casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler
02.09.2022 Автор: Владимир Терехов

Хроника Тайваньской проблемы-11

PELL

В предшествующей хронике Тайваньской проблемы наиболее примечательным событием был нашумевший визит на остров спикера Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси. К высказанной тогда авторской оценке данного события можно добавить, что в занимаемую Вашингтоном позицию относительно Тайваньской проблематики оно не привнесло ничего принципиально нового. В экспертном сообществе США эта позиция нередко определяется термином “Стратегическая двусмысленность (неопределённость)”.

Зародившаяся ещё в конце 70-х годов прошлого века на базе принятого тогда законодательного акта (Taiwan Relations Act-1979), который лёг в основу американской политики относительно Тайваньской проблемы, указанная стратегия сохраняет работоспособность до сих пор. Поскольку и сегодня в определённой мере сохраняют актуальность её изначальные две ключевые, противоречащие друг другу цели, которые сводятся к необходимости поддержания отношений одновременно с КНР и Тайванем.

С тех пор ситуация на столе “Большой мировой игры” претерпела радикальную трансформацию, которая резко изменила в глазах Вашингтона значимость как КНР, так и Тайваня. Трудно, однако, согласиться с нередкими алармистскими прогнозами о необратимо негативном характере дальнейшего развития американо-китайских отношений после визита Н. Пелоси на Тайвань. Подобные прогнозы придают второстепенной политической провокации совершенно ей не соответствующий глобальный масштаб.

Отметим крайне важный аспект упомянутой “неопределённой” стратегии, в рамках которой вполне можно демонстрировать готовность использовать силу тогда, когда это становится крайне необходимо. То есть без ненужного бряцания оружием в период (гораздо более протяжённый) отсутствия такой необходимости. Сейчас из заслуживающих внимания источников появляется информация о том, что, по мере приближения к Тайваню самолёта Н. Пелоси, наряду с синхронным передвижением авианосных ударных групп, весьма активно вела себя истребительная авиация США, базирующаяся на Окинаве. Причём эта активность носила очевидно демонстративный характер, поскольку вместе с относительно малозаметными истребителями взлетали и массивные топливозаправщики. Которые гарантированно фиксируются системой дальнего обнаружения геополитического оппонента.

Сохранение работоспособности сорокалетней давности стратегии означает, что вряд ли будут услышаны (по крайней мере в ближайшей перспективе) заявления некоторых авторитетных представителей американского истеблишмента (например, Джона Болтона) о необходимости отказа от неё и перехода в Тайваньской проблематике к “Стратегической определённости”.

Что означало бы признание Тайваня в качестве полноценного объекта-субъекта международных отношений, а также придание “обычного” формата двусторонним отношениям. За чем с высокой вероятностью последовало бы восстановление военно-политического союза, который существовал до конца 1978 г., когда завершился почти десятилетний процесс формирования нормальных американо-китайских отношений. Он был запущен на рубеже 60-70-х годов прошлого века Г. Киссинджером с помощью так называемой “пинг-понговой дипломатии”.

Прохождение Вашингтоном точки невозврата в его отношениях с Пекином могло бы стать следствием отказа от “Стратегической двусмысленности” и перехода к “Стратегической определённости”. А вовсе не поездки на Тайвань Н. Пелоси (полагавшей, что тем самым она добавит несколько политических очков своей партии в ходе предстоящих осенью критически важных выборов).

Притом что нет веских признаков стремления нынешнего руководства США к подобному радикальному изменению отношений с КНР. Кроме того, обозначенное выше (гипотетическое) изменение стратегии Вашингтона в Тайваньской проблематике означало бы утрату столь необходимых ему в указанных отношениях гибкости и свободы манёвра.

Здесь представляется уместным кратко коснуться более общей и крайне важной (не только для Китая) темы поведения государства в процессе участия в “Большой мировой игре”. Всегда крайне сложной, все элементы которой носят вероятностный характер. Придерживаться в этих условиях жесткой (“легко просчитываемой”) стратегии чаще всего оказывается контрпродуктивным. Последствия её применения могут оказаться особенно неприятными, если неверно оцениваются потенциалы, которые используются в ходе игры. Как собственной, так и других основных игроков.

