05.07.2022 Автор: Константин Асмолов

Юн Сок Ёль на саммите НАТО

YOON3545

29 — 30 июня 2022 г. в Мадриде состоялся саммит НАТО, на котором впервые присутствовал президент Южной Кореи Юн Сок Ёль. Южная Корея не является членом военного альянса, но была приглашена в качестве страны-партнера наряду с Японией, Австралией и Новой Зеландией.

Для Юна же это была первая зарубежная поездка в качестве президента – своего рода выход в свет и возможность провести серию встреч с большинством глав государств, присутствовавших на мероприятии. Кроме того, Юн был первым президентом РК, который принял участие в саммите НАТО.

Понятно, что сам по себе саммит НАТО и его итоги стоят отдельного текста, посвященного тому, как на фоне противостояния коллективного Запада с Москвой и Пекином Вашингтон хотел создать бы в Азии структуру, которая занимала бы нишу НАТО с точки зрения координации действия союзников, либо де-факто «распространить НАТО на Дальний Восток». Мы же поговорим о том, как прошел внешнеполитический дебют нового лидера Южной Кореи.

Чего ждали от поездки?

Еще до начала саммита СМИ РК писали, что «план президента принять участие в саммите НАТО станет поворотным моментом в многосторонней дипломатии Южной Кореи. Встреча предоставит Юну редкую возможность расширить дипломатические горизонты страны, активизировав сотрудничество в области безопасности с региональным альянсом».

Однако сразу же отмечалось, что хотя приглашение президента Юна на саммит является свидетельством растущего международного статуса Кореи и ее стратегической ценности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, это же означает завуалированный призыв к Южной Корее присоединиться к возглавляемым США усилиям по сдерживанию роста Китая. Поэтому Юну необходимо проявлять осторожность, чтобы избежать новой конфронтации с Китаем, Россией и Северной Кореей.

В этом контексте, как только 22 июня стало известно, что Юн едет, начальник управления национальной безопасности администрации президента Ким Сон Хан особо отметил, что участие южнокорейского лидера в саммите не является признаком закрепления недружественной политики Сеула в отношении России и Китая, как утверждают в оппозиционных кругах, а лишь нацелено на расширение сотрудничества в сфере безопасности.

Также было сообщено, что Южная Корея решила учредить миссию при НАТО, которую возглавит посол Южной Кореи в Бельгии (он же посол в ЕС).

Ожидалось также, что саммит станет началом улучшения отношений Сеула и Токио, которые, по всеобщему мнению, стараниями Мун Чжэ Ина достигли самого низкого уровня с момента их установления в 1965 году. Как минимум Администрация президента получила предложение Японии о проведении четырехстороннего саммита «приглашенных стран» — по словам Yomiuri Shimbun, это был бы «способ выразить несогласие четырех стран с напористостью Китая в Восточно- и Южно-Китайском морях». Ожидалась и встреча «Вашингтон-Сеул-Токио».

Пекин, однако, сразу отреагировал на визит Юна довольно резко. 23 июня представитель МИД КНР Ван Вэньбинь заявил, что Азиатско-Тихоокеанский регион не является зоной интересов НАТО. Кроме того, Global Times, государственное СМИ Китая, заявило, что отношения Сеула с Пекином будут более сложными, если администрация Юна постепенно потеряет свою дипломатическую независимость, полагаясь на США.

В ответ координатор по стратегическим коммуникациям Совета национальной безопасности США Джон Кирби указал, что Китай не обладает правом вето относительно участия РК в каких-либо мероприятиях, а США якобы не стремятся к созданию версии НАТО в Азиатско-Тихоокеанском регионе, приглашая союзников на саммит альянса. Администрация президента Южной Кореи также отвергла возражения Китая. Сеул отметил, что данный факт не имеет ничего общего с предположениями о склонении РК к проведению антикитайской или антироссийской политики.

Хроника визита

28 июня 2022 г. Юн Сок Ёль прибыл в Мадрид и сразу же начал серию двусторонних встреч, начав с премьер-министра Австралии Энтони Альбанезе. Главы двух стран договорились активно участвовать в решении региональных вопросов, «способствуя свободе, миру и процветанию в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Кроме того, они обсудили вопросы расширения сотрудничества в областях энергетики, производства передовых промышленных материалов, цепочек поставок редких полезных ископаемых и изменения климата. Юн Сок Ёль и Энтони Альбанезе обсудили ракетную и ядерную программы Северной Кореи, при этом Австралия пообещала и впредь строго применять санкции в отношении Пхеньяна и подтвердила поддержку денуклеаризации Северной Кореи. Южнокорейский лидер попросил Австралию поддержать заявку РК на проведение Всемирной выставки 2030 года в Пусане.

