02.08.2022 Автор: Виктор Михин

Персидский залив: новая конфигурация отношений

MDL4234

Провальный визит президента США Джо Байдена на Ближний Восток и неспособность его администрации коренным образом помочь решить насущные проблемы Арабского мира вызвали новые процессы среди арабских стран и их решимость самим урегулировать свои отношения. Пожалуй, наиболее ярким примером в этом плане являются пока закулисные переговоры между двумя в прошлом основными противниками в регионе – Саудовской Аравией и Ираном.

Официальный представитель Министерства иностранных дел Ирана Насер Канаани объявил, что наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бен Салман предложил, чтобы следующий раунд переговоров Тегерана и Эр-Рияда был публичным и официальным. Наследный принц Саудовской Аравии  призвал Иран к сотрудничеству с арабскими странами региона без вмешательства в дела других стран. «Мы призываем Иран как страну-соседа сотрудничать со странами региона, чтобы быть частью общего видения, придерживаясь принципов соблюдения международного права, невмешательства во внутренние дела других стран с необходимостью сотрудничества с Международным атомным энергетическим агентством», — сказал саудовский принц, касаясь общей обстановки в регионе Персидского залива.

Министр иностранных дел Ирака Фуад Хусейн в свою очередь сообщил агентству Rudaw, что Саудовская Аравия и Иран договорились провести первую открытую встречу на уровне министров иностранных дел в Багдаде после пяти раундов закрытых встреч по примирению при содействии иракского правительства. При этом он не уточнил, когда состоится встреча.

Провальный саммит в Джидде состоялся в присутствии президента США Джо Байдена и некоторых арабских лидеров, включая премьер-министра Ирака Мустафу аль-Кадими. Пресс-секретарь добавил, что во время телефонного разговора с Амиром Абдоллахианом министр иностранных дел Ирака отметил, что принц Мухаммад бен Салман выразил свою готовность провести официальный и публичный политический диалог между Ираном и Саудовской Аравией в Джидде. “Это позитивный знак, и мы считаем, что благодаря позитивной воле сторон сделать практический шаг вперед, возможно провести следующую встречу на официальном и политическом уровне в Багдаде, и это станет ощутимым и важным шагом в направлении продвижения и возобновления отношений между двумя странами”, — отметил Канаани.

Следует напомнить, что переговоры в Багдаде начались в апреле 2021 года и с тех пор продолжались с перерывами, причем недавний раунд каким-то образом стал достоянием общественности, поскольку в то время иранские СМИ опубликовали фотографию, на которой изображен премьер-министр Ирака Мустафа аль-Кадими в окружении иранских и саудовских переговорщиков. Иранскую делегацию возглавлял Саид Ирвани, чиновник Высшего совета национальной безопасности Ирана, который только что был назначен послом Ирана в Организации Объединенных Наций, в то время как саудовскую переговорную группу возглавлял Халид аль-Хумайдан, глава Главного разведывательного управления Саудовской Аравии. За последние несколько недель Иран неоднократно заявлял о своей готовности возобновить переговоры с целью скорейшего восстановления связей. Саудовская Аравия разорвала дипломатические отношения с Ираном в 2016 году из-за штурма своих дипломатических представительств в Иране после казни шиитского священнослужителя Нимра Бакира аль-Нимра.

Восстановление дипломатических отношений между Эр-Риядом и Тегераном, вне всякого сомнения, привнесет новую конфигурацию отношений в регион и значительно уменьшит влияние США и Европы. Видимо, поэтому Запад все время натравливает саудитов на иранцев, делая особый упор на религиозный фактор, который до этого не играл особой роли. Вашингтон, вдруг сделавшись мусульманским экспертом, все время говорит о некоей вековой вражде суннитов к шиитам и наоборот. Именно этот религиозный фактор нынешняя администрация грязно использует в своей политике в Персидском заливе, собрав на саммите в Джидде арабские страны только с суннитским руководством. Байден также предложил и думает активно продвигать идею о создании некого арабского НАТО, которое, с одной стороны, будет стоять на страже интересов Запада, с другой — направлен против Ирана.

