16.06.2022 Автор: Константин Асмолов

Кризис в Демократической партии Южной Кореи

STK342

Итоги южнокорейских выборов в местные органы власти 1 июня 2022 года для Демократической партии Кореи можно охарактеризовать как полный провал. Если 4 года назад они взяли 14 из 17 постов губернаторов провинций и мэров городов центрального подчинения, и даже успешно «зашли» на территорию консерваторов, в этот раз за ними осталось всего пять мест, причем в провинции Кёнгидо разрыв с консерваторами составил всего 0.3%.

Когда демократы проиграли президентские выборы с разрывом в 0.73% это не воспринималось ими как разгром. За их кандидата было подано больше голосов, чем за победившего Мун Чжэ Ина пять лет назад, а страх перед наступлением консерваторов даже увеличил число сторонников, особенно молодых женщин, обеспокоенных тем, что обещание ликвидировать министерство гендерного равенства означает забвение соответствующей повестки. Это позволяло демократам думать, что победа Юн Сок Ёля – случайность, массы всё равно за них, большинство в парламенте никуда не девается, и выборы в местные органы власти окончательно покажут консерваторам, «кто в стране хозяин».

Тем не менее в партии произошла традиционная смена руководства – это характерно для политической культуры РК, когда в случае проигрыша оно берет ответственность на себя и на какое-то время покидает политическую сцену. Обычно это означает и переход главенства к иной фракции.

Помимо проигравшего выборы кандидата Ли Чжэ Мёна (бывший мэр Соннама, затем губернатор пристоличной провинции Кёнгидо) в отставку ушел руководитель партии Сон Ён Гиль. Сон считался довольно самостоятельным политиком, если не главой фракции, у партийного руля его заменил тандем из двух сопредседателей. Первым был классический «муновец» Юн Хо Джун. Второй — 26-летняя Пак Чи Хён, чей резкий взлет был обусловлен рядом причин. Во-первых, в 2020 году, ещё не будучи членом партии, Пак стала известна в медиа как разоблачитель одного из самых серьёзных сексуальных скандалов в РК, известного как «дело комнаты N». Она вскрыла целую систему чатов в Telegram, в которых практиковалась сексуальная эксплуатация женщин: десятки женщин и девочек шантажировали, заставляя снимать материалы сексуального характера. Хотя достать удалось далеко не всех, администраторы групп и основные поставщики контента были деанонимизированы и в конечном итоге отправились за решетку. Во-вторых, Пак рассматривали как противовес лидеру консерваторов Ли Чжун Соку, который воспринимается как выразитель взглядов консервативно настроенных мужчин в возрасте 20-30+ лет. Пак же гарантировала демократам поддержку «женской улицы».

Возможно, это всё воспринималось как красивый ход, позволяющий привлечь женскую аудиторию, но в результате это усугубило внутрипартийный кризис, связанный с так называемым поколением 586.

20 лет назад в ходу был другой термин – поколение 386 и означало отнюдь не тип компьютера. Это были люди, которым тогда было в среднем за 30 (а сегодня – за 50), и которые в 80-е активно участвовали в движении за демократизацию, отличаясь левыми взглядами. В демпартии эта группа людей консолидировалась вокруг Но Му Хёна и противостояла старым соратникам Ким Дэ Джуна. И хотя отголоском этой борьбы был неудачный импичмент в 2004 году, в окружении Но сформировалась группа относительно молодых политиков, куда входил и Мун Чжэ Ин.

10 лет Мун Чжэ Ин и Ко боролись за власть, но, когда они победили, внезапно выяснилось, что победитель дракона превращается в дракона с не меньшим (если не большим) числом голов. Особенно болезненной оказалась серия скандалов, связанных с сексуальными домогательствами партийных боссов.

Демократическая партия стала терять поддержку, и в первую очередь – поддержку молодёжи, что проявилось и в итогах дополнительных выборов мэра Сеула, когда молодёжь отвернулась от демократов из-за их лицемерия. И т.к. в южнокорейской политике нет третьей силы, весомой силой в консервативном лагере стали т.н. «идэнам» – консервативная молодёжь с достаточно расистскими и сексистскими взглядами, но при этом более либеральная в остальных вопросах, чем классические консерваторы.