Вечером Юн принял участие в торжественном ужине от имени короля Испании Филиппа VI. Там Юн Сок Ёль и Фумио Кисида провели небольшую беседу. Юн Сок Ёль отметил, что южнокорейское правительство намерено активно развивать отношения двух стран, как можно скорее разрешив спорные вопросы. Фумио Кисида выразил благодарность за пожелания, отметив, что знает об усилиях Юн Сок Ёля по улучшению двусторонних отношений.

Утром 29 июня Юн встретился с королем Испании, а затем принял участие в собственно саммите. В своем выступлении перед членами НАТО и странами-партнерами Юн рассказал об истории сотрудничества между Южной Кореей и НАТО с тех пор, как обе стороны установили партнерские отношения в 2006 году. Затем Юн Сок Ель призвал международное сообщество «четко показать, что воля международного сообщества к денуклеаризации (Севера) сильнее, чем его безрассудная воля к разработке ядерного оружия и ракет», подтвердив, что ядерная и ракетная программы Северной Кореи являются явным нарушением резолюций Совета Безопасности ООН. В своем выступлении Юн подчеркнул, что надеется увидеть тесное сотрудничество со странами НАТО, указав при этом не на сдерживание Москвы, Пхеньяна или Пекина, а на экономическую и кибер- безопасность.

Явно ссылаясь на спецоперацию России в Украине, но не называя Москву по имени, президент отметил «шаги по отрицанию общечеловеческих ценностей, которые мы защищали, на фоне создания новой структуры соперничества и конфликтов». Для сравнения — Фумио Кисида, выступая на открытии саммита, заявил о том, что «Япония намерена значительно улучшить свое партнерство с НАТО после специальной военной операции России на Украине, поскольку безопасность Европы неотделима от безопасности Азии». Кисида подчеркнул, что «охват альянса расширяется, сталкиваясь с вызовами, исходящими от России и Китая«.

Точно так же Юн не раздавал обещаний, когда участвовал во встрече со своими коллегами из Японии, Австралии и Новой Зеландии. Зато Юн Сок Ель «ушел с уверенностью, что премьер-министр Кисида станет партнером в решении проблем между Южной Кореей и Японией, а также в развитии двусторонних связей в будущих общих интересах двух стран».

Следующим церемониальным мероприятием был трехсторонний саммит США-РК-Япония, на котором Джо Байден подчеркнул важность трехстороннего сотрудничества «во всем Индо-Тихоокеанском регионе, особенно в отношении противодействия растущей угрозе, создаваемой незаконным оружием массового уничтожения и программами баллистических ракет Корейской Народно-Демократической Республики». Открывая встречу, южнокорейский лидер отметил, что сотрудничество между тремя странами становится всё более важным перед лицом растущих ядерных и ракетных угроз со стороны Пхеньяна, а также глобальных проблем, и выразил надежду на то, что трёхстороннее сотрудничество станет осью мира и стабильности во всём мире. В итоге лидеры трёх стран назвали встречу исторической и договорились в ближайшее время провести консультации о повышении  уровня сотрудничества в области безопасности.  Это предусматривает консолидированное принятие мер военно-технического (учения, манёвры, развёртывание тактических и стратегических средств и пр.) и экономического характера (ужесточение санкционного давления). Однако идею трехсторонних учений, в ходе которых Силы самообороны Японии могут высадиться на Корейский полуостров, выдвинул не он, а Кисида – что вызвало в Сеуле ажиотаж.

Кроме того, 29 июня Юн Сок Ёль выступил перед журналистами с краткой речью. В ней он заявил о последовательном укреплении сотрудничества между США, Японией и Южной Кореей по вопросам безопасности в соответствии с темпами развития ракетно-ядерной программы КНДР.

В отношении самого факта своего присутствия на мероприятии Североатлантического Альянса лидер РК отметил, что, с его точки зрения, ситуация в области безопасности в каком-либо конкретном регионе имеет глобальный эффект, следовательно, и разрешение такого кризиса невозможно только региональными усилиями. Ситуация на Украине, по его мнению, служит тому подтверждением. Именно благодаря такой позиции стало возможным участие в саммите НАТО стран АТР.

По ощущениям автора, большая часть времени Юна ушла не на церемониальные мероприятия (заметим, трехсторонний саммит длился двадцать три минуты и скорее был совместным заявлением), а на двусторонние переговоры с лидерами стран Европы, ведя их скорее на экономические темы (политические вопросы затрагивались коротко и в основном в формате «стороны подтвердили вместе добиваться денуклеаризации Севера»).