Однако арабские страны Персидского залива весьма прохладно (за исключением полностью зависящей от США Иордании) отнеслись к этой бредовой идее. И этому есть несколько факторов. Во-первых, США, да и Израиль, по географическим причинам находятся вне зоны поражения иранских ракет. А вот страны Персидского залива в ходе прямого военного столкновения оказываются меж двух или, если уж на то пошло, меж трёх огней. Ракетные удары могут последовать как с северного направления — то есть из Ирака, где базируются проиранские группировки мусульман-шиитов, с юга — из Йемена и с востока — непосредственно из Ирана. Учитывая, что системы ПВО американского производства пока не могут защитить территории стран-союзниц, о чем свидетельствует постоянные ракетные обстрелы территорий Абу-Даби и Саудовской Аравии, арабским монархиям не сильно хочется вступать в этот союз и они пока просто торпедируют эту идею. Поэтому, как бы того ни хотелось Вашингтону, но арабские державы оказываются прагматичнее стран Европы и не спешат стрелять себе в ногу, ссорясь с сильным восточным соседом. При таком положении дел США не стоит ждать, что кто-то за них будет таскать каштаны из огня.

И сейчас в регионе идет как бы незримая, но ожесточенная борьба за будущее не только этого региона, но и всего Арабского мира. И на переднем крае этого сражения выступает наследный принц, будущий король Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман Аль Сауд. Что касается позиции Тегерана, то она давно известна и заключается в удалении из региона диктата стран Запада и установлении дружеских добрососедских отношений со всеми странами региона. Иранские официальные лица неоднократно заявляли об этом и делали все возможное, чтобы даже в своих тяжелых санкционных условиях со стороны Запада наладить нормальные добрососедские отношении со всеми странами Персидского залива и Арабского мира.

Хорошо понимая, на каком важном этапе своего развития находится Иран, от которого не в малой степени зависит его будущее, иранское руководство предприняло все возможное, чтобы урегулировать свои отношения с Саудовской Аравией, наследный принц которой претендует не только на руководство странами Персидского залива, но и всего Арабского мира. С другой стороны, иранские муллы, пытаются «додавить» администрацию Байдена по ядерным переговорам, выторговывая себе самые лучшие позиции. В связи с этим в последнее время из Тегерана раздаются голоса многих официальных лиц, которые заявляют о значительном техническом прогрессе в ядерных исследованиях. Иран технически способен создать ядерную бомбу, но еще не решил, создавать ли ее, заявил катарскому телеканалу «Аль-Джазира» Камаль Харрази, старший советник верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи. Он выступил на следующий день после того, как президент США Джо Байден завершил свою четырехдневную поездку в Израиль и Саудовскую Аравию, пообещав помешать Ирану «приобрести» ядерное оружие. «У Ирана есть технические средства для производства ядерной бомбы, но Иран не принял решения о ее создании» — подчеркнул Камаль Харрази.

Комментарии Харрази, которые сделаны вполне естественно по инициативе Верховного лидера, были редким предположением о том, что Иран может быть заинтересован в ядерном оружии, которое он долгое время отрицал. «За несколько дней мы смогли обогатить уран до 60%, и мы можем легко производить 90% обогащенный уран… У Ирана есть технические средства для производства ядерной бомбы, но Иран не принял решения о ее создании», — сказал Харрази. Иран уже обогащает до 60%, что намного превышает предел, установленный ядерной сделкой Тегерана с мировыми державами в 2015 году. Уран, обогащенный до 90%, пригоден для создания ядерной бомбы.

Этот факт останавливает арабские монархии от резких движений в сторону Ирана. На данный момент то, что они делают, — это активно наращивают свое участие в системе противовоздушной обороны, направленной против иранских ракет в партнерстве с Израилем и Соединенными Штатами. Такая система будет жизненно важна, если Байден обратится к тому, что он называет своим последним средством в отношениях с Ираном, а именно к военным действиям, которые могут вызвать ответные иранские ракеты. С другой стороны Мухаммед бен Салман налаживает отношения с Ираном, надеясь, что в случае военной конфронтации он и его королевство выйдут сухим из военного потока.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×