04.08.2022 Автор: Пётр Коновалов

Как КНР противодействует американским санкциям

CHI2422

Уже много лет идет соперничество между двумя мировыми сверхдержавами – США и КНР. В последние годы оно переросло в откровенную борьбу, в ходе которой стороны применяют друг против друга различные политические и экономические инструменты. Обычно наибольшее внимание мировых СМИ привлекают санкции, вводимые Вашингтоном против своих соперников. Однако Пекин тоже обладает большими возможностями и не собирается оставлять выпады США и их союзников без ответа.

В 2018 г., чтобы преодолеть дисбаланс в американо-китайской торговле, президент США Дональд Трамп ввел крупные тарифы на некоторые виды ввозимой в США китайской техники. Вскоре КНР приняла аналогичные меры. Так между двумя странами началась «торговая война». США и КНР стали по очереди повышать ввозные таможенные пошлины на разные товары друг друга. Попутно со стороны США шли обвинения в адрес Китая в нарушении интеллектуальных прав. На этом фоне развивалось преследование правительством США китайских телекоммуникационных компаний Huawei и ZTE – производителей техники беспроводной связи, способных конкурировать в этой стратегически важной для нашего времени отрасли с таким американским гигантом, как Apple. Обвинив компании в сотрудничестве с китайской разведкой, в августе 2018 г. Трамп запретил использование их оборудования американскими государственными структурами.

В мае 2019 г. Huawei была внесена в американский список лиц и организаций, подлежащих торговым ограничениям (Entity List), вследствие чего американские компании потеряли право сотрудничать с этой китайской компанией без специального правительственного разрешения.

В том же месяце китайское Министерство коммерции объявило о создании своего Списка ненадежных лиц (Unreliable Entity List), в который могут быть занесены лица и организации, препятствующие экономическому развитию КНР.

В июне 2019 г. начались протесты в специальном административном районе КНР Гонконг, вызванные проектом закона об экстрадиции, снижавшего, по мнению протестующих, степень автономности Гонконга. Протесты получили широкую идеологическую поддержку западных СМИ. Руководство КНР, взволнованное происходящим, начало разрабатывать проект Закона о защите национальной безопасности в Гонконге, создающего правовую базу для подавления антиправительственной активности и сепаратистских настроений в этом районе. Это вызвало новую волну протестов, стартовавшую в мае 2020 г. Тем не менее, 30 июня 2020 г. Закон о национальной безопасности в Гонконге был принят, а 1 июля вступил в силу. По этому закону поддержка суверенитета Гонконга от КНР, терроризм и сотрудничество с иностранными силами с целью нарушения национальной безопасности карается лишением свободы вплоть до пожизненного заключения.

В июле 2020 г. администрация Д. Трампа ввела санкции против ряда высокопоставленных представителей КНР, в том числе нескольких членов Политбюро и их ближайших родственников по обвинению в нарушении прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. Санкции подразумевали запрет подпавшим под них лицам на въезд в США и заморозку их американских активов. Затем в августе 2020 г. пришел американский ответ на принятие упомянутого выше Закона о национальной безопасности в Гонконге. Представители правительства Гонконга, проявившие лояльность к руководству КНР и содействовавшие принятию закона, попали под санкции американского Департамента казначейства по обвинению в «подрыве демократических процессов в Гонконге».

В ноябре 2020 г. Д. Трамп подписал Исполнительный указ 13959 «О борьбе с угрозой, исходящей от инвестиций в ценные бумаги, которые финансируют коммунистические китайские военные компании» (Addressing the Threat From Securities Investments That Finance Communist Chinese Military Companies). Документ запрещает всем американским инвесторам вкладывать деньги в бумаги компаний, которые Департамент обороны США считает «коммунистическими китайскими военными». На тот момент к таковым была отнесена 31 компания.

В декабре 2020 г. под санкции Вашингтона попали 14 членов Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей, вновь по обвинению в «подрыве демократии» в Гонконге.

По мнению ряда экспертов, китайское противодействие американскому давлению носило административный характер и нуждалось в законодательной базе, чтобы стать по-настоящему эффективным. Эта база была создана: 10 июня 2021 г. в КНР был принят и вступил в силу Закон о противодействии иностранным санкциям (AFSL, Anti-Foreign Sanctions Law). В соответствии с ним уполномоченные органы при китайском Госсовете могут включать лица и организации, причастные к разработке и применению антикитайских санкций, в Список контрмер. Контрмеры могут приниматься не только против лиц, оказавшихся в списке, но и против их супругов и ближайших родственников, а также организаций, в которых упомянутые лица являются важными руководителями, и организаций, которые с этими лицами и их организациями сотрудничают. Контрмеры могут включать в себя отказ в выдаче визы, аннулирование визы, отказ во въезде, депортацию, а также арест, арест имущества, запрещение или ограничение деятельности на территории КНР и др. По данному закону, все китайские организации и граждане, считающие себя пострадавшими от применения иностранных санкций, имеют право обращаться с соответствующими исками в китайский Народный суд.

AFSL принуждает иностранные компании, работающие в Китае, не соблюдать санкции, наложенные на КНР Америкой и Евросоюзом, и не допускать ничего, что может быть истолковано как соблюдение этих санкций. В противном случае они могут получить серьезные проблемы. По мнению западных экспертов, закон допускает широкие трактовки, из-за которых иностранные компании могут быть наказаны не только за соблюдение санкций своего правительства, но и за другие действия, идущие вразрез с интересами их партнеров из КНР. Кроме того, AFSL обязывает представителей иностранного бизнеса, работающих на территории Китая, участвовать в противодействии антикитайским санкциям. Например, иностранным компаниям, имеющим в КНР производства, придется закупать необходимое им сырье в первую очередь у попавших под западные санкции китайских компаний.

21 февраля 2022 г. Пекин объявил, что вводит на основании AFSL санкции против двух американских гигантов оружейной промышленности – компаний Lockheed Martin и Raytheon Technologies, которые входят в тройку главных подрядчиков ВПК США. Причиной санкций стали длительные поставки этими компаниями оружия на Тайвань – частично признанное государство, граничащее с КНР, которое Пекин считает своей территорией.

Пока что о большом количестве иностранных компаний, попавших под санкции Пекина, не сообщается, хотя выбор таких целей, как Lockheed Martin и Raytheon Technologies, впечатляет. По-видимому, Китай, разработав эффективный инструмент для противодействия западным санкциям, не торопится его применять и обдумывает, как использовать его наиболее эффективно. Следует повторить, что AFSL допускает широкие трактовки, и под его удар могут попасть очень многие западные компании. Учитывая, насколько те зависят от китайских производственных мощностей и китайского рынка, вполне возможно, что активно применять AFSL Пекину не придется, так как поток западных санкций со временем начнет снижаться сам собой. В противном случае мир ждут значительные изменения.

Петр Коновалов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×