27.05.2022 Автор: Владимир Терехов

Хроника Тайваньской проблемы — 8; возможная роль “стакана воды”

YEL45232

Тайваньский кластер, то есть один из самых важных и опасных на нынешнем этапе “Большой мировой игры”, подвержен высокой динамике. Происходящие в нём примечательные события следуют одни за другими и хотя бы наиболее значимые из них нельзя обойти вниманием.

Уровень же “значимости”, на авторский взгляд, определяется степенью соответствия каждого из них ключевому элементу американской стратегии в Тайваньской проблематике, обусловленному постепенным приданием острову “обычного” объекта международных отношений в целом и Вашингтона с Тайбэем в частности.

Одно из главных направлений в процессе решения этой задачи сводится к содействию попыткам Тайваня присоединиться (для начала можно и на правах наблюдателя) к тем или иным международным организациям. В последние месяцы особое внимание оказывалось (внешне политически безобидной) Всемирной организации здравоохранения.

Она была выбрана неслучайно и в силу нескольких причин. Во-первых, ВОЗ является организацией, аффилированной с ООН, а эту последнюю Тайваню пришлось покинуть ещё в конце 1971 г. Во-вторых, на начальном этапе борьбы с пандемией “Ковид-19” Тайвань демонстрировал едва ли не лучшие результаты в мире. Его опыт представлялся как весьма полезный для других членов ВОЗ, а также в качестве альтернативы стратегии “нулевой терпимости”, которой придерживается в данном вопросе Китай. Указанная стратегия Пекина подвергается всё более жёсткой критике со стороны геополитических оппонентов, которая обозначается в качестве одной из причин разрушения “международных цепочек экономических связей”.

Впрочем, в последние месяцы на Тайване (как и во всём регионе Восточной Азии) наблюдается очередное резкое ухудшение ситуации с “Ковид-19”. Кроме того, у КНР есть свои контраргументы, выражаемые в том числе графическими образами, на критику со стороны США выбранной Пекином стратегии борьбе с этим заболеванием.

Наконец, подходящим поводом для компании в пользу присоединения Тайваня к ВОЗ послужил ряд запланированных на текущий 2022 г. мероприятий этой организации как общемирового (22-28 мая в Женеве), так и регионального уровней. Помимо активности руководства США (включая президента Дж. Байдена), проявили себя в данном вопросе и все основные американские союзники. В середине мая уже в третий раз в текущем году “поактивничал” премьер-министр Дж. Трюдо. 19 мая, то есть почти накануне начала работы 75-й Ассамблеи ВОЗ, резолюцию в поддержку участия Тайваня в данном мероприятии принял бундестаг Германии.

Всё бесполезно, поскольку против выступает Китай, то есть один из основных членов ООН и постоянный член Совета безопасности этой уважаемой организации. Что отнюдь не является свидетельством изначального отсутствия гибкости в политике Пекина в Тайваньской проблематике. Такой “гибкости” было хоть отбавляй в период руководства островом Гоминьданом и представляющего эту партию (с 2008 по 2016 гг.) президента Ма Инцзю. Что сегодня тайваньским политическим оппонентам этих обоих служит поводом для жёстких выпадов в связи со всё той же проблематикой участия Тайваня в работе ВОЗ.

В качестве главных оппонентов выступают Демократическая прогрессивная партия и её лидер Цай Инвэнь, которая с 20 мая 2016 г. и до сих пор занимает должность президента Тайваня. Пекином госпожа Цай рассматривается как инициатор “сепаратистских тенденций” на Тайване со всеми сопутствующими данной оценке практическими следствиями. Включая отрицательное отношение к претензиям нынешнего руководства Тайваня на участие в работе ВОЗ.

Дата шестилетия её пребывание у власти, почти совпавшая с началом заседания 75-й Ассамблеи ВОЗ, послужила в КНР поводом для очередных негативных комментариев с перечислением разного рода “прегрешений” перед китайским народом.

Между тем опросы общественного мнения на самом острове показывают, что рейтинг нынешнего президента и ДПП продолжает находиться на уровне, который пока не способствует перспективе прихода к власти их политических оппонентов в ходе всеобщих выборов, которые пройдут через полтора года. При том что сама Цай Инвэнь уже не сможет выставить свою кандидатуру на пост президента. Впрочем, о реальном состоянии внутриполитической обстановки на Тайване можно будет судить по итогам выборов в местные органы власти, которые должны состояться уже в конце текущего года.

