casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler
15.09.2022 Автор: Константин Асмолов

Новая ядерная доктрина КНДР

DPRK

8 сентября 2022 г. в КНДР был опубликован Закон о политике КНДР в отношении ядерных вооруженных сил, принятый на седьмой сессии 14 созыва верхового народного собрания страны.

Хотя в СМИ, включая российские, эта новость была преподнесена как «КНДР провозгласила себя ответственной ядерной державой», на деле ядерный статус был занесен в Конституцию страны еще в 2012 г.

Данный закон скорее заменяет предыдущий закон «О дальнейшем упрочении статуса самозащитной страны-обладательницы ЯО» от 1 апреля 2013 г. и является обновленной версией документа, регламентирующего отношение страны к ядерному оружию и регламент его применения. Эту новую доктрину ниже мы подробно разберем.

С самого начала отмечается, что «КНДР, как ответственное ядерное государство, выступает против всяких форм войны, включая ядерную, и стремится к строительству мирной планеты, где осуществлена международная справедливость» Соответственно, северокорейское ЯО предназначено «для защиты суверенитета, территориальной целостности и коренных интересов государства, для предотвращения войны на Корейском полуострове и в регионе Северо-Восточной Азии, для обеспечения глобальной стратегической стабильности» В современной международной обстановке этот пассаж очень важен.

«Основная миссия ядерных вооруженных сил (ЯВС) КНДР – дать враждебным силам точно осознать, что военная конфронтация с КНДР принесет гибель, и воздержаться от попыток к агрессии и наступлению, в результате чего предотвратить войну». Это вполне соответствует концепции надежного сдерживания, при котором Север наносит противнику неприемлемые потери, обнуляющие итог конфликта даже в случае поражения Пхеньяна. Как не раз писал автор, даже одна успешная атака ядерным оружием на американский мегаполис вроде Сан-Франциско не позволит США заявить о победе – ее цена будет слишком высока. Если же сдержать войну не вышло, «ЯВС КНДР выполняют операционную миссию по отражению агрессии и наступления враждебных сил, достижению решительной победы в войне» — учитывая широкую номенклатуру средств доставки, особенно оперативно-тактического уровня – «Кимскандеры», крупнокалиберные РСЗО с ядерной БЧ, БЖРК и тп.

Важным для автора является третья статья закона, согласно которому ЯВС «подчиняются единому командованию Председателя государственных дел КНДР», который «уполномочен решать все вопросы, связанные с ЯО». Это значит, что решение о применении ядерного оружия будет принимать именно Ким Чен Ын как верховный лидер страны. Заметим, что в законе он назван не главковерхом, а высшим государственным титулом. Остальная структура лишь «уполномочена помогать Председателю».

Казалось бы, это создает иллюзию успешной концепции «обезглавливающего удара (нет Кима – нет приказа)», но этот вариант предусмотрен по аналогии с советской «мертвой рукой»: «В случае создания угрозы для системы командования и контроля над государственными ядерными вооруженными силами от атаки враждебных сил автоматически и немедленно наносится по предварительно составленному оперативному плану ядерный удар для уничтожения враждебных сил, включая источник провокации и ее командный пункт».

Пятая и шестая статьи определяет принципы и условия применения ЯО, которое описано как «последнее средство в ответ на внешнюю агрессию и атаку, серьезно угрожающие безопасности государства и народа». В этом контексте «КНДР не угрожает ЯО и не применяет его против безъядерных стран, пока они не соучаствовали в агрессии или наступательных действиях против КНДР в сговоре с другими ядреными государствами». Можно заметить важную оговорку, прямо указывающую на Сеул.

Что же до конкретных условий, то они таковы:

  • Атака ядерным оружием или иным ОМП против КНДР. Здесь все понятно, однако, и в этом, и в следующих пунктах есть интересный пассаж – «в случае совершения или суждения о …». Это важно, так как современная война проходит в условиях «тумана неполной информации». Здесь северяне честно пишут, что решение может быть принято не только в случае фактической атаки, но и если по совокупности обстоятельств руководство страны решит, что таковая происходит. Ибо стратегия «подождать более точного подтверждения фактов» может оказаться самоубийственной.
  • Ядерная или неядерная атака «враждебных сил против руководства государства и структуры командования государственными ядерными вооруженными силами». Это отмеченное выше указание на распространенные представления о том, что «обезглавливающий удар» в ходе войны или успешное покушение на северокорейского лидера обеспечат победу.
  • «Приближение смертельной военной атаки на важные стратегические объекты государства». Под стратегическими объектами надо понимать не только военные, и этот пункт автор понимает как предупреждение желающим использовать против КНДР т.н. противоценностную стратегию, принуждая к капитуляции за счет уничтожения населения городов или важных инфраструктурных объектов.
  • Кроме стратегического применения ЯО, регламентируется и тактическое – «в случае необходимости предотвращения расширения и затягивания войны, проведения операций по взятию инициативы в войне».
  • Интерес представляет последний пункт, который выглядит как упоминание «крайнего случая, не описанного выше», точнее «неизбежного случая, когда можно реагировать только ЯО на возникновение других обстоятельств, вызывающих катастрофический кризис для существования страны, безопасности жизни народа». Этот пункт, увы, дает возможность широких толкований, однако кризис все-таки должен быть катастрофическим.

Далее подчеркивается, что ЯВС КНДР «поддерживают постоянную мобилизованность, чтобы после отдачи приказа о применении ЯО немедленно выполнить его в любых условиях», и будут постоянно укрепляться и обновляться, как и стратегия их использования.

