29.08.2022 Автор: Константин Асмолов

Ли Чжэ Мён идет к успеху, вопрос в его цене

LEE

28 августа 2022 г. Демократическая партия Кореи проведет национальный съезд для избрания нового лидера. Ожидаются жаркие дебаты, поскольку ключевые фракции внутри партии стремятся установить правила в свою пользу, а внутрипартийная борьба не уступает консерваторам.

Напомним, что ДПК работает без председателя с марта 2022 г. после того, как предыдущее руководство массово ушло в отставку из-за поражения партии на президентских выборах. С тех пор партией руководил чрезвычайный комитет, но и он ушел в отставку после сокрушительного поражения на местных выборах 1 июня.

На данный момент судьба благоприятствует экс-кандидату в президенты и экс-мэру Соннама Ли Чжэ Мёну, который 17 июля 2022 г. заявил о своём участии в выборах председателя партии. Его основной соперник на праймериз — экс-премьер Ли Нак Ён был вынужден отойти от партийных дел, взял паузу и уехал в США как минимум на год. Влияние Мун Чжэ Ина активно сокращается, и в среде его сторонников нет альтернативы бывшему губернатору столичной провинции с точки зрения значимости. Остальные политики, такие как бывший лидер партии Сон Ён Гиль, ритуально ушли как минимум во временное политическое небытие после сокрушительного разгрома партии на местных выборах.

Тем не менее Ли Чжэ Мён воспринимается многими как токсичный актив. То, что он практически сразу же после поражения на выборах ринулся обратно в большую политику, воспринимается как моветон, особенно с учётом того, что он баллотировался не из родного региона, а из округа на чужой территории, который давал гарантированный проход.

При этом не следует забывать, что вокруг Ли как минимум три разбирательства, НЕ включая неоднократно описанный нами «Соннамгейт». Во-первых, есть почти аналогичный скандал с застройкой района Пэкхён-дон: 22 июля Бюро аудита и инспекции прямо заявило, что обнаружило нарушения в застройке земель, тоже в 2015 году, когда Ли Чжэ Мен был мэром Соннама.

Далее, футбольный клуб Соннам, который Ли патронировал, подозревается в получении сомнительной спонсорской помощи в обмен на услуги для частных компаний, а жена Ли Чжэ Мёна якобы пользовалась государственными платежными картами в частном порядке, выдавая личные расходы за представительские.

Ли заявляет о своей невиновности и прямых обвинений ему никто не объявляет, но это может быть связано с тем, что уже четвёртый ключевой свидетель «по странному стечению обстоятельств» покончил жизнь самоубийством. В этом контексте оппоненты Ли заявляют, что Ли борется за власть исключительно для того, чтобы, получив иммунитет, окончательно избежать уголовного преследования.

Неоднозначным событием было и то, что в преддверии съезда демократы в очередной раз поменяли устав партии. Напомним, что ранее в уставе писалось, что если избранный от них чиновник погорит на коррупционном или тем более сексуальном скандале, либо станет жертвой уголовного преследования, демократы не будут выдвигать ему на замену своего представителя. Однако, когда в 2021 году речь зашла о таких жирных кусках, как должности мэра Сеула и Пусана, этот пункт был отринут, причем демократы проиграли все равно, и во многом из-за реакции на попытку поменять правила.

В этот раз произошло нечто похожее. Статья 80, пункт 1 устава партии гласит: «Обязанности члена партии, обвиняемого в нарушении закона или причастного к коррупции, должны быть приостановлены одновременно с привлечением к ответственности». Это означало, что если следствие все-таки докопается до Ли Чжэ Мёна, он теряет шансы на то, чтобы стать председателем партии, и вообще может из нее вылететь.

Поэтому была внесена следующая поправка: «Игнорируя пункт 1, партийный комитет может принять другое решение, если будет признано, что обвинение было вынесено по необоснованным причинам, таким как политическое давление». Что считать политическим давлением, будут решать нужные люди, а насколько обвинение будет подкреплено фактами, значения уже не имеет.

Конечно, консервативные СМИ открыто обвиняют Ли в связях с международной мафией, и ещё в 2016 году в РК вышел фильм «Асура: безумный город», где главный негодяй был практически полностью списан с Ли Чжэ Мёна. Город, конечно, называется не Соннам, а Аннам но и образ мэра-преступника, и описания его преступных манипуляций очень похожи на то, что «предъявляют» Ли.

Но некоторая оппозиция у Ли всё же есть. Это т.н. «группа 97» — люди 70х годов рождения, которые пришли в политическую жизнь в 90-е, начав учиться в университетах и будучи студенческими активистами. Если Ли 67, то их ведущему представителю Пак Ен Чжину – 51. По его словам, его заявка на пост председателя отражает растущее ожидание возрождения партии: инновацию должен возглавить тот, кто думает и действует иначе, чем предыдущая демпартия.

28 июля Демократическая партия объявила, что включила в шорт-лист трех кандидатов, — Ли Чжэ Мена, и депутатов Пак Ен Чжина и Кан Хун Сика из «группы 97». Однако мало кто из них известен как политик, поэтому Ли спокойно обгоняет их, — данные июльского соцопроса Корейского института изучения общественного мнения (KSOI) говорят о том, что демократически настроенная общественность РК дает Ли Чжэ Мёну 35,7% в качестве наиболее подходящей кандидатуры на пост председателя демократической партии.

А когда началось собственно голосование по провинциям, Ли набирал в каждом регионе по 70% + голосов. При этом его соперники еще и не пожелали объединить силы. При этом 4 дня спустя (15 августа) Кан, видимо, понял, что выше третьего места и 6-7% ему не светит. Он снял кандидатуру, но при этом не оговорил, что делает это в пользу Пака. Так что теперь не понятно, насколько его голоса будут засчитаны. У демократов бывало, что подобные голоса не приплюсовывались в пользу фаворита, а не считались вообще, что работало в пользу лидера гонки.

Отдельно поговорим о судьбе Пак Чи Хён, которая вместе с другими членами ЧК ушла в отставку после поражения ДПК на местных выборах 1 июня, но продолжала изъявлять желание участвовать в политике. Тем не менее 4 июля 2022 г. партийная геронтократия отказала ей по чисто формальной причине, поскольку её партийный стаж оказался меньше полугода и чрезвычайный комитет не нашел «какой-либо неизбежной причины», чтобы сделать для нее исключение. Ведь она присоединилась к демпартии только 14 февраля.

Пак, однако, не сдавалась и 15 июля пришла к зданию парламента, чтобы объявить о своей заявке на пост председателя партии. После чего девушку просто не пустили внутрь и официальное заявление о своём решении она сделала прямо перед воротами. Увы, этот демарш был воспринят как сотрясение воздуха.

Таким образом, с одной стороны, победа Ли Чжэ Мёна и захват им руководства партии кажется предопределённой. С другой стороны, многие эксперты, даже придерживающиеся демократических взглядов, говорят, что личная победа Ли Чжэ Мёна не означает победу и развитие всей демпартии.

Да, демократы будут сохранять большинство в парламенте до 2024 года, старательно раскачивая любые проблемы в противоположном лагере, но что это будет стоить образу демократов – это очень хороший вопрос. Четыре свидетеля, покончивших с собой накануне дачи ключевых показаний, это еще не список погибших в контексте дела Хиллари Клинтон, но для Южной Кореи уже вызывает вопросы, хотя по мнению демократов это всего лишь совпадение.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×