Для нейтрализации их и возвысили Пак, которая в январе 2022 г. пришла в политику в качестве главы специального комитета партии по искоренению цифровых сексуальных преступлений, а в марте она стала сопредседателем временного руководящего комитета демпартии, желая быть политиком, представляющим «голос социальных меньшинств» и активно работающим над изменением имиджа партии.

Особенно в контексте дел о сексуальных домогательствах с участием ее тяжеловесов — в мае именно по инициативе Пак чрезвычайный комитет демпартии исключил из ее рядов депутата Пак Ван Чжу из-за обвинений в сексуальных домогательствах к ассистентке в 2021 году.

Однако реального обновления не было. И проигравший кандидат Ли Чжэ Мён, и ушедший в отставку Сон Ён Гиль досрочно вернулись в политику – один претендовал на пост депутата национального собрания, другой на пост мэра Сеула. Более того, Ли Чжэ Мён считался руководителем избирательной кампании и баллотировался не из провинции, где был губернатором, а из заведомо «проходного» округа в Инчхоне.

25 мая на заседании избирательного комитета партии Пак Чи Хен «сказала страшное»: «чтобы вернуть доверие народа, мы должны обсудить отставку политиков из поколения 586». На иной пресс-конференции она заявила, что представители этого поколения, возглавлявшие демократическое движение страны в 1980-х годах, «выполнили свое историческое призвание» и что некоторые из них должны сдержать свое обещание уйти в отставку после президентских выборов.

Такая политика Пак вызвала серьезную внутреннюю дискуссию – часть демократов были готовы извиняться вместе с Пак, часть не понимала, почему за грехи маститых членов партии ответственность берет почти ребенок (26 – это ОЧЕНЬ молодой возраст для южнокорейского политика), часть в гневе обвиняла Пак в подрыве единства партии. Среди руководства партии и политиков-ветеранов гневных мнений было больше — некоторые просто раскритиковали Пак за то, что она не проконсультировалась с партией, прежде чем публично говорить о партийной реформе. Даже те, кто отнесся с некоторым сочувствием, по сути, дезавуировали ее слова как сопредседателя партии, сказав, что это ее личное мнение.

В общем, «смелое юношеское заявление», так что 27 мая Пак извинилась «перед всеми кандидатами, баллотирующимися на выборах» за то, что провела пресс-конференцию, не посоветовавшись в достаточной степени с руководством партии, и не имела в виду, что все члены партии из поколения 586 должны уйти в отставку.

Но пять часов спустя она отказалась присоединиться к лидерам партии на предвыборном митинге, заявив в Facebook, что сопредседатель Юн Хо Чжун отклонил ее предложение объявить совместное предвыборное обращение, в котором провозглашается решимость провести реформы. В ответ партийные чиновники, близкие к Юну, заявили, что Пак выдвинула неприемлемое требование, чтобы ее назначили председателем нового органа по реформированию.

И вот выборы…. Удержав традиционный регион, демократы проиграли всё остальное, причём в некоторых случаях, включая Сеул, разрыв не уступал какому-нибудь Тэгу, где консерваторы побеждают всегда. На более низком уровне та же картина — Сила народа выиграла 145 мест, Демократическая партия – 63. Ещё 18 мест заняли независимые кандидаты и представитель Прогрессивной партии. На долю правящей партии теперь приходится и бóльшее количество мест среди глав департаментов образования: если раньше у партии Сила народа было всего три представителя на этих позициях, то теперь  восемь.

После этого уже новое руководство демпартии ушло в отставку — 2 июня Юн Хо Чжун и Пак Чжи Хён объявили, что все восемь членов чрезвычайного комитета партии уйдут в отставку, чтобы взять на себя ответственность за поражение.

10 июня новым временным лидером Демократической партии был избран депутат четырех сроков У Сан Хо.

Он считается одним из представителей поколения 586, но более нейтральным, чем другие, и пользуется доверием широкого круга членов партии. У Сан Хо будет возглавлять демпартию до национального съезда в августе, когда выберут нового председателя, причем сам У уже заявил, что не будет добиваться переизбрания.

