02.06.2022 Автор: Владимир Терехов

Дж. Байден посетил Южную Корею и Японию

Z

Прошедшая в третьей декаде мая поездка президента США Дж. Байдена в Южную Корею и Японию сопровождалась целым рядом примечательных событий, заслуживающих внимания с позиций оценки современного этапа “Большой мировой игры”.

Из них наименее значимым, но получившим набольшее отражение в мировых СМИ, оказался (как бы) публичный “ляп” американского президента относительно Тайваньской проблемы. На самом деле возможность (но необязательность, что важно подчеркнуть) вмешательства США в гипотетический вооружённый конфликт в Тайваньском проливе предусматривается американским же законодательным актом (Taiwan Relations Akt), принятым ещё в 1979 г.

То есть прозвучавшие в ходе обсуждаемого турне антикитайские резкости Дж. Байдена в связи с указанной проблемой являются скорее диагнозом нынешнего состояния отношений между двумя ведущими мировыми державами. Впрочем, и эти “провокационные” слова подверглись “смягчающей” корректировке со стороны тех сотрудников госаппарата США, которые должны этим заниматься. Что называется, по роду службы. Столь же “обычно-ритуальный” характер носила не менее резкая реакция на указанные слова со стороны МИД КНР.

В принципе, нечто значимое могло бы произойти уже на первом этапе турне Дж. Байдена, то есть в ходе его трёхдневного визита в Республику Корея. Но не произошло, и, как говорят в естественных науках, факт отсутствия некоторого (ожидаемого) результата не менее важен, чем его (несостоявшееся) наличие.

Судя по всему, Вашингтону не следует ожидать ничего особенно нового во внешнеполитическом курсе вступившего в должность 10 мая нового президента РК Юн Сок Ёля. Скорее всего, продолжится лавирование РК в поле сил, которое создаётся ведущими в Северо-Восточной Азии игроками, то есть КНР, Японией, РФ и самими США. Сеул не пожертвует вполне позитивными (особенно в торгово-экономической сфере) отношениями с Пекином участием в неких антикитайских проектах Вашингтона.

В том числе с фактором необходимости для Сеула сохранения положительного характера отношений с Пекином связывается сомнительность и перспективы решения давней проблемы политики США в субрегионе СВА, обусловленной едва ли не конфронтационным состоянием отношений между двумя американскими союзниками, каковыми являются Япония и та же РК. Сколько-нибудь значимое сближение между которыми несомненно рассматривалось бы Пекином в качестве вызова национальным интересам.

Премьер-министр Японии Ф. Кисида и только что избранный президент РК Юн Сок Ёль обменялись посланиями с пожеланиями положительного развития двусторонних отношений. Но такие позитивные слова и ранее в течение многих лет неизменно произносились каждым новым руководством, “заступавшем на службу” в Токио или Сеуле.

Едва ли посильной окажется приписываемая Дж. Байдену роль “медиатора” в процессе (гипотетического) налаживания отношений между Японией и РК. В подписанном в Сеуле Совместном заявлении Япония упоминается всего два раза. А именно, когда говорится о необходимости “трёхсторонней кооперации в ответ на вызовы” со стороны как КНДР, так и глобальных экономических проблем.

В Токио Дж. Байден поучаствовал в нескольких примечательных мероприятиях и озвучил, наконец, обсуждаемую уже полгода инициативу по формированию Индо-Тихоокеанского экономического рамочного соглашения (Indo-Pacific Economic Framework, IPEF). Впрочем, и после этого в вопросе, о чём идёт речь, ясности не прибавилось. В отличие от уже существующих в ИТР конфигураций, призванных постепенно снять барьеры на пути перетока товаров и услуг в межгосударственной торговле. К таковым, прежде всего, относятся The Comprehensive and Progressive for the Trans-Pacific Partnership, соглашение о присоединении к которому было подписано в марте 2018 г. всеми 11-ю участниками, и Regional Comprehensive Economic Partnership, подписанное в ноябре 2020 г. 15-ю участниками.

