14.08.2022 Автор: Владимир Платов

Побеждает ли «Талибан» наркотрафик?

TLB24311

Захвативший год назад власть в Афганистане «Талибан» (организация запрещена в России), пообещал вести жесткую борьбу с наркотиками и заявил, что за выращивание, перевозку и распространение опийного мака полагается смертная казнь. Однако у многих экспертов уже тогда возникли сомнения относительно того, удастся ли исламистам справиться с международным наркобизнесом, или же они сами станут его частью.

Эта структура уже правила Афганистаном с 1996 по 2001 годы, причем оставила за этот период весьма противоречивые воспоминания. С заявлениями о неприятии наркотиков «Талибан» выступал уже тогда: будучи у власти, в июле 2000 года талибы объявили, что опиум противоречит исламу, ввели смертную казнь за выращивание и распространение наркотиков и приказали уничтожить посевы опиумного мака. В результате, за год его посевы, по данным комиссии ООН по борьбе с наркотиками (UNODC), сократились с 82,1 тыс. га до 7,6 тыс. Однако, с началом в 2001 году военного вторжения США в эту страну, объемы выращивания мака вернулись на прежний уровень — до 74 тыс. га, и с тех пор постоянно росли.

Как свидетельствовали поступавшие сведения, с момента начала боевых действий с США и активизации по всем фронтам, талибы сами занялись наркобизнесом, потому что им нужны были деньги на приобретение оружия, боевой техники и оплату услуг своих наемников. А налог на опиумный мак был для талибов важным источником доходов, хотя они это отрицают. Не стоит, правда, при этом забывать, что прекращение международной помощи после прихода талибов обрушило афганскую экономику и стало дополнительной причиной возврата населения страны к наркобизнесу.

Кроме того, многолетнее участие жителей Афганистана в производстве наркотиков стало единственной формой заработка для многих афганских крестьян, и талибам, которые не смогли предоставить им альтернативу этой преступной деятельности, пришлось учитывать запросы населения и продолжить этот преступный бизнес. И это при том, что климат в Афганистане позволяет выращивать здесь практически любую сельхозкультуру. Тем более, что эта страна имеет богатый опыт культивации злаковых культур и фруктов, здесь выращивали очень вкусный рис, пшеницу, а на юге — цитрусовые.

Однако, чтобы выращивать нормальную сельхозкультуру, нужно было наладить рынок сбыта. Но такие приграничные страны, как Узбекистан, Таджикистан, Казахстан афганскую сельхозпродукцию особо не пускают к себе, так как выращивают ее сами. Отдельные из этих стран все же закупали у афганцев продовольствие по низким ценам, а затем продавали его другим странам уже как свое. Кроме того, продажа сельхозпродукции осложнялась непростыми отношениями афганцев с соседними странами, в том числе мусульманскими. Так, раньше импортером афганского продовольствия был Пакистан, но значительная часть афганцев недолюбливает пакистанцев. Торговля с Ираном сдерживалась из-за того, что это шиитское государство.

Все эти проблемы характерны для Афганистана и сегодня, в результате чего, после прихода талибов к власти в 2021 году, стало наблюдаться увеличение количества попыток контрабанды наркотиков через афганско-таджикскую границу, а сама территория Таджикистана в силу своего геополитического положения становилась одним из путей транзита афганских наркотиков в страны СНГ и Европы. Об этом, в частности, стало сообщать Агентство по контролю за наркотиками (АКН) при президенте Таджикистана. Так, согласно опубликованной АКН информации, с августа 2021 года по июнь 2022 года только в приграничных районах Таджикистана с Афганистаном было изъято свыше трех тонн наркотиков. При этом, для сравнения: на протяжении 2020 года в этих же приграничных районах было изъято всего 1 185 кг наркотиков.

Согласно информации Управления ООН по борьбе с наркотиками и преступностью (УНП ООН), с приходом к власти в Афганистане талибов был отмечен рост на 8% производства опиума еще в ноябре прошлого года. При этом на мировые рынки наркотиков попало около 320 тонн чистого героина. Как было отмечено в УНП ООН, доход в Афганистане от опиатов в 2021 году составил от $ 1,8 до $ 2,7 млрд. При этом политическая ситуация в Афганистане с августа 2021 года стимулировала рост цен на опиум, которые почти вдвое выросли, что стало безусловным стимулом для фермеров, сеющих опиумный мак.

Сформированное движением «Талибан» правительство ранее уже заявляло, что ищет альтернативы для фермеров. Однако в то же время талибы указывают, что они объективно не могут изменить ситуацию, не предложив фермерам ничего конкретного взамен. Сегодня многими экспертами признается, что наркотики — это не только афганская, а общая проблема. И талибы здесь — своего рода вероятный специфический инструмент для ее разрешения. Наряду с борьбой с наркобизнесом, сейчас главной проблемой «Талибана» является интеграция в мирную жизнь шахидов и смертников, которых с детства готовил к гибели в бою.

Однако превратить Афганистан из главного производителя наркотиков в цветущую аграрную державу могут только международные инвестиции, так как совершенно ясно, что одни талибы не справятся с этой задачей. И одним из возможных направлений такого мирового сотрудничества может стать интерес внешних игроков к полезным ископаемым Афганистана — литию, драгоценным камням, газу, нефти. Именно в этом направлении сейчас талибы ведут переговоры о сотрудничестве с африканскими мусульманскими странами, в частности, с Угандой.

Однако для разработки полезных ископаемых Афганистану нужны специалисты, инженерные кадры, дорогое оборудование. Все завязано на деньги, но большой вопрос: дадут ли им кредиты, будет ли кто-то принимать участие в разработке, даже с точки зрения безопасности. Поэтому сегодня весьма важная для нынешних властей Афганистана проблема – получение инвестиций, определенного уровня лояльности со стороны мирового сообщества. Кроме того, необходимо решить проблему не только с опиумным маком как таковым, но и с границами, так как таджикская и туркменская границы были в последнее время проходным двором.

Что же касается изменения структуры сельскохозяйственных посевов, то это не является гарантией повышения благосостояния жителей страны, поскольку во многом оно зависит от того, удастся ли талибам реализовать выращенный урожай, найдут ли они рынок сбыта. Опять же, многое здесь будет зависеть от того, готово ли мировое сообщество принимать талибов как представителей официальной законной власти в Афганистане, особенно в условиях уже сформированного не всегда лояльного отношения к этой стране, к талибам. И если эту ситуацию не переломить, то, соответственно, отношение к Афганистану в целом будет влиять на его внешнюю торговлю, получение прибыли от легальной, а не криминальной деятельности. И именно от этого напрямую зависит, будет ли чем заняться крестьянам, будут они получать от чего-то доход, прекратит ли существование рассадник наркобизнеса в Афганистане.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×