11.07.2022 Автор: Виктор Михин

Новый разворот в саудовско-турецких отношениях

ERD2

В преддверии важного визита президента США Джо Байдена на Ближний Восток наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман, стремясь укрепить свои позиции, тоже нанес визиты в ряд арабских стран и в Турцию. Именно последний визит стал наиболее важным и значимым в истории двух стран. По крайней мере, саудовские СМИ взахлеб расписывали эту поездку, а газета Arab News, выражая общее мнение, констатировала: «Визит в Турцию 21 июня положил начало новому этапу в турецко-саудовских отношениях». В своем совместном заявлении президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и его саудовский гость патетически заявили о «своем намерении вступить в новую эру сотрудничества» в политических, экономических, военных вопросах, вопросах безопасности и культуры.

Следует сказать, что усилия по нормализации отношений завершают период почти полного разрыва из-за убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги в посольстве Саудовской Аравии в Турции и ряда разногласий по вопросам региональной политики. Оттепель началась в апреле, когда турецкий суд, заочно судивший 26 саудовских подозреваемых в убийстве журналиста, на первый взгляд неожиданно приостановил судебное разбирательство и передал дело в Саудовскую Аравию. Эр-Рияд, в свою очередь, снял неофициальный запрет на импорт товаров из Турции. Накануне визита наследного принца президент Турции подчеркнул важность содействия двусторонней торговле и изучения возможностей для инвестиций, превращения более тесных двусторонних контактов в реальные партнерские отношения. Мухаммед бен Салман также заявил о «важности более тесного сотрудничества с Анкарой, особенно в области обороны и энергетики».

Визит наследного принца пришелся по времени на пользу президента, чья страна в настоящее время страдает от последствий ухудшения экономической ситуации, которые становятся все более серьезными с 2018 года. Инфляция составляет более 70%, лира достигла нового рекордно низкого уровня по отношению к доллару, а сокращение финансовых резервов затрудняет обслуживание непосильного внешнего долга страны. Реджеп Тайип Эрдоган, пытаясь переломить неблагоприятную обстановку, обратился к богатым странам Персидского залива и совсем недавно к Эр-Рияду, за финансовой помощью, чтобы поднять пошатнувшуюся экономику.

Мухаммед бен Салман, со своей стороны, стремится всячески укрепить региональный авторитет Саудовской Аравии и наладить партнерские отношения с другими странами, в первую очередь, чтобы оградить и если можно свести на нет региональные амбиции своего противника – Ирана. Наследного принца все время подстегивают сообщения о том, что Соединенные Штаты, в конце концов, согласятся на иранские условия и подпишут с муллами новое соглашение по ядерной программе Ирана.

Также не случайно, что визит саудовца в Анкару предшествовал визиту президента США Джо Байдена в Саудовскую Аравию в середине июля. Турне наследного принца, в которое также вошли визиты в Египет и Иорданию, является средством продемонстрировать региональное лидерство Эр-Рияда, его способность сплотить вокруг себя другие арабские страны и укрепить позиции Саудовской Аравии на будущих переговорах с Джо Байденом.

Если вспомнить историю, то встреча саудовского правителя Ибн Сауда с президентом США Рузвельтом в 1945 году на долгие десятилетия определила отношения между двумя странами. Саудовская Аравия обязалась на постоянной основе и по смешным низким ценам поставлять нефть США, а американцы – защищать режим Ибн Сауда от внутренних и внешних врагов. Ибн Сауд, опираясь на американскую поддержку, полностью избавился от назойливой опеки Великобритании и стал ориентироваться на Вашингтон, строго следуя в фарватере его политики. После смерти основателя саудовского королевства в 1953 году, его сыновья вплоть до последнего времени строго выполняли завет своего отца. Ныне, судя по всему, предстоит новая «историческая» встреча в Джидде между внуком Ибн Сауда и президентом США Джо Байденом, которая должна определить новые контуры саудовско-американских отношений. А может быть она закончится неудачей, и заморский гость уедет несолоно хлебавши. Результаты встречи, к которой обе стороны активно и интенсивно готовятся, ясно покажут будущее не только Саудовской Аравии, но и всего Арабского мира.

Саудовская Аравия также заинтересована в развитии военного сотрудничества с Турцией, которая имеет большой и растущий сектор оборонного производства. В марте Эрдоган сообщил, что Эр-Рияд сделал значительный заказ на беспилотники турецкого производства. В 2020 году Саудовская Аравия подписала соглашение с Vestel Defence Industry на сумму 200 миллиардов долларов о создании совместного производственного проекта в Саудовской Аравии для беспилотных летательных аппаратов Vestel Karayel. Саудитов весьма впечатлил успех применения беспилотников (БПЛА) Россией во время специальной военной операции в Украине, когда по данным БПЛА успешно уничтожается современная военная техника, поставляемая Западом для продолжения войны против России.

