16.05.2022 Автор: Пётр Коновалов

Китайское направление российского угольного бизнеса в новых условиях

COA03223423

Уже давно в развитых странах обсуждаются различные проекты полного отказа от угля и перехода на другие виды топлива, меньше загрязняющие атмосферу продуктами горения. Некоторые специалисты даже начали предрекать скорую гибель всей мировой угольной промышленности. Одной из причин таких прогнозов стали заявления КНР – главного мирового потребителя угля, о своем желании также максимально сократить использование угля наряду с западными странами.

Однако, несмотря на все эти заявления, уголь по-прежнему остается самым дешевым и транспортабельным видом топлива, без которого не может обходиться ни одна страна с развитой промышленностью. Мировая торговля углем продолжает развиваться, принося хорошие доходы его главным поставщикам, в том числе России.

В 2020 г. РФ добыла около 401 млн тонн угля, из которых 199 млн было экспортировано в другие страны.

В 2021 г. усилилась напряженность между КНР и Австралией, в результате чего Китай перестал ввозить австралийский уголь, и это способствовало увеличению китайских закупок угля из России.

По итогам 2021 г. российская добыча угля составила примерно 440 млн тонн в год, а на экспорт пошло 227 млн тонн. Таким образом, и добыча, и экспорт российского угля продемонстрировали значительный рост. Из упомянутого выше количества экспортного угля 129 млн тонн было продано в Азиатско-Тихоокеанский регион, что особенно примечательно, поскольку именно в АТР находятся такие крупные потребители угля, как Китай, Южная Корея и Япония, вследствие чего рынок АТР является особенно привлекательным для всех угольных экспортеров. Китай получил 53 млн тонн российского угля, что было на 20 млн тонн больше, чем в 2020 г., и принесло России $7,4 млрд.

В целом в 2021 г. на РФ пришлось более 16% мирового угольного рынка, 12% рынка АТР и 15% рынка Китая.

Поскольку ситуация с углем, сложившаяся в КНР, возникла довольно неожиданно, РФ не смогла полностью заменить на китайском рынке Австралию: большая часть российского экспортного угля уже была распределена между другими покупателями, а для многократного увеличения добычи времени было недостаточно. В результате, столкнувшись с энергетическим кризисом, в конце 2021 г. Китай снова начал ввоз австралийского угля, частично отменив ограничения. Однако обстановка в конце 2021 – начале 2022 гг. все равно выглядела для российского угольного сектора обнадеживающей. Во-первых, практика показала, что КНР не может обходиться без угля; китайские проекты по декарбонизации, о которых Пекин говорит уже немало лет, если будут осуществлены, то не скоро, – а до тех пор Поднебесная будет импортировать уголь. Во-вторых, испытав дефицит электроэнергии без австралийского угля, Пекин смог убедиться, что его зависимость от одного поставщика – Австралии – чрезмерна. Разногласия с Канберрой, возникшие у КНР в 2020-2021 гг., – это лишь часть большого политико-экономического противостояния Китая с Западом, и впереди у КНР и Австралии может быть еще немало конфликтов. Поэтому, чтобы обезопасить свою энергетику, Китаю требуется диверсифицировать свой угольный импорт, в том числе за счет дальнейшего увеличения поставок из России.

В феврале 2022 г. СМИ сообщили, что между Пекином и Москвой ведутся переговоры о межправительственном соглашении, в соответствии с которым поставки угля из РФ в КНР могли бы быть увеличены до 100 млн тонн в год.

Однако в конце февраля началась спецоперация российских войск на территории Украины, и ситуация резко изменилась. Запад обрушил на РФ поток санкций, в том числе западные страны начали сокращать импорт российских углеводородов. Так, в марте 2022 г. поставки российского угля в страны Евросоюза снизились примерно на 50%.

Несмотря на то, что Китай союзником Запада не является, экспорт российского угля в Поднебесную тоже пошел на спад: китайские банки уменьшили финансирование соответствующих операций, опасаясь западных санкций. Также свою роль сыграло отключение ряда российских банков от международной платежной системы SWIFT и то, что большинство контрактов по закупке угля было заключено в долларах: китайская сторона столкнулась с трудностями при оплате.

Некоторые прозападные СМИ сделали вывод, что российской угольной промышленности нанесен серьезный ущерб, компенсировать этот ущерб за счет торговли с КНР не получится, и прежние объемы угольного экспорта могут уже не восстановиться. Однако такие выводы можно назвать преждевременными.

Так, несмотря на общее снижение угольного экспорта РФ в КНР, в первом квартале 2022 г. вырос экспорт коксующегося угля – разновидности каменного угля, особо ценной для металлургической промышленности. Можно предположить, что снижение китайских закупок других видов угля, которые используются, например, для зимнего отопления, может быть связано с приближением летнего периода.

Китай сейчас обладает немалым запасом разных видов угля и в преддверии теплого времени года, когда потребности в массовом отоплении жилищ нет, может себе позволить снизить угольный импорт, чтобы изучить новые условия. Однако к осени можно рассчитывать, что китайско-российское угольное сотрудничество активизируется.

Что касается трудностей, связанных с санкциями, то еще в марте между РФ и КНР начались переговоры о расчетах в национальных валютах, а также об использовании CIPS – китайского аналога SWIFT.

Так же следует отметить, что осторожность китайской стороны в связи с угрозой западных санкций – тоже явление временное, поскольку КНР находится в далеко не лучших отношениях с Западом и может в ближайшее время сама попасть под его санкции независимо от своих отношений с Россией. Особенно учитывая некоторые особенности китайской внешней политики: например, 6 мая 2022 г. около 15-ти самолетов ВВС КНР вошли в воздушное пространство частично признанного государства Тайвань, которое КНР считает своей частью. Тайваньцы подняли по тревоге свои военные самолеты и привели в готовность силы ПВО. К счастью, инцидент завершился мирно. Однако, поскольку Тайвань находится под защитой ВС США, можно не сомневаться, что случившееся еще сильнее обострит китайско-американские отношения, и, если так будет продолжаться, КНР вскоре окажется с РФ в одной «санкционной лодке». В этом случае, скорее всего, снова пострадает китайский импорт угля из Австралии.

Поэтому можно предположить, что Китай стремится к экономической независимости от США и их союзников, в том числе от австралийских поставок угля, и уже сейчас китайское руководство отрабатывает пути обхода западных санкций. Можно рассчитывать, что совместные усилия в этой области скоро позволят РФ и КНР перейти к более интенсивной торговле, не исключая уголь и прочие энергоносители.

Петр Коновалов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×