10.06.2022 Автор: Константин Асмолов

Итоги местных выборов в Южной Корее

STKT45354

1 июня в Южной Корее прошли местные выборы и дополнительные парламентские выборы, на которых избирались 17 должностей мэров городов и губернаторов провинций, 226 глав административных единиц более низкого уровня и 779 мест в провинциальных и столичных советах, а также семь мест в парламенте.

Выборы были чрезвычайно важны не только для демократов, но и для консерваторов, потому что они давали контроль над регионами. Для консерваторов это была возможность закрепить успех после того, как их кандидат победил на президентских выборах с минимальным разрывом в электоральной истории страны. Как заявил лидер парламентской фракции «Силы народа» Квон Сон Дон, «если президентские выборы были первой половиной смены правительства, то местные выборы — это вторая половина смены правительства».

Для демократов выборы были важны для того, чтобы показать, что выборы Юна с таким небольшим перевесом – это своего рода ошибка, а большинство народа всё равно готово бороться за их идеалы. Ведь 4 года назад они победили с разгромным счётом, — консерваторы сохранили за собой только два места в своем основном регионе поддержки, плюс один пост достался независимому кандидату. Поэтому сопредседатель временного комитета Демократической партии Тобуро Юн Хо Чжун призывал избирателей «обеспечить баланс сил, чтобы не допустить концентрирование власти в одних руках» и «не допустить превращения страны в страну привилегированного класса, как это было при военной диктатуре прошлого».

По сравнению с президентскими выборами-2022 скандалов было меньше, но стороны старательно раздували то, что было. У демократов из-за дела о сексуальных домогательствах исключили из партии депутата Пак Ван Чжу, который входил в члены верховного совета партии и возглавлял комитет по политическим вопросам. У консерваторов «засветился» секретарь президента по делам религии и мультикультурализма Ким Сон Хо с набором гомофобных и женоненавистнических высказываний.

Но вот выборы прошли и оказалось, что для демократов наступил не второй 2018 год, а второй 2021-й, когда стало понятно, что демократы изрядно потеряли кредит доверия, и консерваторы «вернули» Сеул и Пусан. В итоге – пять мест из семнадцати. Практически полный разгром.

Понятно, что, как и на президентских, так и на парламентских выборах, у каждого из политических лагерей есть оплот, в котором они побеждают всегда и, как правило, с разгромным счетом. У демократов это провинции Северная и Южная Чолла, а также город Кванджу. У консерваторов это провинция Северная Кёнсан, город Тэгу и в чуть меньшей степени провинция Южная Кёнсан, города Пусан и Ульсан, где с разгромным счётом 59,78% — 40,21%. проиграл Сон Чхоль Хо, старый приятель Мун Чжэ Ина, которого в свое время привели к власти в рамках «спецоперации Голубого Дома».

Помимо стопроцентно «своих» регионов, демократы победили на острове Чечжудо, где 4 года назад власть досталась независимому кандидату, который потом ушел в консерваторы. Это объяснимо тем, что условно-левые настроения там очень сильны и являются частью пестуемой в последнее время региональной идентичности, во многом простроенной в память о восстании 1948 года. Хотя, можно обратить внимание, что разрыв всё равно оказался не так велик, как в Чолла.

Второе, где демократы смогли победить, это пристоличная провинция Кёнгидо, где ранее губернатором был Ли Чжэ Мён, главный противник Юн Сок Ёля на президентских выборах. Это была тяжелая гонка, где кандидаты шли голова в голову и итоговый счет составил 49,05% — 48,92%: разрыв оказался ещё меньше чем на президентских выборах, составив 0,3%. При этом интересы демократов в этой провинции защищала не классическая креатура Ли Чжэ Мёна, а Ким Дон Ён, бывший министр финансов и основатель партии «Новая волна», который шел на выборы с весьма разумной центристской программой, но, набирая всего 1%, снялся в пользу демократов. Его противником была Ким Ын Хе – пресс-секретарь Юна в предвыборной кампании и вскоре после известная как нападками на Ли Чжэ Мёна, так и антикитайской риторикой: наделали шуму её заявления о том, что китайские граждане с ПМЖ, имеющие право голосовать на выборах в РК, должны быть лишены этого, поскольку а)корейские граждане в КНР такого права не имеют б)таким образом Пекин вмешивается в государственные дела страны.

То, что Ким Ын Хе чуть не стала губернатором, могло стать тревожным знаком, однако классические консерваторы вполне прошли во власть. Хон Чжун Пхё, главный соперник Юна на внутрипартийных выборах, стал мэром Тэгу, но гораздо интереснее то, что губернатором приграничной провинции Канвондо стал представитель ещё более правых сил – Ким Чжин Тхэ. Человек, которому, в своё время, приходилось извиняться за заявления о том, что народное восстание в Кванджу на деле представляло собой коммунистический мятеж и устроение публичных слушаний, где сторонникам подобной точки зрения дали слово.

Во всех прочих регионах консерваторы победили с большим или меньшим перевесом, но особенно хочется отметить Сеул, где действующий мэр О Сэ Хун победил бывшего лидера демпартии Сон Ён Гиля со счетом 59,05% — 39,23%. Разрыв в почти 20% это очень много для столицы и очень серьезный кредит доверия для О. Другой знаковый регион – провинция Северная Чхунчхон, где от демократов баллотировался экс-глава администрации Муна Но Ён Мин и тоже проиграл с достаточно обидным разрывом 58,19% — 41,80%.

