25.07.2022 Автор: Константин Асмолов

Еще два призрака идут за Мун Чжэ Ином, или «Возвращение рыбаков-убийц»

MOON32342

Вслед за скандалом, связанным с убийством в Желтом море, и в связи с ним, разворачивается еще один – тоже связанный с КНДР и в перспективе еще более неприятный для Мун Чжэ Ина и его круга.

2 ноября 2019 года двое северокорейских моряков в возрасте 20 лет пересекли морскую границу и выразили намерение перебежать в Южную Корею. Однако 7 ноября, через пять дней после ареста, они (впервые в истории межкорейских отношений) были принудительно репатриированы обратно на Север как «беглые преступники», поскольку перед бегством на Юг они совершили убийство остальных 16 членов экипажа. Если верить южнокорейским СМИ того времени, пара сначала убила капитана в его каюте, а затем по очереди вызывали остальных к нему, забивали насмерть и сбрасывали тела за борт.

Этот инцидент, однако, стал предметом политических дебатов по поводу законности репатриации. Критики данного решения обращали внимание на то, что любой гражданин КНДР, желающий сбежать на Юг, автоматически является гражданином РК, так как согласно Закону о национальной безопасности КНДР это не «другая страна», которой еще можно выдать человека, совершившего тяжкое преступление на ее территории, а «антигосударственная организация». Передача беглецов ей – неприемлемая уступка и жест потери суверенитета. Формально за убийство группы лиц с особой жестокостью они должны были бы получить срок – но на основании вердикта южнокорейского суда. Кроме того, в РК пока действует мораторий на смертную казнь, а на Севере они, скорее всего, были казнены, даже если брать только наказание за убийство.

Некоторые шли дальше и говорили, что вина «рыбаков-убийц» не была доказана, так как на проведение полноценного следствия времени не оказалось. Более того, вывод об убийстве якобы был сделан не на основании собственно расследования, а потому, что это фигурировало в перехваченных северокорейских переговорах. Однако то, что пара призналась в убийстве, сегодня подтверждают даже консервативные СМИ, а при описанной картине преступления следов крови и других улик должно было быть столько, что следствие сразу же установило бы причастность фигурантов к массовому убийству.

Иные правые НГО и консервативные политики шли еще дальше и высказывали подозрения, что администрация решила сделать это, чтобы выслужиться перед Пхеньяном. Так совпало, что 5 ноября, когда правительство уведомило Север о своем намерении вернуть рыбаков, Мун направил личное письмо северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну, пригласив его на Памятный саммит АСЕАН-Южная Корея, который состоялся в Пусане 25 -26 ноября.

И вот на волне истории Ли Дэ Чжуна 21 июня 2022 г. Юн Сок Ёль предположил, что его администрация могла бы расследовать инцидент, заявив, что «у многих людей есть вопросы относительно решения правительства Мун Чжэ Ина возвратить их в КНДР». Сам Юн придерживается мнения, что «когда кто-то (перебежчик) въезжает в нашу страну, он считается гражданином Республики Корея в соответствии с нашей Конституцией», и потому решение выдать убийц было как минимум странным.

Затем, по аналогии с историей Ли Дэ Чжуна, пошли инсайды. Оказывается, Юг узнал, что рыбаки убили своих коллег, слушая северокорейские переговоры, и через два дня Сеул спросил Пхеньян, примет ли он их в случае репатриации, хотя Север первым этого не требовал. На следующий день Север выразил намерение принять их, после чего правительство мобилизовало антитеррористическое подразделение (а не Красный Крест), которое доставило их к месту репатриации связанными и с повязками на глазах, а когда у самой демаркационной линии повязки сняли, рыбаки, как говорят, упали на колени, поняв, что их отправят обратно в Северную Корею.

Оказывается, о выдаче стало известно общественности после того, как средства массовой информации случайно сфотографировали текстовое сообщение, отправленное военным на ДМЗ сотруднику службы национальной безопасности в администрации президента.

27 июня депутат-консерватор Тхэ Ён Хо (сам перебежчик с Севера), ссылаясь на информацию управления национальной безопасности президента, подтвердил, что правительство Мун Чжэ Ина выразило намерение репатриировать рыбаков-убийц еще до того, как Север обратился с такой просьбой. Север ответил на сообщение Юга 6 ноября, заявив, что заберет двух рыбаков и лодку. Двое были отправлены обратно в Северную Корею днем позже, а лодка была передана Северу 8 ноября.

6 июня 2022 г. Национальная разведывательная служба NIS подала в прокуратуру жалобы на двух своих бывших руководителей – Пак Чи Вона и Со Хуна.

Пак занимал пост главы NIS с июля 2020 года по май 2022 года, пока президент Юн Сок Ель не вступил в должность. Он предположительно злоупотреблял своими полномочиями, чтобы «незаконно удалять отчеты, связанные с разведданными», о смерти Ли Дэ Чжуна, так как попытки найти несекретные версии закончились провалом. Подробности о том, какая информация была удалена, остаются неизвестными, но правоконсервативная газета «Чосон ильбо» сообщала, что это перехваченные северокорейские сообщения, в том числе прослушанный разговор между южнокорейским чиновником по рыболовству и северокорейскими военными, включая просьбу о спасении в море.

