08.07.2022 Автор: Константин Асмолов

Реформа прокуратуры от Мун Чжэ Ина: получится ли пересмотреть?

MOO

27 июня 2022 г. Министерство юстиции РК подало конституционную петицию против закона, направленного на сокращение и в конечном счете отмену следственных полномочий прокуратуры. В иске министерство юстиции оспаривает конституционность принятия этих законов. Это последний раунд долгой борьбы, пик которой прошел с конца апреля по начало мая 2022 г., когда до истечения срока полномочий Мун Чжэ Ина демократам удалось протащить через парламент закон о реформе прокуратуры, направленный на лишение ее полномочий по расследованию.

Реформа прокуратуры была частью предвыборных обещаний Муна. Поэтому при Муне ее полномочия сначала урезали — если ранее прокуратура могла осуществлять свои следственные полномочия по любому уголовному делу, то часть полномочий отдали полиции, и прокуратура могла расследовать только шесть типов крупных преступлений, связанных с коррупцией, экономикой, действиями госслужащих, крупными катастрофами, оборонными закупками и выборами.

Новый виток реформ оставлял ей только полномочия по судебному преследованию – без права вести следственные действия. Это было связано с ослаблением правоохранительных органов в попытке помешать им проводить расследования в отношении коррумпированных чиновников и политиков из числа правящей элиты. При этом план реформ Муна передавал следственные полномочия полиции с учётом того, что там нет компетентных специалистов, а контроль государства за полицейскими почти не осуществляется.

15 апреля Демократическая партия Кореи представила законопроекты о пересмотре уголовно-процессуального закона и закона о прокуратуре. Но тут формально возникла проблема: парламентский комитет по законодательству и судебной системе состоит из 12 законодателей от демократов и шести членов от консерваторов. Поскольку этого большинства было недостаточно, чтобы провести закон, правящая партия предприняла экстраординарный шаг, заручившись поддержкой независимого депутата Ян Хян Чжа. Однако Ян, хотя ранее и была в демпартии, выразила нежелание принимать законопроект. После этого ДПК воспользовалась большинством в парламенте и возможностью менять состав комитета, — и просто заменила строптивицу депутатом Мин Хен Бэ, который для этого специально покинул партию и таким образом мог считаться независимым.

На этом фоне спикер национального собрания Пак Бён Сок предложил формально компромиссный вариант: полицию предполагается разделить на местную (муниципальную) и центральную (своего рода ФБР корейского разлива, которое будет вести следствие). Когда через один год и шесть месяцев такой орган будет создан, он заберет у прокуратуры и полиции следственные полномочия, а до этого момента прокуратура сохраняет за собой право расследований коррупции и экономических преступлений. Кроме того, прокурорам будет запрещено возбуждать судебные дела по тем преступлениям, которые они непосредственно расследовали. То есть прокурор, проводивший расследование, после завершения следственных мероприятий должен передать все материалы другому прокурору, который передаст дело в суд. Если полиция придёт к выводу об отсутствии состава преступления, то подозреваемый, в отношении которого проводилось следствие, может подать жалобу.

22 апреля партии решили принять компромиссное соглашение.

27 апреля 2022 года Демократическая партия в одностороннем порядке провела два спорных законопроекта о реформе прокуратуры через парламентский комитет по законодательству и судебной системе, несмотря на решительные возражения со стороны оппозиции.

30 апреля 2022 г. Национальное собрание, где демократическая партия «Тобуро» занимает доминирующее положение (171 место из 300), приняло поправки в закон о прокуратуре 172 голосами «за» и 3 «против» при 2 «воздержавшихся». Члены «Силы народа» бойкотировали голосование.

3 мая парламент РК принял второй пакет поправок к уголовно-процессуальному кодексу, и буквально через несколько часов после одобрения парламентом Мун Чжэ Ин утвердил эти законы, которые вступают в силу с сентября 2022 г. Из 174 депутатов, присутствовавших на заседании, за поправки проголосовали 164, против 3, воздержались 7. Представители партии «Сила народа» в голосовании не участвовали, члены левой партии Справедливости от голосования воздержались.

Данное решение сопровождалось сильнейшей критикой не только со стороны прокурорских, консерваторов и новоизбранного президента. Согласно данным опросам общественного мнения, большинство – 52.1% жителей РК — выступили против реформы прокуратуры, а 38,2% поддерживают ее.

Активным критиком реформы, разумеется, был Хан Дон Хун, — выходец из прокуратуры, давний соратник Юна по совместным расследованиям и будущий министр юстиции. Он постоянно заявлял, что реформа только навредит обычным людям, а влиятельные преступники смогут систематически избегать наказания.

6 мая «Сила Народа» обратилась в Конституционный суд, утверждая, что Демократическая партия использовала методы, которые нарушали права законодателей оппозиционной партии обсуждать и голосовать по законопроектам.

По мнению консерваторов, неконституционность законов выглядит неоспоримой:

  • Казус Мин Хён Бэ, который временно стал независимым, чтобы быть назначенным в комитет и таким образом провести решение. Благо к нынешнему моменту Мин уже попросился обратно.
  • Комитет должен был проводить обсуждение закона в течение 90 дней, но он завершил свое заседание за 17 минут без признаков обсуждения. Имевшие большинство демократы просто проголосовали.
  • Закон о Национальном собрании предусматривает, что пленарные заседания должны открываться в 14 часов дня, но 3 мая заседание было открыто в 10 часов утра, чтобы успеть направить законопроекты на заседание Кабинета министров, которое Мун тоже перенес с 10 утра на 2 часа дня, чтобы утвердить и обнародовать законопроекты.
  • Статья 12 Конституции предусматривает, что прокуроры являются должностными лицами, уполномоченными запрашивать ордера на арест, задержание, обыск или арест. Таким образом, отделение расследования от функций прокуратуры противоречит конституции.
  • Новый пункт закона, который фактически запрещает сторонним обвинителям обжаловать полицейские расследования, когда полиция закрывает жалобы, не требуя обвинительного заключения, также может рассматриваться как неконституционный.
  • Поправки, одобренные Национальным собранием и кабинетом министров, также не описывают в деталях, должна ли прокуратура передать полиции дела, находящиеся в производстве, уже в сентябре, сразу после вступления изменений в силу. Это может привести к накладкам в работе прокуратуры и полиции в переходный период.

И вот минюст и прокуратура обращаются в последнюю инстанцию, которая может отменить решение о реформе. Но насколько удастся попытка Хан Дон Хуна «отыграть назад», неясно: восемь из девяти судей Конституционного суда были назначены во время президентства Муна, и считается, что пятеро из них придерживаются левых взглядов. Поэтому параллельно с движением в этом направлении государство пытается усилить контроль за деятельностью полиции, которая после реформы получает слишком большие возможности. Разумеется, те сопротивляются, но об этом витке реформы силовиков РК – уже в новом материале.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×