12.06.2022 Автор: Владимир Одинцов

Турция намеревается заменить ОДКБ в Центральной Азии?

ERD42311

Как известно, на сегодняшний день в мире существует два крупнейших военных блока – НАТО и Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которую на правах полноценных членов помимо России, Белоруссии и Армении входят Таджикистан, Киргизия и Казахстан. Кроме членов ОДКБ в ее составе есть государства, имеющие статус наблюдателей и таковым, в частности, с 2003 года является Сербия.

6 июня, в столице Армении на заседании Совета парламентской ассамблеи ОДКБ, спикер киргизского парламента Талант Мамытов отметил, что система кризисного реагирования Организации является важнейшим компонентом её деятельности. В то же время, с учетом нарастания вызовов и угроз безопасности, в числе которых международный терроризм, религиозный экстремизм, незаконный оборот наркотиков и многое другое, Мамытов указал на необходимость от государств-членов углубления взаимодействия для своевременного реагирования. «Необходимо сконцентрировать усилия ОДКБ не только на противодействии вызовам и угрозам безопасности, но и на устранении причин их возникновения», — подчеркнул он. В этой связи Талант Мамытов предложил создать на основе Организации Договора о коллективной безопасности полноценную военно-политическую структуру.

7 июня министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью для фильма «Союзники ОДКБ — 30 лет на страже коллективной безопасности» отметил, что ни для кого не является секретом неприятие странами НАТО развитие авторитета и влияния ОДКБ. Лавров добавил, что НАТО совершает именно запрещенные действия, которые ранее обязались не делать ее участницы. Поэтому «ОДКБ должна выступать фактором, обеспечивающим баланс в Евроатлантике», отметил он. Вместе с продвижением дискуссий о безопасности в регионе авторитет ОДКБ станет более весомым, заключил Лавров. «Сейчас развернулась горячая дискуссия по поводу того, как реализовывать решения саммитов ОБСЕ об обеспечении неделимости безопасности. Это один из принципиальных вопросов, который мы ставим», — подчеркнул Лавров.

16 мая в Москве прошла встреча лидеров стран ОДКБ, на которой президент России Владимир Путин отметил, что расширение НАТО носит искусственный характер, и заявил, что Североатлантический альянс выходит за рамки своего географического предназначения, пытается таким образом влиять на другие регионы. При этом российский лидер отметил, что ОДКБ играет очень важную стабилизирующую роль на пространстве бывшего СССР, и выразил надежду, что влияние организации будет только возрастать. Уже сегодня ряд стран, причем не только на пространстве бывшего СССР, все сильнее обращаются к мысли присоединения к ОДКБ, которая обладает достаточным количеством средств, чтобы ответить на имеющиеся сегодня в связи с расширением Североатлантического альянса вызовы. А потому необходимости увеличивать ее силовой блок нет,  заявил  22 мая генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась.

Тем не менее различными способами «коллективный Запад» не прекращает попыток противодействия влиянию ОДКБ, стремясь предложить членам этой организации и всему постсоветскому пространству «альтернативные ОДКБ возможности» защиты их безопасности. И одним из таких рычагов, прежде всего антироссийского влияния, НАТО пытается сделать члена своего альянса – Турцию.

Так, спровоцировав обострение в Нагорном Карабахе, Анкара, по указке из Брюсселя и Вашингтона, уже попыталась занять активную роль в урегулировании этого конфликта и, в условиях проявленного Москвой силового невмешательства в его исход, пыталась проталкивать рекламу военного союза стран региона с Анкарой в противовес членству в ОДКБ. В целях продвижения своего авторитета в регион, Анкара направила на постсоветское пространство инвестиции, проповедников, открыла широкие образовательные программы. В медиаполе ею даже были введены такие понятия, как «узбекские турки», «татарские турки» и «киргизские турки». На этом фоне Турция последовательно проводила интеграцию всего тюркского мира вокруг себя, создав в 2009 году «Тюркский совет», куда вошли все страны, кроме закрытого Туркменистана, с преобладающим этносом.

