27.07.2022 Автор: Владимир Терехов

Состоялся саммит “другой” “Четвёрки”

MID23411

Читателям, более или менее постоянно интересующимся актуальной международной политикой, наверняка известно о существовании межгосударственной конфигурацией под названием “Четвёрка” (Quad), в которую входят США, Япония, Индия и Австралия.

Хотя с момента образования в начале 2021 г. участники данной конфигурации регулярно проводят встречи разного уровня (в том числе самого высокого), по итогам которых принимаются совместные официальные документы, но её до сих пор сложно квалифицировать сколько-нибудь определённым образом. Одно можно утверждать достаточно уверенно: Quad не является военно-политической организацией и пока не просматривается перспектива её трансформации в таковую.

Подобного рода конфигураций, которые на первый взгляд производят довольно странное впечатление (главным образом составом участников), в последнее время появляется всё больше. Тем не менее, что-то их участников связывает. Хотя, что именно, видимо, не до конца понятно им самим и по этому поводу можно строить догадки разной степени правдоподобности.

В ходе только-что прошедшей поездки на Ближний Восток президента США Джо Байдена состоялся видеосаммит “Ещё одной Четвёрки”. Именно так (с использованием слова another) она была обозначена в комментарии Foreign Policy. На возможное её формирование ранее обращалось внимание и в НВО. Чему поводом послужила прошедшая в октябре 2021 г. видеоконференция министров иностранных дел США, Индии, Израиля и Объединённых Арабских Эмиратов.

Правда, в течение последующих месяцев никаких признаков жизнедеятельности со стороны “Quad-2” не отмечалось и сложилось впечатление о “случайном выбросе” в череде прочих более или менее понятных событий современной мировой политики.

Но, как в очередной раз выяснилось, у невидимого режиссёра мирового политического действа “все ходы записаны” и в некоторый момент он просто актуализирует тот или иной (ранее им же обозначенный) фрагмент “Большой мировой игры”. Именно проведенный 14 июля видеосаммит “Ещё одной Четвёрки” можно считать едва ли не единственным заслуживающим внимания результатом всей упомянутой поездки американского президента.

В принятом по итогам данного мероприятия Совместном заявлении участники присвоили наименование новой конфигурации, которая теперь будет обозначаться аббревиатурой I2U2. Данная аббревиатура включает в себя начальные буквы двух государств, названия которых начинаются с I (India, Israel), и двух – с U (United Arab Emirates, United States).

Содержательная же часть данного документа начинается с довольно пафосного заявления о “группе стран”, обладающих некими “уникальными” характеристиками, с помощью которых будет организовано “противодействие величайшим угрозам нашему миру”. Особое внимание предполагается уделить “совместному инвестированию и новым инициативам” в целях решения проблем с обеспечением (видимо, всё того же “нашего мира”) водой, энергией, продовольствием, средствами здравоохранения, транспортом. Не забыта и сфера освоения космоса.

Вроде бы вполне себе позитивное целеполагание, на первый взгляд, особо не обременённое актуальными международно-политическими дрязгами. Впрочем, контуры некоторых политических проблем всё же просматриваются и в этом документе. Во-первых, это относится к весьма политизированной теме борьбы с климатическими изменениями и загрязнением окружающей среды, важным элементом которой является установка на первоочерёдное развитие “зелёной” энергетики.

Во-вторых, стороны выразили поддержку так называемому “Авраамовскому договору”. Такое название получил процесс заключения соглашений между Израилем и тремя арабскими странами (включая ОАЕ) о нормализации двусторонних отношений. Что стало важным шагом на пути общего процесса выхода Израиля из дипломатической изоляции в арабском мире.

В-третьих, разного рода проекты в сферах “зелёной” энергетики, длительного хранения и консервирования продуктов питания, а также воды предполагается реализовывать главным образом на индийской территории. Индии вообще уделена весомая часть документа, что вполне увязывается с одним из ключевых вопросов современной “Большой мировой игры”, обусловленного борьбой основных участников за влияние на эту страну.

Существенным образом с той же целью создавался и “первый” Quad. При том что Индия сама превращается в одного из ведущих мировых игроков и умело балансирует в поле сил, которое создают другие значимые игроки. Все три партнёра Нью-Дели по I2U2 отнюдь не являются продуктом случайного выбора. Различные аспекты значимости для Индии США регулярно обсуждаются в НВО.

Что касается Израиля и ОАЭ, то с ними у неё давно налажены устойчиво-дружественные отношения. Первый, в частности, является одним из основных партнёров в области военно-технического сотрудничества. ОАЭ же выполняет роль важного звена в системе отношений Индии со странами региона Персидского залива (имеющего для неё критическое значение) и с исламским миром в целом. Именно в ОАЭ отправился в конце июня премьер-министр Нарендра Моди, после того как месяцем ранее случился известный “ляп” в прямом эфире столичного телевидения. Который спровоцировал как серьёзные внутренние беспорядки, так и разного рода демарши, предпринятые в сторону Индии рядом мусульманских стран.

И всё же главная компонента обозначенного выше вопроса обусловлена характером развития китайско-индийских отношений. Именно этими последними во всё большей мере будет определяться трансформация ситуации в Индо-Тихоокеанском регионе в целом. Несмотря на обозначающееся присутствие фактора общего “сдвига на Восток” вектора внешней политики недавних гегемонов на мировой политической сцене в лице США и некоторых из ведущих европейских стран.

Между тем общая картина отношений между обоими азиатскими гигантами развивается во времени волнообразным образом. Очередной период их спада обозначился практически сразу после состоявшейся осенью 2019 г. на территории Индии встречи лидеров обеих стран. Быстро ухудшавшиеся двусторонние отношения опустились на опасно низкий уровень уже к лету следующего года, когда в одном из высокогорных приграничных районов возникла угроза прямого военного конфликта.

Вновь отметим продуктивность мер по его купированию в зародыше и последующему фактическому восстановлению отношений до более или менее нормального состояния, которые были предприняты как обеими сторонами, так и поучаствовавшей в этом российской дипломатии. С тех пор не прерывается процесс решения как “локальных” проблем в приграничной зоне, так и развития двусторонних отношений в целом.

Свидетельством первому является очередная (16-я по счёту) состоявшаяся 17 июля с. г. встреча военных делегаций, которые занимаются главным образом созданием условий, исключающих как некие инциденты между пограничниками сторон, так и для снижения общей напряжённости в приграничной зоне. Переговоры протекают трудно, поскольку в основе разного рода приграничных конфликтов заложена фундаментальная (многодесятилетняя) проблема территориальных споров между Индией и КНР.

Тем не менее, повторим, отмечается тренд на восстановление китайско-индийских отношений в целом. О чём свидетельствуют очередная встреча министров иностранных дел обеих стран, состоявшаяся 7 июля в Индонезии на полях министерской встречи “Большой двадцатки”, в ходе которой обсуждалась и ситуация в приграничной зоне. Но, конечно, самым очевидным свидетельством упомянутого тренда стал факт участия лидеров обеих стран в очередном, состоявшимся в конце июня, видеосаммите BRICS.

То есть пока нет (и не просматриваются на ближайший период) каких-либо признаков сколько-нибудь заметного успеха в очевидных попытках Вашингтона сдвинуть Индию с той позиции относительной нейтральности, на которой эта страна пребывает с момента обретения независимости. Хотя именно эта цель и ставится руководством США, когда создаются те или иные международные конфигурации с участием Индии.

И факт формирования I2U2 в этом плане не является, конечно, исключением.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


×
Выберие дайджест для скачивания:
×