Бывший глава разведки, однако, категорически опроверг обвинения, заявив, что исходный файл, хранящийся на сервере NIS, невозможно удалить, и если бы он это сделал, это оставило бы запись об удалении.

Со работал главой NIS с 2017 по 2020 год, а затем в течение двух лет был советником Муна по национальной безопасности. Его подозревают в том, что он приказал досрочно прекратить внутреннее расследование по делу рыбаков-убийц. В отношении обычного северокорейского перебежчика таковое обычно занимает от 15 дней до одного месяца, но в то время расследование заняло всего около трех дней, после чего пришло к выводу, что их намерение сбежать на Юг «не было искренним».

7 июля Администрация президента заявила, что в этом скандале «у нас нет собственной позиции», но правительство Юна уделяет пристальное внимание инцидентам, поскольку существует вероятность «преступления против человечности».

12 июля министерство объединения Южной Кореи опубликовало фотографии, показывающие спорную репатриацию. На десяти фото хорошо видно, то «рыбаки-убийцы» упираются изо всех сил, и одного из них фактически тащат волоком. У обоих мужчин завязаны глаза, а руки связаны веревками. Кроме того, министерство отказалось от своей прежней позиции в отношении репатриации двух северокорейских рыбаков как «неискренних» — решение явно было ошибочным, учитывая судьбу, с которой столкнутся рыбаки, если их отправят обратно. Это, конечно, лицемерие – разумеется, в своем желании сбежать на Юг от северокорейского правосудия убийцы были искренни.

В тот же день 12 июля НГО «Центр сбора данных по правам человека Северной Кореи (NKDB)» попросило прокуратуру провести расследование в отношении 11 бывших чиновников при правительстве Муна. Обвинения включают злоупотребление властью, неисполнение служебных обязанностей, уничтожение улик и пособничество преступникам: в соответствии с Конституцией, два рыбака — граждане Южной Кореи и отправка их обратно на Север была нарушением прав человека и посягательством на суверенитет.

13 июля еще одна консервативная НГО «Адвокаты по правам человека и объединению Кореи» заявила, что будет подавать жалобу на Мун Чжэ Ина как соучастника в покушении на убийство, незаконном аресте и похищении, злоупотреблении властью, неисполнении служебных обязанностей, уничтожении улик и нарушении Закона о наказании за преступления, подпадающие под юрисдикцию Международного уголовного суда.

Тем временем 13 июля прокуратура Центрального округа Сеула направила группу прокуроров и следователей в главный офис Национальной разведывательной службы для изъятия документов и других доказательств, а пресс-секретарь Юн Сок Ёля указал, в каком направлении будет работать следствие. «Если бы их насильно отправили на Север, даже несмотря на то, что они заявили о своем намерении дезертировать, это было бы антигуманным преступлением и преступлением против человечности, которое нарушает как международное право, так и Конституцию… Правительство Юн Сок Еля полностью установит правду по этому делу, чтобы восстановить универсальные ценности свободы и прав человека».

В свою очередь Демократическая партия предостерегла от использования вопроса в политических целях, и вообще, «значит ли это, что мы должны принять жестоких преступников, убивших 16 человек, как наших граждан? […] Мы требуем, чтобы национальная безопасность, вооруженные силы и разведывательное управление больше не использовались в качестве средства политического спора».

Действительно, тогда власти оказались перед очень непростым решением. Желание дать жестоким убийцам справедливое возмездие вполне понятно. Аргументы против принудительной репатриации понятны не менее, и надо понимать, что консерваторами в этой игре имели смысл не столько соображения борьбы за права человека, сколько желание «поквитаться с режимом Мун Чжэ Ина» с неожиданной и приятной стороны. Если бы Муна пытались посадить за коррупцию, применяя все те приёмы, которые администрация Муна использовала против Пак Кын Хе, это дало бы свои результаты, но выглядело бы слишком явной политической местью. Работа по этому направлению тоже ведётся, но здесь речь идёт речь о «проведении государственной политики в рамках умиротворения антигосударственной организации». Это куда серьезнее при том, что мы еще посмотрим, насколько речь идёт действительно о новых доказательствах, а не трактовках тех же событий в соответствии с новой генеральной линией.

Хотя иски против Муна ещё не поданы, ситуация, когда два руководителя спецслужб стали объектами уголовного дела, уже напоминает «большую чистку» при Мун Чжэ Ине, который посадил трёх руководителей этой организации, занимавших данные посты при Пак Кын Хе и Ли Мен Баке. А это значит, что под ногами не только Муна, но и многих иных демократов начинает гореть земля, и они могут нанести контрудар, воспользовавшись непростым политическим и экономическим положением режима Юн Сок Ёля, рейтинг которого в последние недели упал ниже 35%.

«Не переключайте канал – новый сезон южнокорейской внутренней политики точно будет интереснее, чем прежде».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

 


×
Выберие дайджест для скачивания:
×