04.07.2022 Автор: Владимир Терехов

Индия продолжает балансировать на международной арене

MOD423

Присутствие Индии на международной политической арене становится всё более заметным. И по мере возрастания значимости “индийского” фактора на современном этапе “Большой мировой игры” активизируется борьба между её основными участниками за привлечение Нью-Дели в “собственный лагерь”.

Сам же объект повышенного к себе внимания занимает отнюдь не пассивную позицию, умело балансируя в поле сил, которое создаётся прочими ведущими игроками. При этом руководство Индии демонстрирует готовность, что называется, “переложить руль” внешнеполитического курса страны в момент, когда, как могло показаться, она уже почти необратимо движется в сторону одного из главных международных игроков.

Между тем впечатление о неизбежности именно такой перспективы могло сложиться в процессе наблюдения за рядом событий, случившихся в последние два-три года в системе отношений Индии с её великим соседом КНР. Именно в это время китайско-индийские отношения, всегда подверженные высокой динамике, приобрели совсем негативный характер, когда война между двумя азиатскими гигантами казалась почти неизбежной. И на это же время пришёлся наиболее заметный крен Нью-Дели в сторону Вашингтона.

Необходимо отдать должное руководству как КНР, так и Индии, сумевших переломить указанный негативный тренд. Отметим позитивную посредническую роль в этом РФ, в частности, организовавшей (“по случаю”) осенью 2020 г. в Москве встречу министров иностранных дел обеих стран. Наметившийся тогда позитив получил дальнейшее развитие в июле 2021 г. на встрече (тоже “по случаю”) обоих министров в Душанбе. Свидетельством же нормализации двусторонних отношений стал состоявшийся 2022 г. визит в Нью-Дели руководителя МИД КНР Ван И.

Один из важных вопросов, которые решались в ходе всех этих встреч, был обусловлен тем фактом, что хозяйкой очередного (14-го) саммита BRICS, то есть организации, в которую входят как КНР, так и Индия, должна была стать первая из них. Это был совсем непростой вопрос, с учётом, повторим, крайне острого характера двусторонних отношений, сложившихся летом 2020 г. Его положительному решению поспособствовало и то, что саммит BRICS-2022 в конце концов был запланирован в довольно обычном сегодня online-формате, в котором и прошёл успешно 23-24 июня. Что само по себе стало одним из важнейших событий текущей мировой политики.

Лидеры всех пяти участников BRICS поставили подписи под обширной (“Пекинской”) Декларацией, принятой по итогам работы данного форума. Подчеркнём в очередной раз, что в текстах подобного рода документов не бывает лишних слов. Весьма содержательными являются все его 75 пунктов и ещё полтора-два года назад автор с трудом мог себе представить, что их одновременно подпишут как Си Цзиньпин, так и Нарендра Моди.

Сам этот факт свидетельствует, повторим, о преодолении обеими странами того опасного провала, в котором совсем недавно пребывали отношения между ними. А также о том, что, несмотря на ряд важных акций последнего времени, направленных на сближение с Вашингтоном, то есть с главным геополитическим оппонентом Пекина (и Москвы), руководство Индии вполне отчётливо видит тот допустимый горизонт, за которым может исчезнуть нынешнее относительно нейтральное позиционирование страны на международной арене.

То, что оно сохраняется, подтверждается и таким весьма весомым фактом, каковым является отказ Индии присоединиться к санкциям Вашингтона по отношению к РФ в связи с кризисом на Украине. Более того, резкое увеличение Индией объёма закупок российской нефти существенным образом нивелирует эффективность указанных мер США.

В свою очередь это последнее, а также участие в работе очередного саммита BRICS, подписание по его итогам совместного документа нельзя рассматривать и в качестве признаков сколько-нибудь радикального дрейфа Нью-Дели в сторону от Вашингтона, а также его союзников. Н. Моди принял приглашение приехать в Мюнхен, где спустя два дня после упомянутого выше мероприятия начал работу очередной саммит G7. В числе нескольких других гостей индийский премьер-министр участвовал в пленарном заседании G7, а также провёл ряд неофициальных встреч с руководителями некоторых из стран-членов данной конфигурации.

