10.05.2022 Автор: Владимир Терехов

Выступление Э. Трасс и хроника Тайваньской проблемы-8

TRUSS547222

Начать очередную хронику Тайваньской проблемы имеет смысл с нашумевшего выступления министра иностранных дел Соединённого королевства Элизабет Трасс, состоявшегося 27 апреля в резиденции лорд-мэра лондонского Сити.

Тема Тайваня в данном выступлении (несомненно, программном, имевшем достаточно очевидную лично-внутриполитическую подоплеку для докладчицы) возникла вполне естественно, поскольку главным адресатом его основных положений был Китай. Последний предостерегался, во-первых, от оказания какой-либо поддержки России (якобы “совершившей акт агрессии против Украины”) и, во-вторых, от попыток решения силовым способом и вне рамок принятых (неизвестно, кем) “правил” ключевой для Пекина проблемы, связанной с ныне де-факто независимым статусом острова.

В частности, было рекомендовано “обеспечить Тайваню потенциал для самозащиты”. Чем, добавим от себя, “старший брат” СК занимается давно и, что называется, “не покладая рук”. Теперь к нему присоединяется Лондон, от имени которого госпожа Э. Трасс призывает превратить “Большую семёрку” (G7) в своего рода “экономическое НАТО”, которое могло бы нанести серьёзный ущерб тому же Китаю, если он проигнорирует достаточно чётко сформулированные предупреждения Э. Трасс. Поскольку, по её словам, “на G7 приходится половина мировой экономики”.

То есть всем членам “Большой семёрки” предлагается действовать относительно нарушителей тех самых “правил” по тому же принципу “один за всех и все за одного”, который характерен для любой многосторонней военного-политической организации. Принятие такого принципа, безусловно, привнесло бы революционную новацию в конфигурацию G7, деятельность которой до сих пор никоим образом не формализована и свойственна скорее “клубу по интересам”.

О том, что никто из её членов пока не считает себя чем-либо связанным, свидетельствует примечательный инцидент на одной из министерских встреч в рамках конфигурации G20, когда министр финансов Японии С. Судзуки не последовал за некоторыми из своих коллег из “Большой семёрки”, покинувших зал заседания, где присутствовал и российский министр. То есть, конечно, С. Судзуки “сурово осудил российскую агрессию на Украине”, но всё же посчитал для себя возможным поработать с коллегой из РФ на данной авторитетной площадке.

Между прочим, тогда же, то есть в 20-х числах апреля, представителям РФ и Японии удалось договориться по квоте ловли японскими рыбаками лососевых в 200-мильной Зоне исключительных экономических интересов РФ.

Иначе говоря, вызывает сомнение дееспособность предложения Э. Трасс относительно придания “Большой семёрке” формата “экономического НАТО”, способного, в частности, “сдерживать” Пекин от неугодного для некоторых из лидеров “обобщённого Запада” способа решения Тайваньской проблемы, но который руководство КНР посчитает для себя наиболее подходящим.

Содержание данного выступления Э. Трасс и тональность его изложения позволяют предположить, что именно нынешний руководитель МИД СК (и вероятный будущий британский премьер-министр) может решиться перейти ту “красную черту”, которую Китай недавно достаточно чётко обозначил для внешних игроков, активно вовлекающихся в Тайваньскую проблематику. Что само по себе в Пекине оценивается как вызов, ибо вопрос о статусе Тайваня относится в КНР к “исключительно внутрикитайской” компетенции.

Ползучий процесс постепенного нивелирования этого фундаментального, повторим, для руководства КНР исходного тезиса в Тайваньской проблематике давно находится в основе подходов к ней Вашингтона. На авторский взгляд, в иерархии значимости для него всех располагаемых инструментов влияния на данную проблему упомянутый процесс располагается даже выше фактора многолетнего накачивания Тайваня американским оружием.

Вполне отчётливо обозначившейся конечной целью этого процесса становится придание “нормально-межгосударственного” характера отношений Вашингтона с Тайбэем. Одним из направлений его реализации является постепенное повышение ранга представителей американской властной иерархии, посещающих Тайвань по тем или иным “подходящим” поводам. Например, год назад три сенатора сопровождали партию американской вакцины от “Ковид-19”, доставленной на остров в качестве подарка на борту военно-транспортного самолёта. Видимо, без них пилоты не нашли бы путь в аэропорт Тайбэя.

Поставив себя на место руководства КНР, обнаружим, что неясно как реагировать на указанный ползучий процесс.