Кстати, незадолго до визита саудовского принца Эрдоган начал налаживать отношения с другим правителем Персидского залива. В феврале 2022 года он встретился с тогдашним наследным принцем Абу-Даби шейхом Мухаммедом бен Заидом Аль-Нахайяном во время своего первого визита в ОАЭ почти за десятилетие, чтобы оживить двусторонние отношения. До этого Турция и Египет начали предварительные шаги по примирению. Анкара начала прощупывать позицию Саудовской Аравии на предмет улучшения отношений более полутора лет назад. В ноябре 2020 года Эрдоган позвонил саудовскому монарху Салману ибн Абдель Азизу Аль Сауду, чтобы подчеркнуть важность урегулирования разногласий путем диалога. Впоследствии министр иностранных дел Саудовской Аравии ответил, что отношения королевства с Турцией “отличные” и что «нет никакой информации, указывающей на существование неофициального бойкота турецких товаров». В ноябре 2020 года Саудовская Аравия предложила жертвам землетрясения, обрушившегося на Измир, чрезвычайную помощь. Турция продолжала делать предложения Эр-Рияду в соответствии с заявлением президента Турции в декабре 2021 года о том, что его страна будет работать над «улучшением отношений с Саудовской Аравией».

Но вопреки приведенному выше заявлению министра иностранных дел Саудовской Аравии, турецко-саудовская торговля резко упала на фоне последствий «вопроса Хашогги», острых разногласий по поводу урегулирования кризисов в Ливии и Сирии, а также споров о морских границах в Восточном Средиземноморье. По данным Турецкого статистического института (TURKSTAT), общий объем экспорта из Турции в Саудовскую Аравию сократился с 3,2 миллиарда долларов в 2019 году до 2,5 миллиардов долларов в 2020 году, а затем всего до 235 тысяч долларов в ноябре 2021 года. За тот же период саудовский экспорт в Турцию достиг максимума почти в 3,5 миллиарда долларов в 2021 году. Правда, отдельно возрос военный экспорт Анкары в Саудовскую Аравию, но это связано только с беспилотниками «Байрактар», которые в регионе считаются лучшими.

Помимо экономических соображений, Турция рассматривает возможность увеличить свое присутствие в Персидском заливе в ожидании примирения между странами Персидского залива и Ираном. К настоящему времени в Багдаде прошло пять раундов переговоров между Тегераном и Эр-Риядом, которые разорвали дипломатические отношения в 2016 году. Сближение Анкары со странами Персидского залива является частью более масштабного процесса противодействия внутренним последствиям ее интервенционистской политики в Арабском регионе и в других местах, которая сделала Турцию более изолированной, чем когда-либо. Одновременно это способ в некотором роде компенсировать сохраняющуюся напряженность в отношениях с США и Западом в целом. Между Вашингтоном и Анкарой до сих пор сохраняется спор по поводу покупки последней российских систем противоракетной обороны С-400, что привело к приостановке участия Турции в программе Пентагона F-35. Более того, Байден нередко критикует авторитарные методы правления Эрдогана, правда, при этом он приветствует другие авторитарные режимы этого региона. Аналогичным образом парламент ЕС недавно проголосовал за приостановку переговоров о вступлении Турции в ЕС на основании «ухудшения ситуации с правами человека и нарушаемого верховенства закона в Турции». Правда, Эрдоган недавно «отыгрался, заставив в буквальном смысле этого слова Швецию и Финляндию принять драконовские законы против тех курдов, которые там проживают.

Затянувшаяся напряженность в отношениях с Вашингтоном также занимает видное место среди факторов, повлиявших на решение Эр-Рияда перестроить свои международные отношения, особенно с другими странами Ближнего Востока. По сообщениям западных СМИ, ситуация с США дошла до того, что наследный принц впервые фактически отказался отвечать на телефонные звонки Байдена. Эти звонки были очень важны для президента США, поскольку он хотел уговорить саудовца увеличить добычу нефти, чтобы компенсировать нехватку российской нефти в Европе на фоне бесплодных западных санкций в связи с проведением Россией специальной военной операции в Украине (СВО), что вызвало резкий рост цен на топливо и энергию в США. Согласно сообщениям, администрация Байдена также хочет, чтобы Эр-Рияд выступил с осуждением СВО в Украине.

Поворотный момент в саудовско-турецких отношениях, отмеченный визитом наследного принца в Анкару, заключает в себе нахождение обоюдных интересов в позициях обеих сторон. Саудовская Аравия хочет привлечь Турцию на свою сторону, прежде всего, в борьбе против своего противника — Ирана, а также согласовать позиции по проведению общей политики в регионе. Турция отчаянно нуждается в инвестициях, валюте и других финансовых мерах для стимулирования экономики в преддверии всеобщих выборов, запланированных на середину следующего года. Эрдоган и возглавляемая им правящая «Партия справедливости и развития» испытывают устойчивое снижение результатов опросов в значительной степени из-за экономических трудностей страны и последствий бумеранга интервенционистской внешней политики.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×