Обратим внимание на то, что лишь двумя месяцами ранее Н. Моди уже посещал европейский континент. И хотя на этот раз он вновь оказался на территории ведущей европейской страны, что называется, по случаю, но данная “случайность” отражает достаточно определённо наметившуюся “специально-европейскую” компоненту в ходе выстраивания отношений Нью-Дели с той частью глобального политического пространства, которую продолжают обозначать термином “обобщённый Запад”. О самой необходимости выделения указанной компоненты в последнее время говорят некоторые из ведущих индийских экспертов.

В свою очередь и в Европе отмечается тренд на активизацию разнообразного присутствия в Индо-Тихоокеанском регионе. Что служит лишним свидетельством общего смещения фокуса глобальных процессов в ИТР.

Наряду с “противодействием российской агрессии на Украине” центральное место на прошедшем саммите G7 заняла тема финансовой поддержки инфраструктурных проектов в “развивающихся странах”. Где в последние годы особенно успешно реализуется китайский глобальный проект Belt and Road Initiative. Впервые эта тема обозначилась на предыдущем саммите G7, прошедшем в Великобритании год назад.

Пока нет никаких свидетельств тому, что Индия планирует принять какое-либо участие в данных (очевидно антикитайских) усилиях стран-участниц G7. Хотя давно отмечаются признаки конкуренции Нью-Дели с Пекином за влияние в странах ИТР и африканского континента. Собственно, это последнее служит одним из важных мотивов поддержания Индией конструктивных отношений с оппонентами КНР, каковыми являются не только США, но и такие значимые региональные игроки, как Япония и Австралия.

Вместе со всеми этими тремя странами Индия входит в конфигурацию Quad, очередной саммит стран-участниц которой (уже четвёртый с момента основания весной прошлого года) прошёл в конце мая в Токио. В принятом по его итогам Совместном заявлении обратил на себя внимание уже устоявшийся пассаж относительно “вызовов основанному на правилах судоходству в Восточно-и Южно-Китайском морях”. Впрочем, источник подобного рода озабоченностей прямо не обозначается, но, конечно, легко подразумевается.

Не входя ни в какие обязывающие военно-политические союзы, Индия поддерживает контакты по линии военных ведомств с указанными выше внешними партнёрами, а также периодически участвует в совместных с ними военных учениях. В этом плане обратил на себя внимание прошедший с 23 по 26 июня визит в Индию министра обороны Австралии Р. Марля, который, подчеркнём, входит уже в новое лейбористское правительство страны. В ходе встреч с индийскими коллегами и прессой от него звучала приблизительно та же риторика (относительно тех же “озабоченностей”), пример которой приведен выше. И на неё, конечно, отреагировали в КНР.

Индийские боевые корабли принимают в очередной раз участие в крупнейших международных военно-морских учениях RIMPAC (Rim of the Pacific), которые раз в два года (в текущем году с 29 июня по 3 августа при участии 26-и стран) проводит Индо-Тихоокеанское командование США. В них некогда принимали участие корабли КНР и РФ. Но это было давно и сегодня уже с трудом верится, что такое вообще когда-то было. Остаётся лишь надеяться, что нечто похожее будет происходить и когда-нибудь в будущем.

В заключение вернёмся к первому, повторим, крайне знаменательному среди обозначенных здесь мероприятий с участием Индии, каковым стал очередной саммит BRICS. По его окончании начались разговоры о вполне вероятном расширении данной конфигурации за счёт новых участников. Указывается на несколько наиболее вероятных кандидатур. Но среди них не упоминается Пакистан.

А между тем, согласно утечкам в прессу, в ходе заседания BRICS китайский лидер Си Цзиньпин поднимал вопрос о приглашении за стол переговоров именно Пакистана. Однако, как утверждается, реализация данного предложения была заблокирована премьер-министром Индии.

Что лишний раз свидетельствует о том, что ситуация как в данной конфигурации, так и в ИТР в целом, несмотря на очевидные позитивные тренды, всё ещё далека от некоторого (впрочем, неясно какого) идеала.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


×
Выберие дайджест для скачивания:
×