06.09.2022 Автор: Константин Асмолов

30 лет дипломатических отношений Китая и Южной Кореи

FLG8342

24 августа исполнилось 30 лет с момента установления дипломатических отношений между Республикой Корея и Китаем. По этому случаю президент РК Юн Сок Ёль и председатель КНР Си Цзиньпин обменялись поздравительными письмами. Южнокорейский лидер в своём письме отметил, что в течение последних 30 лет двусторонние связи развивались в различных областях. Он выразил надежду на то, что две страны будут искать новые направления сотрудничества, основанные на духе взаимного уважения. Юн Сок Ёль выразил надежду, что их двусторонние связи выйдут за рамки количественного роста, попросил Китай и в дальнейшем играть конструктивную роль в усилиях по решению северокорейской ядерной проблемы, выразив желание встретиться с председателем КНР, чтобы обсудить пути развития двусторонних отношений.

Председатель Си в своем письме сказал, что он надеется укрепить стратегическое общение с президентом Юном и построить прочную дружбу, приняв 30-летие отношений как новую отправную точку. Си оценил, что две страны являются соседями, которые долгое время поддерживали дружеские отношения во всех направлениях, сохраняя при этом открытость и взаимодействие. Китайский лидер, в свою очередь, обозначил стремление к поддержанию двусторонних дружеских отношений по широкому спектру направлений, основываясь на принципах открытости, инклюзивности и взаимовыгодного сотрудничества.

В ознаменование 30-летия установления дипломатических отношений в Сеуле и Пекине одновременно прошли торжественные и памятные мероприятия с участием глав МИД двух стран. Пак Чин на таком мероприятии заявил, что отношения Южной Кореи и Китая переживают «новый исторический поворотный момент», и призвал к совместным усилиям, чтобы превратить кризис в возможность. Он сказал, что администрация Юна будет работать с Китаем для достижения прогресса в его «смелой инициативе» по предоставлению экономической помощи Северной Корее в обмен на ее шаги по денуклеаризации, а также подчеркнул необходимость расширения сотрудничества в сфере культуры и содействия межличностным обменам.

Кроме того, эксперты двух стран представили своим правительствам рекомендации по укреплению стратегического партнёрства в совместном отчёте, презентация которого состоялась 24 августа в ходе видеоконференции, организованной Корейско-китайским советом по будущему развитию. В состав совета входят 44 эксперта из обеих стран, в основном бывшие высокопоставленные чиновники и представители академических кругов, которым было поручено разработать дорожную карту о путях развития отношений между Сеулом и Пекином по случаю 30-летия.

В отчёте содержатся предложения по четырём основным направлениям сотрудничества: планирование будущего, политика и дипломатия, экономика и торговля, культура и общество. Сторонам предлагалось искать новую модель сотрудничества посредством многоуровневого стратегического диалога для углубления взаимного политического доверия. В частности, предлагались переговоры «два плюс два» с участием заместителей министров иностранных дел и обороны, а не только встречи на высшем уровне, и сотрудничество по цепочкам поставок и морским вопросам.

В мероприятии приняли участие главы МИД обеих стран Пак Чин и Ван И, которые приветствовали его участников.

Кроме того, 27 августа Республика Корея и Китай договорились активизировать сотрудничество и взаимодействие в цепочках поставок путем создания нового консультативного органа высокого уровня. Соглашение было заключено в рамках Меморандума о взаимопонимании, подписанного в ходе 17-й Корейско-китайской встречи по экономическому сотрудничеству, состоявшейся виртуально между министром финансов Кореи Чу Кён Хо и министром, отвечающим за национальную комиссию по развитию и реформам Китая, Хэ Лифэнем. Меморандум призывает к созданию новой группы на уровне директоров по цепочкам поставок для обсуждения связанных вопросов «своевременно», когда происходят какие-либо перебои с поставками и для расширения консультаций по вопросам политики. Это первый меморандум о взаимопонимании между двумя соседними странами.

