным позициям в продолжающемся диалоге, поскольку лагерь Хафтара-Салеха-Башаги стремится использовать свои преимущества, реальные или воображаемые. Кроме того, принятие такой жесткой позиции может вызвать ответные меры со стороны Триполи в виде сокращения или замораживания единовременных выплат силам Халифы Хафтара, учитывая, что столица сохраняет контроль над национальным кошельком.

В то время как ливийские группировки переориентируются и планируют свои последующие действия после последних печальных событий, международные усилия Запада остаются весьма вялыми и лишенными какого-либо чувства срочности или способности воспользоваться случаем и, возможно, дать новый мощный толчок зашедшим в тупик мирным процессам или начать новые, чтобы предотвратить будущие проблемы. Неоднократные ошибки и неэффективные контрмеры серьезно подорвали авторитет и легитимность ООН, а также любую уверенность в ее способности справиться с многогранным кризисом в Ливии, в результате чего организация оказалась в ловушке и настаивает на результатах, которые диаметрально противоположны интересам нескольких внешних игроков. По сути, международное сообщество не только спровоцировало преднамеренные неудачи, которые сдерживают прогресс в Ливии, но и оцепенело от трагических последствий.

Возьмем, к примеру, массовые захоронения, обнаруженные в Тархуне — ни одно лицо или группа не были привлечены к ответственности за смерть почти 300 человек, чьи тела там были эксгумированы. Между тем, те, кто участвовал в последних военных действиях – и, кстати, будут участвовать в тех, которые неизбежны в будущем, — вероятно, получат еще большее политическое признание на Западе, а вместе с ним и безнаказанность за свои прошлые нарушения прав человека и другие вклады в ливийские беды, которых немало. Очевидно, что тот же состав персонажей, та же тактика и те же старые запреты привели Ливию только к тому, что масштабная экстерриториальная военная конфронтация в двух шагах от южных берегов Европы больше не может быть исключена. В конце концов, нынешний статус-кво просто неустойчив.

Ключевым условием успеха урегулирования ливийского кризиса является, и в этом уверена и за что выступает Москва, это проведение диалога между всеми враждующими партиями, и группировками. В ходе диалога должно быть выработано обязательство всех ливийцев не применять силу для разрешения своих разногласий. Они также должны взять на себя обязательство защищать гражданское население и воздерживаться от любых действий, которые могут привести к эскалации напряженности и углублению разногласий. Нынешний политический тупик и все аспекты кризиса, охватившего Ливию, не могут быть разрешены путем вооруженной конфронтации. Эти проблемы могут быть решены только ливийским народом, осуществляющим свое право выбирать своих лидеров.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×