Назначение У связано с тем, что сейчас в партии началась активная внутренняя дискуссия и поиски виновных, которые пошли по двум условным направлениям – «Ли Чжэ Мён против иных фракций (включая сторонников Муна)» и «старики против молодых (с акцентом на Пак Чи Хён)».

Претензии к Ли касаются того, что экс-кандидат вернулся в политику чисто ради депутатской неприкосновенности на фоне целого ряда темных историй, касающихся его пребывания на посту мэра г. Соннам в 2015 г. Это было слишком очевидно, и, как писала Korea Herald, «Ли победил, но его партия проиграла. Он был председателем избирательной комиссии, отвечающей за поддержку всех кампаний своих кандидатов. Он не может не взять на себя ответственность за потери в других избирательных округах».

В основном на Ли накинулись сторонники Муна. Так, депутат Ким Чжон Мин отметил, что проигравший кандидат в президенты, баллотирующийся на новые выборы так скоро, противоречит здравому смыслу демократии. Иной сторонник Муна Хон Ён Пхё во время радиоинтервью KBS заявил, что Ли не должен был возглавлять предвыборную кампанию, которая началась всего через три месяца после того, как он проиграл на президентских выборах.

Однако политики, выступающие за Ли, заявили, что он не может нести единоличную ответственность.

Конфликт поколений вкратце сводится к тому, что молодые повторяют тезис Пак «поколению 586 пора на выход», а представители указанного поколения вешают всех собак на Пак, припоминая ей все мелкие ошибки и оговорки примерно так же, как в свое время придирались к каждому спорному высказыванию Юн Сок Ёля. И главное — «Пак раскрыла общественности недостатки ДПК в то время, когда многие избиратели все еще не определились».

Но Пак не сдается без боя. Покидая свой пост сопредседателя, Пак не только поблагодарила тех, кто поддерживал ДПК, особенно женщин в возрасте от 20 до 30 лет, но и обвинила основной оппозиционный лагерь в сопротивлении переменам.

Лишь немногие, такие как бывший старший помощник президента и четырехкратный депутат парламента Чхве Чжэ Сон, говорили о том, что партия потерпит грандиозный провал, если продолжит раскалываться на фракции. Ли Нак Ен, бывший лидер партии и главный соперник Ли Чжэ Мена на президентских праймериз, тоже раскритиковал партию за ее «странную реакцию» на выборы и отметил, что «явка избирателей в Кванджу в 37,7 % — это политический импичмент».

Однако в итоге 7 июня Ли Нак Ен убыл в Соединенные Штаты, чтобы в течение одного года учиться в качестве приглашенного научного сотрудника в Институте корейских исследований имени Джорджа Вашингтона. А Ли Чжэ Мён в ответ на вопрос о том, будет ли он баллотироваться на пост председателя партии, демонстративно скромничает: «Я внимательно прислушиваюсь к мнению общественности, членов партии и наших сторонников».

С точки зрения автора, у Ли хорошие шансы – он узнаваемый политик-тяжеловес, имеет наибольшее влияние среди политиков и, по мнению значительного числа демократов, должен стать следующим лидером партии. Как заявил СМИ на условиях анонимности один из партийных боссов, «основной консенсус заключается в том, что партией должен руководить человек, обладающий наибольшими возможностями для победы в общественном голосовании, поскольку через два года состоятся выборы (в парламент)».

Но если Ли станет председателем партии, всем станет слишком понятно, что из партии, отражающей интересы демократического населения, Демократическая партия Кореи становится партией-586. На фоне попыток модернизации «Силы народа» и попыток перехвата повестки «движения за демократизацию» это грозит потерей поддержки и молодежи вообще, и женского электората от 20 до 30 лет, который на примере судьбы Пак Чи Хён увидел, что феминистская повестка у демократов исключительно для галочки, а меняться они не собираются.

Что же до Пак, то вряд ли она переметнется к консерваторам, и вряд ли Ли Чжун Сок и Ко ее примут. Но, подобно Юн Сок Ёлю, демократы «воспитали» молодого и перспективного политического лидера, теоретически способного отправиться в самостоятельное плавание вместе со своей группой поддержки.

Поэтому август для демократов будет особенно жарким, и наиболее пессимистичный (и при этом весьма вероятный) вариант – партийный раскол.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


×
Выберие дайджест для скачивания:
×