При этом КНДР остается приверженной идеям нераспространения ЯО. Пхеньян «принимает последовательные охранительные меры по нераспространению ЯО и технологии, оборудования, ядерного материала и др.», а также «как ответственная страна-обладательница ЯО не размещает ЯО на территории других стран, не совладает ЯО с ними, не передает ЯО, связанную с ним технологию, оборудование и оружейный ядерный материал другим странам». Это стандартные формулировки любой ответственной страны, и нарушений их северянами неизвестно.

Закончим обзор доктрины последним пунктом, в котором отмечается, что «любая статья и любой пункт настоящего закона не означают ограничение пользования справедливым правом КНДР на самооборону». Иными словами, это касается военных действий с применением ЯО, а не военных действий вообще.

Существенным дополнением к тексту закона будет выступление Ким Чен Ына на сессии ВНС, где он обозначил некоторые элементы своей позиции более четко. Ким подчеркнул, что чем больше развивается КНДР, «тем больше вызов и неповиновение империализму». А пока существует империализм, «который использует агрессию как средство выживания», конфронтация и борьба между социализмом и империализмом неизбежны. Значит, для «развития и процветания социализма необходимо создать условия и окружение, которые не могут противостоять любой угрозе агрессии».

По мнению Кима, «эпоха, когда США в одностороннем порядке представляли ядерную угрозу», закончилась. Но теперь, чтобы подчинить нас, Соединенные Штаты используют санкционную блокаду, одновременно стараясь демонизировать режим на международной арене. В Вашингтоне «молятся о том», чтобы самая серьезная санкционная блокада в истории создала среду, которая заставила бы чувствовать неуверенность и угрозу, задумываться о цене, которую мы выбираем за ядерное оружие, и вызвать недовольство людей партией и правительством. Но «это неверное суждение и просчет врагов». Сколько бы не длились санкции, «мы не собираемся отказываться от права на выживание страны и права на самооборону ради безопасности будущего страны и ее народа, и мы не собираемся отказываться от ядерного оружия, даже если мы находимся в суровых условиях». Но «наш народ хорошо осведомлен о многих исторических событиях 20-го и 21-го веков», показывающих, к чему ведет отказ от ядерной программы или погоня за экономическим благополучием в ущерб безопасности и суверенитету страны.

Поэтому ЯВС КНДР «будут ответственно выполнять свою великую миссию по пресечению серьезных политических и военных провокаций Соединенных Штатов и их последователей против нашей страны и по управлению перспективой угроз, как это предусмотрено национальным законодательством сегодня». Принятие нового закона делает статус страны как государства, обладающего ядерным оружием, необратимым. А, значит «нет никакого отказа от ядерного оружия, никакой денуклеаризации, никаких переговоров для него, никаких сделок, которые могли бы соответствовать этому процессу».

И это очень важный пассаж. Не только потому, что он ставит крест на недавних «смелых планах» администрации Юн Сок Ёля, которые на самом деле являются перепевом идей времен Ли Мен Бака о денуклеаризации в обмен на экономическую помощь. В современной международной обстановке, пока существуют источники угрозы, справиться с ними можно только имея ЯО. Разоружению, увы, нет места – о чем автор писал еще полтора года назад.

Ким Чен Ын отметил, что такое решение Пхеньяна вызовет последствия – «всевозможные реакционные силы, напуганные политической решимостью нашей Республики, которая придерживается политики ядерного оружия в качестве национального закона, выступят более яростно и злобно». Но он уверен, что «добиваться больших побед, постоянно развиваться и двигаться вперед — это уникальная черта нашей Республики», и этот виток испытаний тоже будет преодолен.

Затем от темы Закона лидер КНДР перешел к текущим задачам: «оборонная промышленность должна принять идею стратегии развития обороны, представленную Конвенцией, и активно разрабатывать новое поколение военной техники, эквивалентной современной войне». В частности, «мы должны постоянно расширять оперативное пространство тактического ядерного оружия, чтобы повысить боевую надежность нашего ядерного оружия и эффективность оперативных операций, а также реализовать диверсификацию средств применения».

Внешняя политика тоже не осталась без внимания. Ким Чен Ын указал, что «противоречия между справедливостью и негативом, прогрессом и реакционерами, особенно структурой сил, окружающих Корейский полуостров, становятся очевидными», а переход от однополярного мира к многополярному заметно ускоряется. В этой ситуации КНДР «нужно расширять и развивать добрую волю и сотрудничество с окружающими странами, противостоять вторжению и вмешательству империалистов, правлению и порабощению, а также сотрудничать со всеми странами и народами, которые ориентированы на справедливость, независимо от различий в идеях и институтах». Кроме того, следует «вести дипломатическую борьбу за развитие многогранных обменов и сотрудничества с капиталистическими странами, которые уважают нашу страну и относятся к ней дружелюбно». Автор видит в этом указание на сотрудничество с Российской Федерацией.

Подведем итоги. Налицо обновление ядерной доктрины, основные принципы которой, с поправкой на региональные особенности, вполне коррелируют с таким документом, как Указ Президента РФ от 2 июня 2020 г. № 355 “Об Основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания”. КНДР действительно является ответственной ядерной державой, чья концепция применения ЯО вполне адекватна существующему миропорядку и региональным особенностям.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×
casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler deneme bonusu veren siteler canlı casino siteleri betist