11.08.2022 Автор: Константин Асмолов

К визиту Нэнси Пелоси в Южную Корею

PEL34111

О тайваньском этапе поездки спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси «Новое Восточное Обозрение» уже писало, а мы поговорим о том, как Пелоси принимали в Республике Корея, куда она направилась сразу после этого.

Освещение тайваньской части визита Пелоси на Севере и Юге Корейского полуострова

Пхеньян немедленно поддержал Пекин в критике визита, — 3 августа представитель Министерства иностранных дел КНДР дал интервью ЦТАК, в котором подчеркнул, что «Тайвань – неотъемлемая часть Китая, а тайваньский вопрос — внутреннее дело Китая». Это было ожидаемо, но куда интереснее то, что позиция Сеула не превратилась в подпевание и оправдание.

2 августа Министерство иностранных дел Южной Кореи отказалось комментировать ожидаемый визит Пелоси на Тайвань, но подтвердило свою позицию относительно важности «стабильности и мира» в Тайваньском проливе.

3 августа представитель администрации президента РК отметил, что Сеул поддерживать связь с заинтересованными странами по всем вопросам сохранения мира и стабильности в регионе, «посредством диалога и сотрудничества». Между тем президент страны Юн Сок Ёль не планирует прерывать отпуск и встречаться со спикером нижней палаты Конгресса США,- добавил чиновник.  Министр иностранных дел Пак Чин также «оказался недоступен» из-за своего визита в Камбоджу для участия в серии ежегодных встреч, проводимых АСЕАН.

Интересно, что в некоторых СМИ визит Нэнси Пелоси на Тайвань сравнивали со спорной поездкой Ли Чжун Сока в Украину с 3 по 9 июня 2022 г., причем не в пользу последнего. Отмечалось, что оба политика совершили свои поездки без прямого благословения руководства страны ( «Байден, как сообщается, настороженно отнесся к поездке Пелоси, но открыто не выступил против нее и позволил спикеру принимать собственные решения»), но визит Пелоси был куда более рискованным и продиктованным ее давней политической позицией, в то время как в действиях Ли углядели в первую очередь самопиар (хотя в свое время Ли с похожими мотивами посещал Гонконг в дни протестов).

Хроника визита Пелоси в РК

3 августа через несколько часов после заявления представителя АП Нэнси Пелоси прибыла в Южную Корею. До того последний раз спикер Палаты представителей США посещал Южную Корею в 2002 году.

СМИ РК обратили внимание на то, что никто из южнокорейского правительства не прибыл поприветствовать Пелоси. Ни Министерство иностранных дел, ни Национальное собрание не направили делегацию приветствовать спикера, и Пелоси встречали только посол США в РК Филипп Голдберг и командующий американскими войсками Пол ЛаКамера. Факт вызвал особенное внимание, когда выяснилось что тем же вечером президент Юн смотрел спектакль в одном из столичных театров, а потом делал селфи с актерами.

Утверждается, что протокол визита был согласован между стороной Пелоси и Национальной ассамблеей. Но в сообщении консервативныой «Чосон Ильбо» со ссылкой на источники в посольстве США в Южной Корее говорилось, что Пелоси была недовольна или даже возмущена таким обращением.

4 августа в Сеуле состоялась встреча Нэнси Пелоси и спикера Национального собрания РК Ким Чжин Пхё. Перед её началом Нэнси Пелоси подчеркнула важность союза РК и США, отметив, что одной из целей её турне по странам Азии является обсуждение вопросов безопасности, и визит в Сеул имеет особое значение для обсуждения вопросов развития двустороннего союза и отношений между парламентами РК и США. Ким Чжин Пхё, в свою очередь, отметил, что Сеул и Вашингтон не должны ограничиваться вопросами безопасности и военного взаимодействия, расширяя сотрудничество в экономике и в сфере технологий.

После часовой встречи стороны выступили с совместным заявлением, подтвердив приверженность укреплению связей между Сеулом и Вашингтоном в отношении расширенного сдерживания и противодействия ядерным угрозам Северной Кореи и достижения денуклеаризации полуострова. Кроме этого, Ким попросил Конгресс США поддержать южнокорейские фирмы в США, а Пелоси поблагодарила Южную Корею за поддержку санкций против России.

