23.05.2022 Автор: Константин Асмолов

«Невидимые» пуски и возможное ядерное испытание: опасная черта на шаг ближе

DPRK7554

Заявления южнокорейских и западных экспертов, что в самое ближайшее время в КНДР может быть проведено новое ядерное испытание, идут плотным потоком.

28 апреля 2022 г., выступая с докладом на «Форуме армия Северной Кореи в первой половине 2022 г.», исследователь Корейского института оборонного анализа Ли Сан Мин, заявил, что Северная Корея, вероятно, проведет ядерное испытание в период с мая по сентябрь этого года, по сути, как только восстанавливаемый полигон в Пхунгери будет для него готов. При этом испытание может включать тактические ядерные боеголовки, такие как нейтронная бомба или бомба с электромагнитным импульсом (ЭМИ).

6 мая представитель Госдепартамента Джалина Портер заявила, что Северная Корея, возможно, готовится провести ядерное испытание уже в этом месяце.

7 мая глава Национальной разведывательной службы РК Пак Чжи Вон, рассказал, что Северная Корея, может провести ядерное испытание в интервале между инаугурацией избранного президента Южной Кореи Юн Сок Еля 10 мая и запланированным визитом президента США Джо Байдена в Сеул с 20 по 24 мая, отметив, что возможное ядерное испытание Северной Кореи, вероятно, будет связано с небольшими боеголовками. По словам Пака, Север не отреагировал на призывы Китая и России воздержаться от проведения испытаний.

12 мая пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки подтвердила, что США считают, что КНДР может осуществить новое ядерное испытание уже в текущем месяце, вероятнее всего 20 мая, накануне визита Джо Байдена в РК.

Директор Национальной разведки США (DNI) Эврил Хейнс также полагает, что Северная Корея проведёт ядерное испытание в течение текущего года; усилия руководства Северной Кореи направлены на изменение ситуации в сфере безопасности в регионе, что позволит с течением времени добиться легитимизации статуса ядерной державы де-факто.

Директор Разведывательного управления Министерства обороны США генерал-лейтенант Скотт Берриер тоже ожидает, что Северная Корея продолжит наращивать свой ядерный и ракетный потенциал в этом году, чтобы увеличить свои рычаги влияния на потенциальных переговорах с Соединенными Штатами. И «чтобы продемонстрировать северокорейскую силу и решимость, руководство могло бы рассмотреть возможность дальнейших ракетных испытаний различных баллистических и крылатых ракет, провести кибератаку или испытать другое ядерное устройство».

Эксперты РК из числа знакомых автора полагают, что КНДР практически завершила работы по миниатюризации ядерного заряда с целью создания лёгкой ядерной боеголовки для тактического ракетного оружия. Её мощность оценивается в несколько килотонн, масса в 400-500 кг, а диаметр не превышает 60 см. Да, это еще следует испытать, но в случае успеха Северная Корея получит возможность оснастить свои «Кимскандеры» (KN-23), новые БРПЛ, системы KN-24 и KN-25, а также другие ракетные комплексы малой дальности ядерными боеголовками. Кроме того, миниатюризация ядерного заряда является очередным шагом на пути к созданию боеголовки с разделяющимися боевыми блоками для МБР.

Тем временем американский интернет-сайт 38 North, который специализируется на северокорейских проблемах, отмечает, что работа по восстановлению ядерного полигона в Пхунгери продолжается. Как свидетельствуют спутниковые снимки, идут работы по восстановлению доступа к туннелю №3 путём строительства нового портала и установки опорных конструкций. Площадка рядом с порталом выровнена и укреплена. Кроме того, к востоку от нового портала построено вспомогательное здание. Специалисты портала оценили потенциал взрыва, который способен выдержать туннель №3, который северяне сейчас раскапывают. Согласно их заключению, КНДР не сможет провести испытание масштаба 2017 года, однако возможностей и запаса прочности полигона для проверки заряда уровня тактического ядерного оружия вполне достаточно. Если первый и второй туннели, в которых проводились ядерные испытания, восстановить достаточно сложно, третий и четвёртый туннели будут пригодны для использования после незначительных восстановительных работ.

Ракетные пуски тоже продолжаются. 4 мая 2022 г. Северная Корея запустила баллистическую ракету из района аэродрома Сунан в окрестностях Пхеньяна в направлении Японского моря. По данным ОКНШ РК, ракета пролетела 470 км на скорости 11 Махов, достигнув максимальной высоты 780 км.