Если спуститься на более низкий уровень, то «Сила народа» получила 146 мест, что составляет 64,6% от общего числа. Демократическая партия получила 63 места, Партия Прогресса (не путать с партией Справедливости) – одно, 17 мест достались беспартийным. Для сравнения — четыре года назад Демократическая партия получила 151 место (66,8%), а консерваторы — 53 места.

Конкретно в Сеуле консерваторы победили в 17 из 25 избирательных округов (для сравнения – 4 года назад у демократов было 24 из 25). Кроме того, «Сила Народа» вернула себе доминирующее положение в городском совете Сеула, получив 76 мест из 112. Это очевидно повысит эффективность управления О Се Хуна, инициативы которого ранее часто саботировали, и он был не в ладах с городским советом, в котором доминировала ДПК.

Параллельно местным выборам прошли дополнительные выборы в парламент. Два депутатских места достались демократам, пять – консерваторам. Таким образом, после дополнительных выборов у оппозиционной Демократической партии Тобуро 169 мест в Национальном собрании, у правящей партии Сила народа — 114.

Оба политических тяжеловеса, о которых мы упоминали ранее, прошли. Ан Чхоль Су победил со значительным разрывом 62,9% — 37,1%, но так вкладывался в кампанию, что падал в обморок от истощения. Теперь вероятно, что он и его сторонники будут «форматировать «Силу народа» под себя», делая главную консервативную партию страны менее консервативной. Так как Ли Чжун Сок, срок полномочий которого истекает в 2023 г., якобы не собирается идти на второй срок, место руководителя партии может достаться Ану.

Ли Чжэ Мён победил с меньшим разрывом 55,2% — 44,8%, при том что баллотировался из Инчхона – точнее, из округа, где от демократов мог пройти и котик. Теперь Ли может пытаться стать лидером парламентской фракции демократов, защищен депутатской неприкосновенностью от возможных последствий «соннамгейта» и может побороться за пост председателя партии на ее национальном съезде, намеченном на август. Впрочем, критики по-прежнему обвиняют его в том, что из-за его слишком раннего возвращения в политику, менее чем через три месяца после своей неудачной президентской кампании, по демократической партии был нанесён удар.

Правда, вопрос о том, в какой мере народ поддерживает консерваторов, всё равно остался дискуссионным: с одной стороны, досрочное голосование завершилось явкой в 20,62%, что было самым высоким показателем за все местные выборы: более 9,13 миллиона из 44,3 миллиона избирателей, имеющих право голоса. С другой — общая явка составила 50,9%, — из общего числа 44,3 миллиона избирателей, имеющих право голоса, проголосовали около 22,5 миллиона. Это второй самый низкий показатель после 48,9%, набранных на местных выборах в 2002 году.

В Сеуле — 53,2%, в провинции Кенгидо — 50,6%, самая высокая явка была зафиксирована в провинции Южная Чолла — 58,5%, а самая низкая в Кванджу — 37,7%.

В чем причина, особенно с учетом того, что ранее опрос Gallup Korea показал, что 69,8% респондентов обязательно собирались голосовать, а 30,3% хотели сделать это досрочно? Возможно, люди устали после президентских выборов в марте, и новая кампания проходила со значительным ажиотажем. Другой вариант объяснения – это когда значительная часть населения не видит ничего хорошего ни в классических консерваторах, ни в классических демократах. И поскольку этот вопрос был менее важен чем выборы президента, граждане его проигнорировали, несмотря на то, что это были первые выборы, на которых была снижена планка разрешенного возраста голосования (был 19, теперь 18 лет).

Что теперь? Консерваторы празднуют победу: им будет проще проводить свою политику на региональном уровне, потому что уровень противления со стороны демократов будет меньше. Как отметил Квон Сон Дон, «мы завершили реальную смену правительства, выиграв местные выборы после победы на президентских выборах. Мы будем усерднее работать, чтобы реализовать волю народа».

Сам президент Юн Сок Ель не испытывал от победы особой радости. Когда 3 июня его попросили прокомментировать, верно ли, что победа на выборах придала консерваторам импульс, он заявил, что «не время говорить о политической победе политической партии» — экономическая ситуация слишком серьезна. Например, потребительские цены подскочили на 5,4% в мае по сравнению с предыдущим годом, и это не единственная проблема.

Когда его спросили, планирует ли он в ближайшее время встретиться с новоизбранными мэрами и губернаторами, Юн сказал, что такая встреча будет более значимой после того, как они рассмотрят свои соответствующие административные и финансовые вопросы и можно будет не просто пожать руки, а поговорить о конкретике. О возможной встрече с руководством главной оппозиционной Демократической партии он просто сказал: «В преодолении трудностей не может быть никакой партийности».

Когда стали известны результаты экзит-поллов, Пак Чи Хён сказала: «Результаты оказались хуже, чем мы ожидали. Это очень разочаровывает…. Я думаю, что мы получили наше второе наказание после президентских выборов». А после официального итога выборов все восемь членов временного руководящего комитета Демократической партии в полном составе ушли в отставку, чтобы взять на себя ответственность за проигрыш на выборах. Теперь, возможно, демпартию ждёт кризис и поиск виновных, которые накладываются на конфликт между традиционным руководством партии и группой молодёжи. Но об этом – уже в следующем материале.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×