И всё же знаменитые китайские “терпение и неторопливость” лопнули, когда в начале апреля появилось сообщение о том, что спикер нижней палаты Конгресса США Н. Пелоси, то есть третье лицо в американской государственной иерархии, якобы решила заменить в ходе запланированной поездки в Японию и Южную Корею вторую из них на Тайвань. Тогда-то Пекин и обозначил (предполагаемое) посещение Н. Пелоси Тайваня в качестве пересечения “красной линии”, которое приведёт к “необратимым последствиям” для отношений между КНР и США. К чему пока Вашингтон не готов и Н. Пелоси пришлось срочно приобрести признаки того же “Ковид-19”. Которые, впрочем, не подтвердились и уже в начале мая она появилась на Украине. Эта последняя в борьбе на европейском континенте “обобщённого Запада” с тандемом “КНР-РФ” выполняет приблизительно ту же роль, которая на востоке отведена Тайваню.

С учётом, повторим, содержания и тональности изложения обсуждаемого здесь выступления Э. Трасс не праздным представляется вопрос о возможности выполнения нынешней руководительницей британского МИД той миссии, которая пока оказалась не по силам третьему лицу в иерархии нынешней администрации США. То есть не свершится ли акт пересечения упомянутой “красной линии” скорее Лондоном, чем Вашингтоном, особенно принимая во внимание характерное для СК “решительное на грани провокационности” позиционирование на международной арене? Чему очередным свидетельством стало проведение в прошлом году серии учений отряда британских кораблей во главе с новейшим авианосцем Queen Elizabeth в чувствительных для КНР Южно-и Восточно-Китайском морях.

Отметим, кстати, что в своё время, когда правящая элита СК скомандовала “дамы вперёд”, среди них нашлись представительницы, способные руководить страной на переломных этапах развития страны. Предпоследний премьер-министр Т. Мэй не выглядела в этом плане столь же эффектно, как М. Тетчер, но и она возглавила “разворот на Восток” курса британского внешнеполитического корабля после выхода страны из ЕС. Именно на Э. Трасс тогда была возложена реализация политико-дипломатической и торгово-экономической компонент указанного курса.

Так что Пекину уже сегодня следовало бы рассмотреть комплекс потенциальных мер реагирования на возможный приход Э. Трасс к руководству кабинетом министров СК.

Продолжился процесс публично-нешумного, но вполне эффективного налаживания отношений с Тайванем Японии. Чему очередным свидетельством стала недельная поездка на остров молодёжного отделения правящей в Японии Либерально-демократической партии. Среди намеченных для делегации в составе 11-и человек (включая членов парламента) разного рода мероприятий обратило на себя внимание запланированное посещение могилы весьма уважаемого на Тайване бывшего президента Ли Дэнхуэя. В своё время он учился в Японии, служил в конце Второй мировой войны в японской Императорской армии и в течение всей жизни почитал эту страну.

Что касается внутренней обстановки на Тайване, то имеет смысл остановиться на двух событиях. Первое сводится к итогам очередного опроса мнения тайваньцев относительно готовности с оружием в руках отражать (гипотетическую) атаку со стороны мейнленда. Заявивших о такой готовности оказалось порядка 70%. При всей условности подобного рода исследований, всё же нельзя не сделать вывод, что в очередной (далеко не первый) раз обнаруживается нежелание тайваньцев лишаться нынешнего (пусть и квази) независимого статуса территории проживания. Что никак не способствует реализации крайне предпочтительного для Пекина “мирного” сценария присоединения острова.

Нешуточные внутриполитические страсти разгорелись по поводу соотношения друг с другом, а также толкования основных положений двух исторических документов, а именно: Каирской декларации 1943 г. и Сан-Францисского мирного договора 1951 г. Содержательная сторона споров между представителями правящей Демократической прогрессивной партией и ныне оппозиционной партией Гоминьдан сводится всё к тому же ключевому вопросу Тайваньской проблемы: является ли (“согласно нормам международного права”) Тайвань частью “единого Китая”, или же первый может претендовать на статус самостоятельного государства.

Наконец, не могли оставить без внимания антикитайские выпады, прозвучавшие в ходе выступления Э. Трасс, в их адресате. Согласно заявления официального представителя МИД КНР, его страна будет придерживаться положений международного права, а не “правил, разработанных узким кругом стран”.

Трудно не согласиться с подобной оценкой упомянутого выступления руководителя британского МИД.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


×
Выберие дайджест для скачивания:
×