В частности, в ходе переговоров с президентом Польши Анджеем Дудой Юн обсудил пути углубления двустороннего сотрудничества и ряд глобальных проблем, включая ядерную программу Северной Кореи, и Юн попросил президента Польши проявить особый интерес к примерно 300 южнокорейским предприятиям, работающим в Польше в сфере электроники, автомобильных аккумуляторов и информационных технологий, а также выразил надежду на тесное сотрудничество между двумя странами по строительству нового аэропорта в Польше. Также лидеры двух стран договорились изучить пути сотрудничества в области ядерной энергетики и транспортировки сжиженного природного газа в рамках усилий по достижению углеродной нейтральности и обеспечению энергетической безопасности. Юн высоко оценил партнерство двух стран в различных секторах, включая оборонную промышленность.

В ходе встречи с премьер-министром Нидерландов Марком Рютте президент РК выразил надежду на то, что южнокорейские инвестиции в компанию-производителя полупроводников ASML и другие нидерландские профильные компании внесут вклад в создание стабильных цепочек поставок. Также Юн высказал пожелание, чтобы южнокорейские предприятия могли бы принять участие в строительстве атомных электростанций в Нидерландах, и лидеры двух стран договорились продолжить переговоры на рабочем уровне. Сеул заинтересован в привлечении голландских технологий, оборудования и инвестиций (прежде всего со стороны ASML) в создаваемые в РК полупроводниковые кластеры, а также в получении подрядов на строительство АЭС.

В ходе переговоров с президентом Франции Эммануэлем Макроном было обозначено понимание важности развития космоса, включая разработку малых и средних спутников, и ядерной энергетики в достижении углеродной нейтральности. Юн Сок Ёль попросил Францию поддержать заявку РК на проведение Всемирной выставки 2030 года в Пусане и проявлять интерес к северокорейскому вопросу в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН. Макрон ответил, что он внесет соответствующие соображения.

На встрече с премьер-министром Дании Метте Фредериксен обсуждалось сотрудничество в сферах оффшорной ветроэнергетики и экологичных морских перевозок. Стороны «договорились продолжать оказывать поддержку на правительственном уровне, чтобы достижения сотрудничества в этих областях могли в дальнейшем материализоваться».

В ходе краткой встречи Юн Сок Ёля с председателем Европейского совета Шарлем Мишелем была достигнута договорённость о расширении сотрудничества в сферах цифровых технологий, изменения климата и здравоохранения.

Вечером 29 июня Юн успел поужинать с представителями корейской диаспоры в Испании в отеле Mandarin Oriental Ritz. Им Юн пообещал пересмотреть законы и политику, чтобы должным образом позаботиться о трудностях, с которыми сталкиваются корейские жители за рубежом.

30 июня Юн провел еще одну серию двусторонних переговоров. На встрече с премьер-министром Чехии Петром Фиалой Юн призвал чешские власти рассмотреть возможность участия южнокорейских компаний в проекте строительства новой АЭС в Дукованах, а также поддержать заявку РК на проведение Всемирной выставки 2030 года в Пусане. Фиала же выразил надежду, что двустороннее сотрудничество распространится на «будущие отрасли», такие как производство аккумуляторов для электромобилей и водорода.

В ходе встречи с премьер-министром Канады Джастином Трюдо президент РК выразил уверенность в возможности укрепления двустороннего сотрудничества в экономической безопасности и сфере передовых отраслей будущего. Стороны договорились активизировать сотрудничество в восстановлении цепочек поставок ключевых минеральных ресурсов. Кроме того, это была единственная встреча, в которой открыто всплыла украинская тема. Трюдо высоко оценил поддержку Южной Кореей Украины и пообещал помощь Канады до тех пор, пока суверенитет Украины не будет полностью восстановлен, а Юн заявил, что «незаконное» вторжение России в Украину не может быть оправдано, и что Южная Корея тоже окажет гуманитарную помощь для восстановления Украины.

В ходе переговоров южнокорейского президента и премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона была принята общая программа развития двусторонних отношений в области политики и безопасности, науки и техники, образования и культуры, затронут вопрос пересмотра соглашения о свободной торговле с целью расширения рамок сотрудничества по вопросам цифровой торговли и цепочки поставок. Стороны подтвердили приверженность двух стран защите общих ценностей, таких как демократия и права человека, и совместного реагирования на глобальные проблемы, включая пандемии и изменение климата. А также договорились активизировать стратегическое сотрудничество в сфере атомной энергетики.

В ходе краткой встречи с генеральным секретарём НАТО Йеном Столтенбергом обсуждалась ситуация на Корейском полуострове. Юн понадеялся, что двустороннее сотрудничество будет расширяться после подписания нового партнерства во второй половине этого года и после открытия миссии Южной Кореи при НАТО.