Параллельно с распространением пантюркистских идей Турция в Центральной Азии способствовала нарастанию собственного, доморощенного национализма. В частности эмиссарами Анкары использовалось стремление новой, постсоветской самоидентификации республик, почти везде основанной на этническом национализме, который неизбежно ведет к русофобии, а внедрение идеологии пантюркизма только усиливало эти настроения, создавая иллюзию новой общности в рамках тюркской империи при главенстве Турции.

Одним из путей закрепления в Центральной Азии Турция выбрала продажу оружия странам этого региона. При этом нельзя забывать, что в современном мире понятия «покупка оружия» и «обеспечение обороноспособности государства» уже давно перешли в политическую плоскость. В недавнем бюллетене The Military Balance от Международного института стратегических исследований подсчитано, что в республиках Центральной Азии 220 тысяч военнослужащих. Наибольшими армиями располагают Казахстан и Узбекистан. И именно эти республики больше остальных в регионе тратят на военные нужды. Так как в государствах Центральной Азии, по сути, нет полноценного военно-промышленного комплекса, то им приходится зависеть от иностранных партнеров, что приводит к становлению продажи им оружия элементом политики.

Пытаясь использовать эти особенности, Турция в последние годы активно стала пытаться закрепиться на оружейном рынке в Центральной Азии и здесь прекрасной маскировкой стала идея Эрдогана о «Великом Туране». Именно поэтому Анкара развивает в последние месяцы военно-техническое сотрудничество с Киргизией, Казахстаном и другими республиками. В марте 2022 г. Турцией была подписана дорожная карта военно-технического сотрудничества с Киргизией, в мае президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев посетил Анкару, где в том числе были подписаны соглашения военного и военно-технического характера.

Но, если вспомнить историю, то Турция, как и Османская империя, создавались Британией как постоянная угроза России с юга. И сейчас Лондон и Вашингтон активно пытаются через проталкивание Эрдоганом идеи «Великого Турана» использовать Турцию, как члена НАТО, в противодействии России, особенно в центральноазиатском регионе. Именно через тему продажи оружия Анкара «привязала» к себе недавно Киргизию и Таджикистан, пользуясь сложными отношениями между этими двумя республиками. Крупные закупки оружия в последнее время делает Казахстан. Не без поддержки ориентированных на Запад региональных СМИ, ведутся разговоры о необходимости создания объединенных вооруженных сил «Великого Турана», что автоматически может вывести эти страны из состава ОДКБ. Звучат предложения о выходе из ЕАЭС, в том числе из-за якобы опасений вторичных санкций со стороны Запада.

При этом Запад, поощряя оружейные контракты Турции со странами Центральной Азии, явно рассчитывает, что, после событий в Нагорном Карабахе, Турции удастся вывести Армению «из-под зонтика» ОДКБ. Как и Киргизию с Казахстаном, где все отчетливее стали проявляться настроения отдельных слоев общества, на которые через НКО влияет Запад, пересмотреть свое отношение к ОДКБ и отойти от России. При таком развитии событий в Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе надеются на появление в среднесрочной перспективе «Среднеазиатского НАТО» под крылом Анкары. Эдакого нового военного альянса тюркских стран, якобы способного кардинально изменить расклад сил в регионе, позиции которого могут значительно усилиться в случае создания при определенных обстоятельствах Анкарой и Баку некоего «Союзного государства», наподобие нынешней связки Москвы и Минска.

Однако всем этим «хотелкам» Запада не суждено сбыться. Мало того, что сама Турция уже не слишком комфортно себя чувствует в НАТО, вместе с этим уже многие ее формальные союзники по Альянсу говорят сегодня о необходимости ее исключения из состава блока. Кроме того, благоприятно развивающиеся у Турции контакты с Россией, в которой Анкара и нынешнее турецкое руководство видят более надежных, нежели Запад, партнеров в экономическом, политическом и военном плане, явно сдерживают действия этой страны против России. И это подтверждают официальные заявления последних дней президента Эрдогана и многих других турецких политиков о нежелании участвовать в навязываемой Вашингтоном антироссийской санкционной политике или в каком-либо участии против Москвы в ее спецоперации по денацификации Украины.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×