Некоторые информированные источники РК сообщали, что, по-видимому, это была межконтинентальная баллистическая ракета (МБР), выпущенная под большим углом. Чон Сон Чхан, директор Центра северокорейских исследований Института Седжон, сказал, что запуск ракеты похож на предыдущие испытательные пуски ракет Северной Кореей для разработки спутников наблюдения в феврале и марте, но гораздо более усовершенствован с точки зрения расстояния и высоты.

Иных подробностей не было – возможно, потому, что в отличие от обычной практики, СМИ КНДР не написали о пуске ничего, хотя на неудачное испытание это похоже не было.

7 мая Северная Корея запустила баллистическую ракету малой дальности, предположительно, баллистическую ракету подводных лодок. Как сообщили в ОКНШ РК, запуск был произведён из района города Синпхо провинции Хамгён-Намдо в направлении Японского моря, а минобороны Японии дополнило, что ракета пролетела около 600 км, а высота полета составила порядка 50 км.

Позднее СМИ РК писали, что подводная лодка класса «Корэ» (считается единственным типом, способным запускать ракеты среди подводных лодок Северной Кореи), которая выпустила баллистическую ракету, была той, которую пришлось отбуксировать на берег из-за проблемы с двигателем после более раннего испытательного запуска ракеты в октябре 2021 года, но в случае пуска-2022 признаков, указывающих на какие-либо повреждения судна, не обнаружено.

СМИ КНДР снова промолчали, хотя пуск за два дня до инаугурации нового президента РК многие эксперты восприняли как сигнал, в ответ на который новый советник по национальной безопасности Ким Сон Хан пообещал «принять фундаментальные меры против провокаций Северной Кореи и реальных возможностей сдерживания против ее ракетно-ядерных угроз».

Что же до причин молчания, то Чон Сон Чхан счел, что оно, возможно, связано с давлением со стороны Китая, который не хочет эскалации военной напряженности на Корейском полуострове и тем самым ухудшения отношений между Южной Кореей и Китаем.

12 мая из района Сунан в акваторию Японского моря улетели три ракеты. Дальность пуска по южнокорейским данным составила 360 км, высота в апогее — 90 км, скорость — 5 Махов. Предполагается, что в последних испытаниях были задействованы то, что Север называет сверхбольшими реактивными установками залпового огня, так как выстрелы производились с интервалом около 20 секунд (KN-25 по западной классификации).

Разумеется, в Сеуле и Вашингтоне пуски были осуждены как «провокации» и явное нарушение резолюций Совета Безопасности ООН. Представитель госдепартамента США Нед Прайс 5 мая даже назвал это оскорблением ООН, которая запретила подобные действия: «Мировое сообщество должно подать Северу сигнал о том, что такие провокации неприемлемы, и за ними последуют ответные меры». Управление национальной безопасности РК во время экстренного совещания под председательством нового главы Ким Сон Хана осудило запуск как «двуличный акт, последовавший за пандемией». Если же говорить о более конкретных ответных шагах, то 10 мая в РК приступила к работе оперативная группа, в задачи которой входит немедленное реагирование на новые ракетные пуски Севера. В её состав вошли представители министерства обороны и объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил.

Кроме того, 11 мая Совет Безопасности ООН провёл экстренное заседание для обсуждения недавних пусков ракет Северной Кореи, но не смог принять никакого документа из-за противодействия со стороны Китая и России. Хотя посол США в ООН Линда Томас Гринфилд убеждала, что предпринимаемая Пхеньяном кампания пусков баллистических ракет угрожает соседним странам, поэтому необходимо реагировать на его «противоправное поведение», представители Китая и России обвинили США в том, что они не ответили взаимностью на предпринятые Севером шаги по денуклеаризации. В итоге вопрос даже не ставили на голосование из опасения опасного прецедента вето, а г-жа Гринфилд заявила, что Китай и Россия якобы четыре года блокировали все попытки ввести или ужесточить санкции в отношении Северной Кореи, «обеспечив её незаконные действия».

Таким образом, впервые попытка ввести дополнительные санкции была сорвана, и о значении этого мы поговорим отдельно, но станет ли это поводом для еще большей конфронтации, мы, возможно, скоро увидим. Пока, по ощущению автора, опасная черта еще не у нас под ногами, но и не где-то у линии горизонта.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×