06.07.2022 Автор: Владимир Терехов

Премьер-министр Японии Ф. Кисида на саммитах NATO и G7

FUMI

Плотность разного рода внешнеполитических мероприятий премьер-министра Японии Ф. Кисиды не может не обратить на себя внимание. В конце апреля он принимал в Токио канцлера Германии О. Шольца. Сразу после чего отправился в недельное турне с посещением трёх стран Юго-Восточной Азии и последующим перелётом в Европу. Где провёл переговоры с коллегами из Италии и Соединённого Королевства. По возвращении домой Ф. Кисида принимает высших должностных лиц ЕС (Ш. Мишеля и У. фон дер Ляйен), а уже спустя неделю (15 мая) в Токио же проходят его переговоры с премьер-министром Финляндии С. Марин. 10 июня японский премьер-министр выступает в Сингапуре с программной речью на состоявшемся здесь “Диалоге Шангри-Ла”.

Завершающим же актом внешнеполитической активности Ф. Кисиды двух последних месяцев стало участие в прошедших в конце июня саммитах G7 и NATO. Которые вместе составили единое знаковое мероприятие группы стран, до сих пор обозначаемых категорией “обобщённый Запад”.

Кстати, отметим, что сегодня едва ли не единственным аргументом в пользу хоть какой-то обоснованности его использования служит восприятие определённой частью глобального политикума процесса сближения КНР и РФ в качестве угрозы. Который, подчеркнём, носит совершенно естественный и объективный характер, а вовсе не является следствием “американского подталкивания” к нему. Обе страны вполне органично дополняют друг друга, и указанный процесс не требует никакого “внешнего стимулирования”. Кроме того, фокус мировых политико-экономических процессов сдвигается в Индо-Тихоокеанский регион, где располагаются две трети российской территории, уровень освоения которого, что называется, “оставляет желать”.

В тот же ИТР смещаются интересы и основных элементов, составляющих всё тот же “Запад”, к которым относятся в первую очередь США и ведущие страны Европы. Как с первыми, так и со вторыми у РФ тоже могли бы сложиться вполне органичные отношения. Но что-то этому в очередной раз мешает.

Указанное “нечто” связано с политической текучкой на пространстве Евро-Атлантики и вряд ли только с пресловутой “исконной русофобией”. Которая представляет собой умозрительный конструкт, родившийся путём избирательного толкования российской истории. Ставя страну в унизительное положение, конструкт “русофобии” не выдерживает никакой критики применительно к разным периодам её отношений с США и различными странами Европы.

Не говоря уже об отношениях России с Японией, которая вплоть до второй половины XIX вообще пребывала вне пространства европейской политики. Следовательно, не могла Япония находиться и под воздействием каких-либо “исконно русофобских” настроений. В целом позитивные впечатления о посещении Японии в 50-е годы XIX в. оставил И.А. Гончаров. Короткий же период войны 1904-1905 гг. был целиком обусловлен той самой политической текучкой. То есть, конечно, не содержал в себе ничего “исконно русофобского”.

И если сегодня премьер-министр Японии Ф. Кисида приветствует “Мадридскую декларацию”, принятую по итогам последнего саммита NATO, в которой едва ли не ключевым тезисом оказывается определение РФ как “непосредственной угрозы” членам данной организации, то делает он это, руководствуясь, опять же, исключительно рациональными (в его понимании) соображениями актуальной политики. Среди которых заведомо отсутствует какая-либо “русофобская” мистика.

Подписи Ф. Кисиды нет под указанным документом, поскольку Япония не является членом NATO, а сам премьер-министр страны находился в Мадриде в статусе гостя (впервые в истории саммитов данного союза). Также как и его коллеги из Австралии, Новой Зеландии и Южной Кореи. Но в происходившем в Мюнхене и Мадриде фактически едином действе Ф. Кисида несомненно был одним из самых заметных участников. Поскольку, повторим, представлял главную дружественную евроатлантическому “Западу” страну того самого “Востока”, куда первый теперь тоже собрался “сдвигаться”.

С главным элементом евроатлантического “Запада”, то есть с США, Японию давно связывает формализованный военно-политический союз. Подчеркнём в очередной раз, что в ближайшей перспективе именно Япония будет главным заинтересованным лицом в его сохранении и укреплении. А следовательно, ей придётся чем-то оплачивать эту свою заинтересованность. Например, участвовать (в ущерб себе) как в антироссийских санкциях “из-за какой-то Украины”, так и в масштабно-демонстрационных “общезападных” шабашах. Типа тех, которые только что состоялись в Мюнхене и Мадриде.