Уже по пути домой на борту самолёта Юн Сок Ёль организовал пресс-конференцию, посвящённую итогам его участия в саммите НАТО. На ней он еще раз отметил, что взаимодействие Сеула с НАТО или треугольник США-РК-Япония не направлены против какой-либо конкретной страны (реверанс в первую очередь в сторону Китая, но довольно неубедительный). По мнению Юна, РК добилась успеха в привлечении внимания к ракетно-ядерной программе КНДР и необходимости жёсткого реагирования на «провокации» Пхеньяна, а тройственный саммит был одним из трех самых важных мероприятий. Не менее важно то, что Республика Корея может быть интересна европейцам в качестве партнёра для сотрудничества в области атомной энергетики, поставщика вооружений и военной техники + есть — поддержка заявки РК на проведение Expo-2030.

Итоги

Юн, безусловно, изрядно потрудился, проведя за неполных три дня 13 встреч и переговоров различного формата, не считая присутствия на собственно саммите. По сути, он не столько съездил на мероприятие НАТО, сколько использовал эту возможность для того, чтобы разом пообщаться с европейскими лидерами по вопросам, которые касались НАТО-тематики лишь отчасти. В ходе своих двусторонних встреч Юн стремился расширить возможности южнокорейского бизнеса и заручиться поддержкой заявки Пусана на проведение Всемирной выставки 2030 года, продвигал южнокорейский экспорт, в частности, в области ядерной энергетики, передовых технологий и оборонной промышленности. Напомним, с Польшей Южная Корея ведет переговоры о продаже, таких систем вооружения как легкий боевой самолет FA-50 и боевой танк K2 Black Panther.

То, что почти везде Юн представлял достаточно проработанные инициативы, говорит о работе его аппарата, хотя насколько эти договоренности превратятся во что-то большее, покажет время.

На церемониальных мероприятиях Юн тоже засветился, но хотя все дежурные слова про дружбу РК и США и угрозу с Севера были сказаны, автор относит их к риторике, отсутствие которой на саммите НАТО было бы странной, — в таких вещах интереснее, чего Юн НЕ сказал. А это видно – президент РК не дал никаких прямых обещаний и не выступал с открытыми антироссийскими или антикитайскими высказываниями. Как отметили СМИ, «Поскольку Южная Корея является страной-партнером НАТО, а не членом, Юн не присоединился к странам-членам в решительном осуждении российского вторжения в Украину или принятия новой стратегической концепции, выделяющей «системные вызовы», исходящие от Китая». Исключение – встреча с Трюдо, который явно хотел от Юна, чтобы РК поставила Канаде вооружения взамен отправляемых ею на Украину, но, заметим, такого обещания Юн не дал.

Мы знаем, что Соединенные Штаты просили Южную Корею поддержать предложение ограничить цены на российскую нефть в рамках международных санкций против ее вторжения в Украину. Брайан Нельсон, заместитель министра финансов США по борьбе с терроризмом и финансовой разведке, делал это во время своего недавнего визита в Сеул. Затем, 1 июля министр финансов Чу Ген Хо и министр финансов США Джанет Йеллен провели телефонную конференцию, чтобы обсудить введение предельных цен на российскую нефть в преддверии ее запланированной поездки в Южную Корею 19-20 июля. Корейский министр выразил «понимание» действий США, при этом он попросил предоставить конкретный план действий по установлению верхнего предела на российскую нефть, и столь долгое обсуждение говорит автору, что Сеул явно не собирается поддерживать инициативы Вашингтона на 100% без дополнительного давления в ходе визита Йеллен.

Заслуживает внимания реплика Юна, сделанная на встрече с лидером Дании: международному сообществу придется оставить дверь открытой для диалога с Северной Кореей, но твердо реагировать на ее провокации.

Отношения с Токио закончились полу-успехом. Юн и Кисида виделись пять раз, но нормальной возможности поговорить один на один у лидеров не случилось. По мнению южнокорейского правительства, в ходе контактов прозвучало  предложение приложить совместные усилия для налаживания отношений. Однако японская сторона, как сообщает газета «Асахи симбун», потребовала от РК первой сделать шаг к разрешению двусторонних споров. Тем не менее в целом стороны согласились с позицией Юна о том, что спорные исторические вопросы и будущие перспективы должны обсуждаться вместе, за одним столом переговоров.

В завершение обращу внимание на реплику Юна, которая, возможно, выдает его личную дипломатическую стратегию: «Дипломатия Южной Кореи сосредоточена на том, как вести себя с определенной страной… Но, как я сказал в своей речи в НАТО, для Южной Кореи важно следовать общим ценностям и правилам и объединяться с другими, когда эти ценности и правила нарушаются. Нет необходимости упоминать какую-то определенную страну». Это довольно интересный подход, и поглядим, что он принесет.

А в целом ранее непрофессиональный политик скорее справился, и если и прогнулся под Вашингтон, то сделал это менее, чем ждали некоторые.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×