Причём у истоков CPTPP стоял сам Вашингтон. Но за год до подписания соглашения, учреждающего это объединение, США были выведены из него решением только что вступившего в должность президента Д. Трампа, “как не соответствующего национальным интересам”. Не присутствуют США и в RCEP. То есть наблюдается парадоксальная ситуация: мировая держава номер один, считающая себя (вполне справедливо) “органичной частью ИТР”, не участвует в региональных процессах экономической кооперации, в которых превалируют главный геополитический конкурент Китай и основной региональный союзник Япония.

Представляется очевидной политическая подоплека скороспелой инициативы IPEF. Подписанию тех же CPTPP и RCEP предшествовала многолетняя кропотливая работа экспертов, вылившаяся в многостраничные, тщательно выверенные документы. Относительно же IPEF произносятся общие слова о “необходимости восстановления цепочек поставок комплектующих”. Самое примечательное в этом планируемом процессе обусловлено тем, что он должен проходить в обход КНР. Вряд ли в итоге получится что-то путное. Пока лишь незначительная часть стран ИТР проявила желание поучаствовать в тех или иных направлениях IPEF.

Более определённые очертания начинает приобретать конфигурация Quad, включающая в себя США, Японию, Индию и Австралию. Во время пребывания Дж. Байдена в Токио состоялся уже четвёртый (и второй в формате непосредственной встречи) саммит стран-участниц. Судя по принятому итоговому Совместному заявлению, наблюдается расширение и конкретизация сфер деятельности Quad. Пока, однако, среди них продолжают отсутствовать признаки перспективы превращения данной конфигурации в военно-политический союз. Главным препятствием для этого является сохранение Нью-Дели нейтрального позиционирования относительно проблем и конфликтов между ведущими мировыми игроками. В число которых, впрочем, теперь входит и сама Индия.

Проведение очередного саммита Quad стало поводом для внешнеполитического бенефиса нового премьер-министра Австралии Э. Альбанезе, занявшего этот пост после победы на прошедших 21 мая всеобщих выборах партийной коалиции, в которую входит и возглавляемая им Лейбористская партия. Пока рано говорить о возможности сколько-нибудь позитивных изменений в ключевом вопросе внешнеполитического курса Австралии, обусловленного отношениями с КНР. Которые, кажется, достигли “дна” с момента их официального установления. Предвыборная риторика Э. Альбанезе в данном вопросе почти не отличалась от того, что говорило (и, главное, делало) предыдущее консервативное правительство С. Моррисона.

Вряд ли в этом плане что-либо означает факт назначение Пенни Вонг на должность руководителя МИД Австралии, отцом которой был малайзийский китаец. П. Вонг является опытным государственным деятелем, политические предпочтения которой включают в себя набор модных сейчас неолиберальных “ценностей”. О чём свидетельствует её открытая декларация принадлежности к однополым сообществам, а также первостепенное внимание климатической проблематике.

Впрочем, заслуживает внимание, где, после назначения на одну из основных должностей в новом австралийском правительстве, П. Вонг обозначила особую значимость климатической проблематики. О ней было заявлено 26 мая в Республике Фиджи, то есть на территории одного из 11-и членов Форума тихоокеанских островов в ходе проведения его очередного заседания. Участникам данного Форума П. Вонг предложила всецело полагаться на Австралию как “надёжного гаранта безопасности”.

Последние слова весьма знаменательны, поскольку обозначают усиливающуюся озабоченность как Австралии, так и США ростом влияния КНР среди стран акватории Тихого океана. Важным свидетельством этого тренда стало подписание КНР в конце марта рамочного Соглашения о безопасности с Соломоновыми Островами, то есть с государством, которое является членом упоминавшегося Форума. Что спровоцировало немалый переполох в Вашингтоне и Канберре.

Совершенно очевидным ответом на антикитайскую политическую суету Вашингтона, составившую основное содержание обсуждаемого турне Дж. Байдена, стала организованная в это же время поездка министра иностранных дел КНР Ван И по ряду островных государств акватории Тихого океана. Из них первым оказались как раз Соломоновы Острова. Статье в Global Times с комментариями указанной поездки Ван И предшествует примечательная фотография.

В целом же всё, что сопровождало последний выезд за границу Дж. Байдена, оказалось очередным весомым вкладом в процесс деградации отношений США с главным геополитическим конкурентом в лице КНР.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


×
Выберие дайджест для скачивания:
×