Не обошлось без скандала, героиней которой стала 94-летняя Ли Ён Су, известная активистка из числа «женщин для утешения». Бабушка собиралась встретиться с Пелоси, дабы решить проблему сексуального рабства в соответствии с резолюцией 121 Палаты представителей США 2007 года, которая призывала Японию «официально признать, извиниться и принять историческую ответственность» за принуждение молодых женщин к сексуальному рабству в Азии во время 1930-х годов и Второй мировой войны. Пелоси сыграла важную роль в принятии резолюции. Однако, когда Пелоси собиралась прибыть на территорию комплекса, сотрудники службы безопасности Национальной ассамблеи не дали Ли Ён Су этого сделать, вначале попросив уйти с дороги, а получив отказ — отодвинули инвалидную коляску Ли в сторону, чтобы освободить место, и пожилая женщина упала на землю, после чего ее насильно оттащили за ноги. Бабушка получила незначительные травмы, встреча не состоялась, а НГО, «стремящаяся вынести вопрос о сексуальном рабстве на рассмотрение Международного суда ООН», опубликовала видеоролик об инциденте, потребовав официальных извинений и наказания виновных.

Зато шесть южнокорейских общественных организаций по оказанию помощи Северной Корее передали Пелоси открытое письмо с просьбой призвать Китай прекратить принудительную репатриацию северокорейских беженцев. Хотя в связи с закрытием границ Северной Кореи в январе 2020 года из-за пандемии COVID-19 она была приостановлена, по меньшей мере 1.170 северокорейским беженцам, находящимся в данный момент на территории Китая, якобы грозит отправка на родину.

Во второй половине дня Нэнси Пелоси побывала в демилитаризованной зоне, разделяющей две Кореи. Однако стоит помнить, что ДМЗ и со стороны Юга и со стороны Севера имеют оговоренные для посещений зоны и почти все большие американские делегации в Сеул посещают их, так что ничего особо провокационного в самом факте поездки не было. Отметим и то, что во время пребывания на ДМЗ Пелоси ничего не сказала о КНДР, ограничившись «благодарностью Конгресса и страны за патриотическую службу военнослужащих, которые стоят на страже демократии на Корейском полуострове». А в СМИ или блоках социальных сетей самой Пелоси не появились ни фотографий политика, ни цитат из ее выступления перед американскими военными.

Затем президент РК Юн Сок Ёль и спикер Палаты представителей Конгресса США обсудили вопросы двустороннего сотрудничества в ходе сорокаминутного телефонного разговора, хотя, по словам АП РК, с американской стороны разговаривала не только Пелоси, но и остальные делегаты, а также посол Голдберг.

В ходе разговора Юн Сок Ёль отметил, что визит Нэнси Пелоси в демилитаризованную зону является важным сигналом, направленным на сдерживание Пхеньяна, и он будет тесно сотрудничать с Конгрессом США для углубления двустороннего альянса. Пелоси же отметила, что рассчитывает на Сеул в построении нового индо-тихоокеанского порядка. Как можно заметить, уровень верноподданнических высказываний уступал сделанным на встрече с Ким Чжин Пхё.

После завершения программы визита Пелоси выступила с итоговым заявлением: РК и США подтвердили ценность двусторонних отношений, приверженность договорённостям по вопросам безопасности и защиты демократических ценностей. «Соединенные Штаты и Южную Корею связывают прочные узы, сформированные в целях безопасности и выкованные десятилетиями теплой дружбы», и ее делегация отправилась в Сеул, чтобы подтвердить это.

Комментируя телефонный разговор с Юн Сок Ёлем, Нэнси Пелоси отметила, что она была рада провести телефонную встречу с президентом Южной Кореи и выразила благодарность за тёплое отношение к американским военнослужащим и членам их семей, находящимся в РК. Она напомнила, что каждый из членов американской делегации имел возможность пообщаться с главой РК. Коснувшись переговоров с Ким Чжин Пхё, Нэнси Пелоси повторила, что стороны подтвердили приверженность обещаниям об укреплении безопасности, стабилизации цепочек поставок и наращивании взаимовыгодных инвестиций.

Оценка результатов визита в РК

Обсуждение визита в политикуме и прессе Южной Кореи пошло по двум направлениям – одно оценивало место визита вообще, другое – то, что Юн и Пелоси не встречались лично.

Официально, визит спикера Палаты представителей США «стал редкой возможностью для двух стран углубить свой союз и партнерство». Однако в нескольких сообщениях СМИ кочевало клише, что приезд Пелоси «пришелся на чувствительный момент, когда Южная Корея стремится укрепить свой давний союз в области безопасности с США, сохраняя при этом обширные экономические и другие партнерские отношения с Китаем».

Консервативная «Чунъан ильбо» отмечала, что «перетягивание каната между Соединенными Штатами и Китаем из-за визита спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси на Тайвань вызывает громкую тревогу по поводу безопасности в Северо-Восточной Азии» и «игра в цыпленка должна прекратиться», иначе дело может перерасти в худший кризис безопасности с 1996 года.