Еще один меморандум о взаимопонимании был призван «практически» активизировать экономическое сотрудничество и совместно реагировать на глобальную неопределенность посредством активного обмена информацией и сотрудничества между их центральными и местными органами власти, а также их компаниями.

По данным министерства, Сеул призвал Пекин к реальному прогрессу в переговорах об услугах и инвестициях в рамках двустороннего соглашения о свободной торговле (FTA), особенно в таких секторах, как культурный контент и игровая индустрия, а Китай предложил более тесное сотрудничество в области здравоохранения и спорта. По сообщению министерства, Чу также обратился к Китаю за поддержкой заявки Южной Кореи на проведение Всемирной выставки 2030 года в Пусане.

Наблюдая все это, автор вспоминает, как все начиналось. До 1992 г., будучи образцовым антикоммунистическим государством, Южная Корея поддерживала дипломатические отношения не с КНР, а с Китайской Республикой (Тайванем), у которого по политическим соображениям был большой комплекс зданий в центре города, уступающий по размеру только США. Но когда политический ветер поменялся и Но Тхэ У начал т.н. Новую северную политику, тайваньцам было дано около 48 часов на то, чтобы освободить помещение и убраться, и такой демонстративный удар был очень болезненным.

С тех пор отношения РК и Китая переживали свои подъёмы и спуски, и к значимой годовщине они подошли не в лучшем состоянии. С одной стороны, Китай стал самым крупным экономическим партнёром Республики Корея, а она, в свою очередь, третьим по величине торговым партнёром Китая. С другой – хватает серьезных проблем.

Противоречия проявились ещё при Пак Кын Хе, когда было принято знаковое решение разместить на территории РК американское ПРО THAAD. В знак протеста Пекин вводил негласный запрет на распространение южнокорейской культуры в Китае и препятствовал туристическим поездкам своих граждан в Республику Корея. Культурные обмены между странами так и не восстановились до прежнего уровня.

Отношения КНР и РК при Мун Чжэ Ине тоже оказались непростыми. Внешне Мун заморозил вопрос THAAD, и консерваторы постоянно упрекали его в прокитайском курсе вплоть до обвинений в криптосоциализме и желании продать страну Председателю Си. На деле Мун же чётко ориентировался на своего политического сюзерена в лице США, и на фоне обострения отношений Вашингтона и Пекина начал через подконтрольные демократам НГО кампании по воспитанию ненависти к Китаю, желающему присвоить историю и культуру страны. Неудивительно, что знаковый визит председателя КНР в РК при Муне так и не состоялся.

Тем не менее Мун пошел на так называемую политику «трех нет», — нет дополнительного развертывания ПРО THAAD, нет интеграции Южной Кореи в региональную систему противоракетной обороны под руководством США и нет трехстороннему союзу РК с США и Японией.

В этом контексте от (условного) консерватора Юн Сок Ёля ожидалось, что в рамках фракционной борьбы новая власть в Сеуле будет занимать еще более последовательную антикитайскую позицию, однако это не так. Конечно, первые сто дней — это первые сто дней, но по ним виден интересный тренд. Во-первых, с точки зрения скандалов, СМИ страны снова переключились на антияпонскую тематику. Во-вторых, налицо постоянные заявления главы МИД и высокопоставленных чиновников о том, что активность РК в проамериканских альянсах не направлена против Китая и не ослабит связи двух стран. В-третьих, обратим внимание на высокую дипломатическую активность: Китай уже посетил министр иностранных дел Пак Чин, а представитель КНР Ван Цишань был самым высокопоставленным среди тех, кто пребывал на инаугурацию Юна.

Но от желания Сеула зависит не все. В реалиях «новой холодной войны» из-за противостояния США и Китая ситуация может усугубиться, а пока, дав общий очерк ситуации, автор намерен рассказать более подробно о каждом из аспектов взаимодействия двух стран – политика, экономика, проблема американской ПРО и т.д. Ждите новых публикаций!

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×