Что никак не свидетельствует о “полной зависимости” Японии (и Германии) от “старшего брата” в лице Вашингтона. Токио, а также Берлин и столицы всех прочих союзников Вашингтона, во всё большей мере преследуют собственные цели, продолжая находиться в формате “обобщённого Запада”. И очередная поездка Ф. Кисиды в Европу лишний раз засвидетельствовала повышенный интерес Японии к развитию всесторонних отношений с ведущими странами континента.

Что, повторим, находит вполне позитивную встречную реакцию. Летом 2017 г. было подписано японо-европейское Соглашение о формировании двусторонней зоны свободной торговли. В свою очередь Соединённое Королевство, запустившее к этому времени процедуру выхода из ЕС, тоже озаботилось созданием подобной зоны с Японией, то есть с одним из мировых экономических лидеров, де-факто возглавляющего и региональное объединение The Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnrship. Существенным образом усилиями нынешнего министра иностранных дел СК Э. Трасс (явно претендующей на роль очередной “британской железной леди”) был обеспечен успех длительного процесса подготовки к подписанию японо-британского документа, аналогичного японо-европейскому. Судя по всему, на заключительной стадии находится и процесс вступления СК в CPTPP.

Однако последняя поездка в Европу премьер-министра Японии показывает, что всё большую значимость в её отношениях с ведущими странами континента начинает приобретать сфера, обозначаемая обобщённой категорией “оборона и безопасность”. Комментируя прошедшие в Мадриде переговоры с евроатлантическими партнёрами, Ф. Кисида указал на стремление своего правительства повысить уровень взаимодействия с НАТО. Отметив при этом крайнюю важность своего первого участия в саммите данной организации.

Подводя основные итоги последнего европейского турне премьер-министра страны, одна из ведущих японских газет “Ёмиури симбун” отмечает, что Ф. Кисида выполнял роль “моста между Европой и Индо-Тихоокеанским регионом в условиях опасений относительно возрастания гегемонистского поведения Китая”.

Обратим внимание на эту ремарку, поскольку она констатирует различие в понимании источников главных угроз Японией и её евроатлантическими партнёрами. Для вторых, как выше отмечалось, таковым источником является Россия. Ф. Кисида ссылается на Украинский конфликт, но скорее в качестве примера того, что нечто похожее может случиться в окружающем Японию пространстве.

Вполне адекватной выглядит прозвучавшая со стороны руководства МИД РФ оценка итогов работы последнего саммита NATO, выраженных в “Мадридской декларации”.

Тем не менее автор посчитал необходимым высказать собственное мнение относительно скорее самого факта появления данного документа. Представляется, что в условиях нынешних темпов изменения глобальной обстановки цена подобного рода бумаг – “копейка в базарный день”. Кто-нибудь помнит о “климатической” декларации, с не меньшей помпой подписанной менее года назад в Эдинбурге и в основном теми же действующими лицами? Чернила подписей не просохли, как началась массовая закупка угля.

Тремя месяцами ранее те же подписи появились под другими “судьбоносными” бумагами, которыми предусматривалось изыскать (где-то) совершенно невообразимые суммы в целях борьбы с Китаем в странах “третьего мира”. Что-то не слышно, чтобы кто-то не только цитировал, но хотя бы просто вспоминал сегодня о многостраничном “Корнуоллском консенсусе”.

Так что, ровно дышим, делая всё возможное, чтобы нынешний глобальный “морок” прошёл как можно быстрее и без особо катастрофических издержек. Не теряя надежды на возможность появления позитива в отношениях с теми или иными элементами “обобщённого Запада”.

Указанный позитив нужен прежде всего этим последним. Всем вместе, но главным образом порознь. Ибо сама категория “обобщённый Запад” во всё большей мере отражает пустоту. Несмотря на мантры американского президента о “единстве”, которые выглядят скорее “оговорками по Фрейду”.

Среди стран, которые до сих пор включают в “обобщённый Запад”, Япония пока пытается показать, что она отнюдь не самый бесперспективный потенциальный партнёр для России.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


×
Выберие дайджест для скачивания:
×