«Корея Таймс» тоже отмечала, что «администрация Юна должна заниматься осторожной и осмотрительной дипломатией, чтобы поддерживать хорошие отношения с Китаем, на который приходится четверть корейского экспорта. В то же время правительство должно приложить напряженные усилия, чтобы придерживаться «принципиальной» дипломатии и его не поколебала зарождающаяся новая холодная война между западными демократиями, возглавляемыми США, и автократиями, такими как Китай, Россия и Северная Корея. Мы надеемся, что Южная Корея сможет избежать перекрестного огня китайско-американской конфронтации».

Западные СМИ тоже отметили обвинения Юна в попытке умиротворить Китай, избегая встречи с Пелоси.

В этом контексте Ким Хын Гю, директор Института американо-китайской политики при Университете Аджу, рассказал The Korea Times что «в прошлом президент или министр иностранных дел попытались бы провести с ней переговоры, но я думаю, что на этот раз правительство, похоже, решило не чрезмерно политизировать вопрос и излишне настраивать Китай против себя».

В этом контексте интересно, как объясняли причину НЕ-встречи, ибо Юн был единственным лидером страны, который не поручкался с Пелоси. Официально сообщается, что Юн планировал летний отпуск задолго до решения спикера Палаты представителей США посетить регион, и тогда планировалось, что его не будет в столице (Юн остался дома под влиянием внутриполитических проблем. Как заявил представитель АП РК, «мы разрабатывали план отпуска президента Юна и думали, что его не будет в городе примерно в то время, когда Пелоси будет в Сеуле, поэтому мы сказали, что это будет сложно, и Вашингтон благосклонно ответил, что полностью понимает ситуацию». Более того, именно Юн предложил позвонить по телефону: «Президент изо всех сил пытался найти время для встречи со спикером Палаты представителей США, но ее график в Сеуле был уже заполнен, поэтому он предложил в четверг утром вместо этого позвонить».

Автор не уверен, что это заявление полностью правдиво. Сначала, 3 августа, АП объявила, что Юн не будет встречаться с Пелоси из-за того, что находится в отпуске. Но несколько часов спустя администрация президента отправила журналистам текстовое сообщение, сообщив, что планирует встречу, — а еще некоторое время спустя дезавуировала объявление, заявив, что никаких обсуждений личной встречи не было. Ненавистники Юна на этом фоне обвиняли его в непоследовательности, а респонденты автора говорили о давлении американской стороны.

Некоторые консерваторы из не-юновской фракции раскритиковали Юна за то, что он не встретился с Пелоси, хотя у него было время на актеров. Кроме того, депутат Ха Тхэ Гён заявил, что «спикер Национальной ассамблеи должен извиниться перед Пелоси за дипломатическую невежливость», не направив делегацию на приезд Пелоси, и заметим, что вопрос «должным ли образом администрация Юна организовала прием высокопоставленного американского чиновника» обсуждался в СМИ РК достаточно широко.

Что же до демократов, то временный глава главной оппозиционной Демократической партии Кореи У Сан Хо сказал, что Юн принял правильное решение, заявив, что «если Юн пытался помешать Сеулу слишком глубоко увязнуть в американо-китайском соперничестве, это решение не должно подвергаться критике». С другой стороны, лидер парламентской фракции демпартии Пак Хон Гын раскритиковал Юна, назвав решение президента «унизительной дипломатией».

***

Если подводить итоги, то прием со стороны первых лиц РК не был особенно теплым. Президент Юн, хотя проводил отпуск в Сеуле, отделался пусть и долгим телефонным разговором. Глава МИД отсутствовал в стране, а у трапа третье лицо в иерархии США никто не встретил. При этом, когда Пелоси посещала Южную Корею в 2015 году, будучи просто лидером демократического меньшинства нижней палаты Конгресса США, она встретилась с тогдашним президентом Пак Кын Хе и тогдашним министром иностранных дел Юн Бён Се.

Учитывая, что службы дипломатического протокола готовят визиты заранее, такая «несогласованность в расписании» означает, что у руководства страны, формально консервативного и проамериканского, не было особенного желания открыто поддерживать эскапады Пелоси, которая в основном общалась со своим визави.

Нельзя не обратить внимание и на то, что куда более выражавший поддержку Ким Чжин Пхё – не консерватор, а демократ, занимающий этот пост благодаря доминированию его партии в парламенте.

Чхве Ен Бом, старший секретарь президента по связям с общественностью, сказал, что «решения принимаются на основе национальных интересов» и для автора это довольно важное замечание. Несмотря на либеральную риторику, Юн больше прагматик и действительно старается демонстрировать близость к США, но при этом не особо вовлекать РК в откровенно антикитайские программы. По мнению автора, иной южнокорейский лидер нашел бы время для встречи с высокопоставленным гостем, и хотя компромисс в виде звонка был, возможно, достигнут непросто, это еще одно указание на то, что рассматривать Юна в качестве образцового президента-вассала США некорректно.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×