К подобного рода жёстко-определённым стратегиям относится столь популярное в последние месяцы проведение неких “красных линий”. Вызывает крайнее сомнение, что слово “линия” (любого окраса) вообще применимо в условиях господства в нынешней мировой политике как раз неопределённостей. Что не означает их полного отсутствия в реальной игре. Но они “рисуются” не грозными (устными и письменными) словами, а оценками оппонентом ваших потенциала и стратегии.

Разного рода неприятностями (из которых имиджевые могут казаться не самыми главными) чревата его способность отделить здесь блеф от реалий. Вследствие чего можно оказаться в положении участницы коммунально-кухонных сражений с её нелепо-эмоциональным воплем “А мы чем ответим”, раздающимся за второстепенной значимости провокацией. Непосредственным исполнителем которой оказывается одна из дворовых псин вашего основного конкурента, кусающая вас за штиблет под одним с ним игровым столом.

Применительно же к Тайваньской проблематике сохранение Вашингтоном тех самых гибкости и манёвренности позволяет, не отказываясь от публичного следования принципу “одного Китая” (о чём говорилось и в ходе визита Н. Пелоси), на практике постепенно нивелировать его значимость. Путём как расширения сфер взаимодействия с Тайбэем (включая оборонную), так и постепенного придания двусторонним отношениям “почти официального” характера.

Второе осуществляется, в частности, путём повышения частоты посещения Тайваня разного уровня представителями американского политикума. Сразу вслед за Н. Пелоси на Тайване побывал ряд американских политиков, что называется, “рангом пониже”, но тоже вполне значимых. Эти последние визиты нацелены уже на решение конкретных задач в сфере отношений с Тайванем. Среди них одна из главных связана с повышением уровня присутствия острова в международных процессах, организациях, проектах.

В формате же двусторонних отношений особое внимание в КНР обратили на планы проведения (“осенью с. г.”) форума под названием “Американо-Тайваньская инициатива в сфере торговли 21-го века”. Который, в свою очередь, рассматривается в качестве важного элемента подключения Тайваня к так называемому “Индо-Тихоокеанскому экономическому рамочному соглашению” (Indo-Pacific Economic Framework, IPEF). С инициативой формирования IPEF выступил в мае с. г. американский президент в ходе поездки в Южную Корею и Японию.

Во время очередного (третьего только в августе) визита на Тайвань американской делегации во главе на этот раз с губернатором штата Индиана Эриком Холкомбом произошло два примечательных события. Во-первых, было установлено состояние “братских отношений” между указанным штатом и Тайванем. Во-вторых, одним из первых конкретных проявлений обозначенного состояния станет формирование кооперационных связей в области производства полупроводниковых полуфабрикатов (“чипов”). Что вписывается в общий курс нынешний администрации США по созданию условий полной автономии от КНР в данной критически важной сфере современной экономики.

Получила очередное подтверждение и давно наметившаяся тенденция (тоже всестороннего) развития отношений с Тайванем Японии. Причём в формате возрастающего согласования с аналогичными усилиями ключевого японского союзника. Напомним, что в конце июля и за два дня до прибытия на остров Н. Пелоси здесь находилась с четырёхдневным визитом делегация во главе с весьма заметной фигурой японского политикума, каковым является бывший министр обороны Сигэру Исиба.

Через месяц на Тайвань прибыли два члена японского парламента, один из которых Кэйджи Фуруя (как и С. Исиба) относится к крайне правому крылу правящей в стране Либерально-демократической партии. В нижней палате парламента К. Фуруя возглавляет “Японо-Тайваньскую” группу. Отметим, что само её существование в немалой степени характеризует нынешнее состояние японо-китайских отношений.

К. Фуруя (как ранее и Э. Холкомб) был принят президентом Тайваня Цай Инвэнь. В ходе встречи гость наговорил много всяко-разного, вызвавшего ожидаемую реакцию в КНР.

В общем, пока отсутствует повод сообщить терпеливому читателю о каком-либо позитиве в связи с Тайваньской проблемой. Возможно, в ноябре, когда пройдут выборы в местные органы власти, таковой и появится. Хотя, судя по развитию на Тайване внутриполитической ситуации, надежд на это не слишком много.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


×
Выберие дайджест для скачивания:
×
casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler deneme bonusu veren siteler canlı casino siteleri betist