20.06.2022 Автор: Виктор Михин

Ливан: трудный выбор после выборов

67f06e46d6e2eb6440e1fb7ceb72d10410e62bb1

Несмотря на недавно проведенные парламентские выборы в Ливане, которые рассматриваются как успех, хотя и небольшой, маленькая средиземноморская страна по-прежнему застыла в напряженном ожидании, и хаос может вновь вернуться в страну. После прошедших выборов ливанцы сейчас находятся на сложном перепутье — они должны немедленно назначить премьер-министра, сформировать правительство, а его парламент должен проголосовать за спикера. Кто будет избран на эти высокие посты, какую повестку дня предложат они для всей страны – от этого будет зависеть будущее Ливана и его способность выбраться из хаоса.

Одну из задач ливанцы уже выполнили – лидер движения «Амаль» Набих Берри был переизбран спикером парламента в Бейруте. Шиитский лидер находится на своем посту последние 30 лет и на этот раз он получил 65 голосов в 128-местном парламенте. На прошлых выборах он добился 98 голосов, и это, возможно, связано с недовольством населения и депутатов той сложной экономической и политической обстановкой в стране, которая сложилась за последнее время. Казалось, одна из трудных задач выполнена, но не все так просто. Ливанцы шли на выборы с уверенностью избрать тех людей, которые смогут переломить сложную обстановку и проложить новый курс. Однако трудно ожидать от человека 84 лет изменения курса и выступающего за нововведения, которые смогут изменить жизнь народа к лучшему. Чиновник-администратор Набих Берри, если и будет что-то менять, то только на пользу своего шиитского движения «Амаль», которое отнюдь не представляет все спектры ливанского общества. Опять получится замкнутый круг, когда каждый высокопоставленный чиновник будет тянуть «политическое одеяло» на себя.

Существуют «явные признаки» того, что временный премьер-министр Наджиб Микати будет переизбран премьер-министром с более чем 65 голосами от множества парламентских блоков, сообщили политические эксперты. Он может набрать 70 голосов, даже не получив ни одного голоса от Свободного патриотического движения, Ливанских сил, партии Катаиб и так называемых «сил перемен», отметила газета Аl-Ahbar. До сих пор Микати, судя по фактам, пользуется поддержкой «Хизбаллы», движения «Амаль», Демократического собрания, Независимого национального собрания, партии «Ташнаг» и значительного числа независимых или ранее выступавших за «Мустакбал» депутатов. Газета Аlhbar, ссылаясь на информированные источники, между тем сообщила, что президент Мишель Аун вскоре призовет депутатов к обязательным парламентским консультациям, чтобы назначить нового премьера, и что консультации пройдут со всеми многочисленными существующими в стране партиями.

Эксперты считают, что недавние выборы, помимо всего прочего — первое реальное испытание для оппозиционных групп и молодежных движений протестовавших в октябре 2019 года. Хотя консолидация власти и основанная на квотах политическая система, а также контроль сектантских элит над страной предотвратили появление нового поколения независимых течений и кандидатов, результаты также показывают некую победу независимых кандидатов. С другой стороны, смена в руководстве таких фигур, как Валид Джумблат, лидер Ливанской прогрессивной социалистической партии, и передача лидерства его сыну, бойкот и отсутствие бывшего премьер-министра Саада Харири и изменения в части суннитского голосования, вступление кандидатов «Движения 17 октября» в гонку, являются частью смены поколения и появления новых лиц.

Некий оптимизм вселяет тот факт, что, согласно решению президента Мишеля Ауна, он покинет президентский дворец 31 октября и больше не планирует баллотироваться на этот пост. Фактически, учитывая предысторию президентских выборов в Ливане и проблемы, вызванные спором о его назначении в прошлом, следует сказать, что после парламентских выборов, выборы президента являются одной из наиболее важных задач. Если по какой-либо причине группам и политическим партиям не удастся достичь соглашения и избрать нового президента, страна вступит в еще один политический кризис.

Таким образом, ливанцы готовятся к политическому торгу депутатов, на что просто потребуется время. Но его у ливанцев катастрофически нет, принимая во внимание многие насущные проблемы экономического коллапса, а также тот факт, что необходимо быстро сформировать кабинет, чтобы буквально «умолять» МВФ предоставить отчаянно необходимую помощь для вызволения страны из ее глубокого экономического и финансового недуга.

Следует сказать, что с 2019 года Ливан находится в тисках худшего в истории финансового кризиса, усугубленного пандемией COVID-19 и затяжным политическим параличом. Для многих ливанцев последней каплей стал взрыв в Бейрутском порту, в результате которого погибли по меньшей мере 218 человек и 7000 получили ранения. Это нанесло материальный ущерб в размере 15 миллиардов долларов и оставило без крова около 300 000 человек. Почти два года спустя страна сталкивается с обострением продовольственного кризиса, поскольку и без того высокие цены на основные продукты питания взлетели еще выше. По данным Всемирного банка, номинальный валовой внутренний продукт Ливана упал с 52 миллиардов долларов в 2019 году до 21,8 миллиарда долларов в 2021 году, сократившись на 58,1%. Если реформы не будут приняты в ближайшее время, реальный ВВП, по прогнозам аналитиков, упадет на 6,5% в этом году. В мае стоимость ливанского фунта на черном рынке упала до рекордно низкого уровня в 35 600 по отношению к доллару США. По данным ООН, финансовый кризис погрузил 82% населения за черту бедности с конца 2019 года.

Ухудшение финансово-экономического положения и неопределенность в будущем отправили тысячи молодых ливанцев, в том числе многих ведущих медицинских работников и преподавателей страны, за границу. Согласно отчету, опубликованному в феврале 2022 года Information International, число эмигрантов выросло с 17 721 в 2020 году до 79 134 в 2021 году — это самый высокий показатель за последние пять лет. Бейрутский исследовательский центр определил уровень эмиграции как самый высокий в Ливане за последние пять лет.

Исторически сложилось так, что многие ливанцы решили переехать в Западную Европу, США, Австралию и арабские государства Персидского залива. Совсем недавно они также направлялись в Турцию, Грузию, Армению, Сербию и даже Ирак. По данным иракских властей, в период с июня 2021 по февраль 2022 года из Ливана прибыло более 20 000 человек, не считая паломников, посещающих шиитские священные города Наджаф и Кербела. «Приезд ливанцев в последнее время усилился“, — заявил агентству Agence France-Presse посол Ливана в Ираке Али Хабхаб. Он сказал, что сектор здравоохранения, в частности, пострадал от наплыва, когда «десятки ливанских врачей предлагают свои услуги» иракским больницам за любую зарплату, лишь бы остаться в Ираке. По оценкам Всемирной организации здравоохранения в сентябре 2021 года, более 40% ливанских врачей и медсестер покинули страну с октября 2019 года.

«Исход среднего класса в Ливане уничтожает страну, — с горечью написала газета L’Orient Le Jour. — Нация построена на среднем классе, и когда все инженеры, банкиры, юристы и профессионалы среднего класса покинут Ливан, мы увидим, как весь фундамент рухнет. В нынешней ситуации будет очень трудно перестроиться”.

И возникает вопрос: сумеют ли новые власти, пришедшие после последних выборов, наладить жизнь в прекрасной стране – «Средиземноморской Швейцарии» или все покатится по прежнему руслу, делая все беднее народ и заставляя ливанцев искать счастье на чужбине.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×