Между прочим, тайваньцы высказались и в пользу реализуемой администрацией Цай Инвэнь стратегии “жить и бороться с Ковид-19”, то есть против стратегии “нулевой терпимости” по отношению к случаям заражения этой болезнью. Именно с её реализацией в КНР на Тайване связывают проблемы в собственной IT-отрасли, в частности, известного производителя персональных компьютеров Acer.

Как и во времена предыдущей американской администрации, Вашингтон продолжает посылать противоречивые сигналы в сторону КНР. 5 мая из текста обновляемой раз в год веб-страницы госдепартамента, посвящённой отношениям с Тайванем, исчезли (ранее присутствовавшие) записи о том, что остров является частью Китая и США отказывают Тайваню в праве на государственную самостоятельность. Нечто похожее в то же время последовало со стороны министерства обороны США.

Это, несомненно, важный шаг Вашингтона в ползучем процессе решения обозначенной выше задачи и на него не могли не отреагировать в КНР. Тем более что последующие “разъяснения” по указанному поводу пресс-секретаря госдепартамента Н. Прайса (в частности, его слова о том, что США “не подписывались под принципом одного Китая”), видимо, только подкрепляют худшие подозрения Пекина относительно американской политики в данном вопросе.

Вместе с тем в Китае немедленно и позитивно отреагировали на заявление (уже не первое в текущем году) министра финансов Дж. Йеллен о необходимости отменить (“к пользе для самих США”) хотя бы часть тарифов на ввозимую китайскую продукцию. Вряд ли случайным образом через два дня премьер-министр КНР Ли Кэцян подтвердил неизменность курса “на открытость” своей страны.

Нельзя, впрочем, исключать, что на самом деле Вашингтон, что называется, играет “двумя руками” с основными геополитическими конкурентами, то есть с КНР и РФ, в целях простимулировать удержание одного из них (в данном случае КНР) от “излишне тесного” сближения с другим. Со вторым уже почти открыто ведётся вооружённая борьба с использованием (пока и главным образом) украинского “пушечного мяса”.

В целом же общая картина, складывающаяся вокруг Тайваньской проблематики, продолжает выглядеть, мягко выражаясь, всё менее оптимистичной. Тем не менее автор не является сторонником популярной гипотезы о неизбежности (в силу эффекта “ловушки Фукидида”) вооружённого столкновения между США и КНР, которое могла бы спровоцировать данная проблема. Не потому, что от подобных прогнозов веет “беспросветной безнадёжностью”. Гипотеза о стопроцентной работоспособности “ловушки Фукидида” полностью исключает роль человеческого фактора в историческом процессе. Что принципиально неверно. Те или иные решения, в конце концов, принимают люди.

Любопытный инцидент, содержащий в себе немалую символику, произошёл в столице Японии, также всё более активно заявляющей о себе в Тайваньской проблематике. Новый американский посол в этой стране посетил представительство (по факту посольство) Тайваня в Токио, где его угостили стаканом ананасового сока. Напомним, что в процессе ухудшения отношений с мейнлендом пострадали и те тайваньские фермеры, которые ранее отправляли в КНР существенную часть выращиваемых ананасов. Теперь Тайвань пытается перенаправить в Японию сбыт выращиваемых фруктов вообще и ананасов в частности. Даже выведен “специализированно-японский” гибрид ананасов.

Возможно, на чей-то взгляд факт угощения американского посла в Японии стаканом ананасового сока некими тайваньскими представителями в той же стране выглядит сущим пустяком по сравнению с очередными учениями в морских окрестностях Тайваня отряда ВМС КНР во главе с авианосцем “Ляонин”, а также демонстрационными полётами китайских бомбардировщиков и истребителей в прилегающем к острову воздушном пространстве. Отметим, что столь же демонстративно-активно ведут себя и (отнюдь не слабые) вооружённые силы Тайваня, а также де-факто поддерживающие их ВС США.

Бывало, однако (согласно, впрочем, историческим апокрифам), когда “стакан воды” играл даже большую роль, чем все блистательные военные победы не менее блистательных полководцев. И, что особенно важно, к более или менее взаимному удовлетворению недавних врагов.

А вдруг в критический момент отношений между США и КНР (с союзницей в лице России) найдётся такой “стакан воды-сока”?

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


×
Выберие дайджест для скачивания:
×