casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler
31.05.2022 Автор: Константин Асмолов

Нетипичное поведение для президента-консерватора РК

SKR7684532

В своих материалах, посвященных новому президенту РК Юн Сок Ёлю, автор постоянно подчеркивает, что воспринимать его как типичного представителя консервативного лагеря – неверно. Конечно, часть его политики продиктована тем, что он стал президентом как кандидат от «Силы народа», но его личная позиция по многим вопросам уходит корнями во времена, когда студенческий активист принимал участие в показательном суде над генералом Чон Ду Хваном после того, как тот захватил власть. Недавние события – весьма важное тому подтверждение, но обо всем по порядку.

18 мая в РК отмечалась годовщина восстания, которое развернулось в 1980 году в г. Кванчжу в 329 километрах к югу от Сеула, против военной диктатуры тогдашнего президента Чон Ду Хвана. Тогда военные, которых бросили на подавление студенческих демонстраций, сначала открыли огонь на поражение, а потом начали избивать всех, кто попадался под руки, подозревая гражданское население Кванджу в «сочувствии бунтовщикам». Студенты и горожане взялись за оружие, и к 21 мая 1980 года весь город за исключением тюрем оказался под контролем восставших.

Лидеры восстания стремились выиграть время в надежде на то, что давление США и общественного мнения внутри страны разрушат планы военных по захвату власти в стране. Однако в Вашингтоне решили, что карт-бланш на подавление казавшегося левым мятежа сделает Чон Ду Хвана более послушным, и 27 мая восстание было жестоко подавлено войсками и элитными частями специального назначения, а участники протеста были обвинены в сочувствии и пособничестве северокорейским коммунистам.

По официальным данным события унесли жизни более 200 человек, однако статистика сверхсмертности говорит о том, что число погибших на самом деле около двух тысяч. Число раненых превысило 3100 человек, а число арестованных или подвергнутых пыткам составило почти 1600 человек.

С этого времени город Кванчжу и провинция Чолла вообще – основной оплот Демократической партии: на президентских выборах-2022 ее кандидат Ли Чжэ Мен набрал в городе 84,82% голосов, в то время как Юн получил всего 12,72%.

Отношение к данному событию – хороший маркер, разделяющий классические изводы демократов и консерваторов. Для первых восстание 18 мая — продемократическое движение против военной хунты, упоминание которого вообще стоит внести в преамбулу Конституции.

Представители вторых как минимум называли восстание бунтом, устроенным толпой, а некоторые крайне правые даже выдвигали необоснованные на взгляд автора обвинения в том, что это был коммунистический мятеж с целью подорвать государственность страны, который организовали и претворяли в жизнь северокорейские агенты. К таковым, например, относится Ким Чжин Тхэ, баллотирующийся на пост губернатора провинции Канвондо на местных выборах 1 июня, или ультраправый профессор Чи Ман Вон, постоянно утверждающий что восстанием в Кванджу руководили не местные жители, а северокорейские солдаты, проникшие на Юг, — хотя его тезисы были публично опровергнуты. Люди с фотографий, которых он объявлял заброшенными представителями КНДР, подали на него в суд и без труда выиграли иск.

В 1997 году 18 мая было объявлено национальным днем памяти, но, хотя президенты-консерваторы Ли Мен Бак и Пак Кын Хе не могли не присутствовать на мероприятии, мемориальную церемонию проводили с большим или меньшим размахом в зависимости от президента у власти, а дата всякий раз становилась поводом для споров в СМИ.

Отдельный момент был связан с песней «Марш за возлюбленных»: эта песня протеста стала символом восстания, но при консерваторах ее исполнение не поощрялось, — в 2008 году Ли Мен Бак попытался подпевать, но со следующего года был вынужден запретить эту песню перед лицом сильного протеста со стороны консервативных групп. Песня вернулась на церемонию в 2011 году, но Пак Кын Хе ее не пела, и считалось, что зрителям нежелательно подпевать хору активистов.

В свою очередь, при Мун Чжэ Ине все участники были обязаны ее петь. Более того, с 5 января 2022 года в РК действует принятый правительством Мун Чжэ Ина закон, согласно которому отрицать официальную/левую трактовку событий так же опасно, как отрицать Холокост в Европе: до 5 лет тюремного заключения и/или штраф в размере 50 млн вон. Например, за заявления о том, что восстание было диверсией северокорейского спецназа, профессор Чи Ман Вон получил 2 года условно и штраф в 1 миллион вон (850 долларов), а Korea Communications Standards Commission потребовала от YouTube полностью удалить его канал и ряд иных каналов консервативных ютуберов за искажение истории.

Поэтому для автора то, как пройдет церемония, было важным маркером, и «Юн его не подвел».

Во-первых, он не просто приехал сам, но попросил принять участие в государственной мемориальной церемонии всех своих старших помощников и депутатов от правящей партии. Отказа не было, и, как сказал в интервью радио KBS председатель партии Ли Чжун Сок, «если все депутаты смогут присутствовать на мемориальной церемонии, «Сила народа» сможет показать другой имидж консервативной партии».

Всего же на церемонии присутствовали около двух тысяч человек, в том числе гражданские активисты и члены семей погибших борцов за демократию.

По словам чиновников администрации президента, перед посещением церемонии президент встретился с членами семьи, потерявшими близких во время восстания, и пообещал посещать кладбище каждый год. Будем надеяться, в 2023 г. мы увидим выполнение этого обещания.

Во-вторых, выступая на торжественной церемонии на Национальном кладбище Кванчжу, Юн Сок Ёль заявил, что дух Восстания 18 мая, которое кровью защитило либеральную демократию, является восстановлением общечеловеческих ценностей и краеугольным камнем национального единства.

В-третьих, Юн лично спел «Марш за возлюбленных» и делал это с явным удовольствием. Остальные правительственные чиновники и депутаты сделали то же самое.

И левые, и правые СМИ назвали эти действия беспрецедентными. Демократическая партия Кореи, правда, попыталась преуменьшить действия Юна, утверждая, что массовая мемориальная церемония направлена на привлечение избирателей в провинциях Кванджу и Чолла в преддверии местных выборов 1 июня. Но автор помнит, что до майской церемонии Юн несколько раз порывался выразить уважение жертвам восстания, а демократы, старающиеся монополизировать память о восстании, не давали ему это сделать, обвиняя в неискренности и игре на публику. В ноябре 2021 года, когда Юн был кандидатом в президенты, протестующие преградили ему путь к памятнику. В феврале 2022 г. Юн снова попытался приблизиться к памятнику, но не смог зажечь благовония, чтобы засвидетельствовать там свое почтение.

Таким образом, Юн Сок Ель не просто воздал уважение героям и жертвам восстания, проведя мероприятие, как если бы это был президент-демократ, но попытался устранить искаженное представление о том, что восстание является объектом памяти исключительно для определенного региона и политического лагеря. А если сравнить его речь на церемонии с тем, что он говорил на инаугурации про свободу и права человека, то Юн предлагает свежий взгляд, который включает 18 мая в консервативные идеалы. Принятие такой позиции — возможность преодолеть региональный антагонизм, выйти за рамки идеологических конфликтов и способствовать национальному единству.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×
casino siteleri yeni bahis siteleri deneme bonusu veren siteler