29.07.2022 Автор: Константин Асмолов

Welcome to Video, или Борьба с детской порнографией в Республике Корея

KORP

В марте 2018 г. сотрудники правоохранительных органов Соединенных Штатов, Великобритании и РК ликвидировали в южнокорейском даркнете веб-сайт детской порнографии Welcome to Video. Его разгром считается одной из крупнейших операций по борьбе с детской порнографией на сегодняшний день. По заявлению властей, на сайте было восемь терабайт (более 250 000 видеороликов) детской порнографии и контента для сексуальной эксплуатации с участием детей, включая кадры изнасилования очень маленьких детей. Большая часть роликов была загружена с других сайтов такого рода или закрытых чатов в Телеграм-каналах, однако 45% роликов составлял новый контент, о существовании которого ранее известно не было.

Кроме того, Welcome To Video был одним из первых сайтов, монетизирующих детскую порнографию с помощью биткоинов, которые позволяли пользователям скрывать свою личность во время финансовых транзакций. Пользователи обменивали цифровую валюту на «очки», которые они могли потратить на скачивание видео или покупку VIP-аккаунтов. Очки также можно было заработать, загрузив свежую детскую порнографию. За период с июня 2015 года по март 2018 года через сайт прошло 370 000 долларов в криптовалюте.

Веб-сайт имел в даркнете 1,28 миллиона подписчиков и по меньшей мере 3344 платных участника со всего мира. Среди этих 3344 человек правоохранительные органы США и еще 11 стран мира арестовали 337 человек, в том числе 223 южнокорейца. К примеру, британские правоохранители сообщали о 18 расследованиях и 7 осужденных.

Среди посетителей сайта оказалось довольно много высокопоставленных лиц. Так, Габор Калета, посол Венгрии в Перу, после того, как было установлено, что он загрузил с сайта более 19 000 изображений, венгерская общественность узнала об этом деле только в феврале 2020 года. В июле 2020 года Калета признал себя виновным и был приговорен к штрафу в размере 540 000 форинтов (~1500 евро) и году тюремного заключения условно.

Но мы поговорим о 24-летнем южнокорейце по имени Сон Чжон У, который с июня 2015 года по март 2018 года управлял сайтом и заработал на этом более 400 миллионов вон ($330 000). Это был первый случай в Южной Корее, когда был обнаружен подозреваемый, работающий в даркнете. При этом так и не ясно, руководил он уже созданным сайтом или наполнял его с нуля. Когда Налоговое управление США обнаружило, что порнографические транзакции совершаются с использованием криптовалюты и передало соответствующую информацию Корейскому национальному полицейскому агентству, благодаря международному сотрудничеству местонахождение сервера в Корее было установлено и Сон арестован. Суд первой инстанции приговорил Сона к двум годам тюремного заключения и трем годам условно за нарушение Закона о защите детей и молодежи от сексуальных преступлений и закона о защите информации, так как он не имел криминального прошлого.

Однако Сон покинул следственный изолятор через шесть месяцев и в апреле 2019 года зарегистрировал свой брак, — как раз когда дело рассматривала более высокая инстанция. С учетом необходимости содержать семью, в мае 2019 года суд приговорил его к полутора годам тюремного заключения и конфискации прибыли от криптовалюты на сумму около 400 миллионов вон.

Сон Чжон У почти отсидел срок, но в апреле 2020 года Министерство юстиции США запросило ордер на его экстрадицию, так как еще в августе 2018 года Федеральное большое жюри округа Колумбия предъявило Сону обвинение по девяти пунктам, связанным с его работой на объекте массовой сексуальной эксплуатации детей.

В мае 2020 г. отец Сона обратился к судебным органам с просьбой не выдавать его сына Соединенным Штатам. Однако это обращение вызвало критику в интернете. После того, как обращение не сработало, отец Сон Чон У подал на своего сына жалобу в прокуратуру за сокрытие преступных доходов. План был прост — если Сона осудят в РК, его экстрадиция в США может провалиться из-за корейских «правил двойной опасности, которые запрещают людям быть наказанными за одно и то же преступление дважды». При этом если в РК по данной статье Сону светило тюремное заключение сроком до пяти лет или штраф до 30 миллионов вон ($24 390), в США аналогичным правонарушителям грозит тюремное заключение сроком до 20 лет и штраф в размере до $500 000. Для сравнения: суд в США приговорил одного из клиентов Сона к пяти годам тюремного заключения только за скачивание и просмотр детской порнографии.

6 июля 2020 г. суд отклонил запрос Соединенных Штатов об экстрадиции преступника. Под тем предлогом, что, во-первых, выдача преступника может вызвать трудности в расследовании внутри страны, а во-вторых, южнокорейский суд имеет полное право применять свои меры наказания, так как преступник является гражданином РК. В-третьих, его присутствие в Корее было бы более полезным для борьбы страны с детской порнографией. После этого Сон вышел на свободу в ожидании нового процесса. Министерство юстиции США «выразило разочарование», однако примечательно, что после этого отказа о выдаче Сона США более не настаивали.

9 июня 2022 г. прокуратура РК потребовала для Сон Чжон У четырехлетнего тюремного заключения и штрафа в размере 5 миллионов вон, а 5 июля 2022 г. Сон Чжон У был приговорен к двум годам тюремного заключения. Впрочем, 14 июля Сон подал апелляцию, так что судебная волокита будет длиться долго…

Чем объяснить такое? Возможно, дело в следующем:

  • В отличие от фигурантов других скандалов, лица, вовлеченные в подобные преступления и непосредственно принуждавшие несовершеннолетних к съемкам секс-видео, в РК получали срок в 25, а кое-кто и 40 лет.
  • Но это же означает, что в голове Сона может быть такая важная информация, как база данных VIP-клиентов, среди которых могут быть лица, раскрытие которых крайне нежелательно. Кто именно, – каждый из конспирологов составляет свои списки с учетом ангажированности, но все они сходятся в том, что если бы Сона выдали в США, ему пришлось бы слить данные покупателей.
  • Кроме того, срабатывает ложная честь: гражданина РК, что бы он ни совершил, должен судить «корейский суд по корейским законам», а что гайки в сфере наказания за сексуальные преступления только начинают закручиваться, никого не волнует. Сон же не политик, утопление которого за харассмент или тайную покупку секс-услуг имеет отношение к политическим интригам.
  • К ложной чести добавляется ложный стыд: хотя с точки зрения уличной преступности РК — одно из наиболее безопасных мест в мире, сексуальные преступления несут Южную Корею в ТОП-5.
  • Наконец, обнаружилась проблема – не вся детская порнография в РК могла считаться детской, так как на момент разгрома сайта возраст согласия в РК составлял ТРИНАДЦАТЬ лет, и потому отношения школьницы со взрослыми мужчинами, описанные, скажем, в фильме Ким Ки Дока «Самаритянка», осуждались обществом, но не были криминализованы даже как проституция ввиду а) отсутствия сутенера б) оплаты подарками. По итогам этой истории и ряда иных скандалов планку подняли до 16, но обратной силы закон не имеет.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×