02.05.2022 Автор: Виктор Михин

Трагедия Йемена и американо-саудовские маневры

YEMP934234

Президент Йемена Абедраббо Мансур Хади подал в отставку и передал власть новому органу — Президентскому руководящему совету (ПЛС).  Он уволил своего вице-президента Али Мохсена Аль-Ахмара в результате внезапного развития событий, которое, как полагают, было спровоцировано новыми ухищрениями США и Саудовской Аравии. Как сообщает пресса, королевство «вознаградило» этот шаг, пообещав финансовую помощь в размере $3 млрд для поддержки йеменской экономики в партнерстве с ОАЭ. В феврале информированные источники сообщили арабскому изданию «Аль-Араби Аль-Джадид», что саудовское руководство убеждено, что создание такого совета необходимо для «исправления присущих президентской системе Йемена недостатков». Этот шаг многие рассматривают как совместную попытку США и Саудовской Аравии, потерпевших крах в многолетней войне против йеменского народа, объединить поддерживаемые саудитами силы против йеменских хуситов.

В недавнем отчете Wall Street Journal, имеющего прекрасных информаторов в Госдепартаменте и Пентагоне, довольно подробно рассматривается «добровольный» отказ от власти президента Йемена Абдраббу Мансур Хади и ее передача Совету из восьми членов. Раскрывая события, которые привели к решению, воспринятому в качестве крупной политической «встряски» в йеменской политике, особенно учитывая, что это происходит во время двухмесячного перемирия между возглавляемой Саудовской Аравией коалицией и йеменскими хуситами, WSJ предполагает, что решение Абдраббу Мансура Хади было результатом сильного давления США и Саудовской Аравии. Кстати, «независимый» президент Йемена до сих пор живет в Саудовской Аравии с весны 2015 года, когда возглавляемая Эр-Риядом коалиция начала военную интервенцию в Йемен, что привело к гражданской войне, принесшей йеменцам неисчислимые бедствия.

Источники WSJ сообщают, что Абдраббу Мансур Хади появился на редком видео, когда он пожимал руки членам нового Совета, находясь под «фактическим домашним арестом» в Саудовской Аравии, подобным тому, которому подвергся в ноябре 2017 года бывший премьер-министр Ливана Саад Харири. Согласно саудовским источникам WSJ, Хади «заключен в тюрьму в своем доме в Эр-Рияде со всеми коммуникациями». Источники назвали «коррупционную деятельность и его неспособность жестко противостоять хуситам» главными причинами решения о его замене.

Руководство ПЛС перешло к Рашаду аль-Алими, одному из самых видных политических советников бывшего президента Хади с 2014 года. До этого он был одной из хорошо известных личностей при прежнем режиме, при котором занимал различные руководящие должности в секторах безопасности и разведки в период с 2000 по 2011 год, когда он пережил ракетный обстрел президентского дворца в Сане. Аль-Алими продолжал действовать за кулисами в последующие годы в качестве ведущей фигуры во Всеобщем народном конгрессе (ВСНП), аффилированном с правительством, а также был одним из инициаторов создания Национального альянса йеменских политических сил (NAYPF), активно выступающего против повстанцев — хуситов.

Помимо сердечных отношений с широким кругом внутриполитических сил, аль-Алими имеет тесные связи с Саудовской Аравией и США, что и обеспечило его возвышение. Всего за несколько часов до его назначения специальный посланник США по Йемену Тим Лендеркинг встретился с ним, чтобы, как писала арабская пресса, передать ему присланные из Вашингтона инструкции. Обеспечив включение в новый Совет влиятельных фигур с тесными военными связями, американо-саудовские архитекторы смены власти надеются избежать повторения «хрупкости президентства Хади». Они также надеются укрепить стабильность, если это вообще возможно в нынешних йеменских условиях, предоставив лидеру Совета абсолютные полномочия, которые члены Совета не могут отменить.

Помимо общих задач, возложенных на ПЛС, от политической и военной администрации государства, определения внешней политики и содействия осуществлению правительством своих полномочий, решение наделяет главу Совета исключительными полномочиями, включая общее командование вооруженными силами и «представительство республики дома и за рубежом». Точно так же только глава Совета будет обладать исключительными полномочиями назначать губернаторов провинций, руководителей служб безопасности, судей высокого суда и управляющего центральным банком после консультаций с премьер-министром при условии, что имена будут согласованы членами ПЛС. Точно так же он будет отвечать за назначение послов и ратификацию законов.

ПЛС состоит из председателя и семи его заместителей, включая шейха Султана аль-Араду, чье сохранение должности губернатора Мариба остается неопределенным. Помимо председателя Рашада аль-Алими, в Совет входят еще двое из GPC: бригадный генерал Тарек Салех — племянник покойного бывшего президента Йемена, а также шейх Осман Мегали, который ранее был одним из советников Хади. Члены совета с юга, похоже, имеют прочные связи с ОАЭ. Сюда входят аз-Зубайди, возглавляющий Южный переходный совет (ЮПС), Аль-Мухаррами, командующий салафитскими и поддерживаемыми ОАЭ «Бригадами гигантов», и аль-Бахсани, губернатор Хадрамаута. Из северных членов Салех также тесно связан с ОАЭ. Что касается политических партий, то партия «Ислах» обеспечила себе два места в совете через Бавазира, который занимал пост директора Канцелярии президента (во время пребывания Хади в должности), и происламистского губернатора Мариба аль-Арады.

Однако интеграция политических партий Йемена, по-видимому, не была главной целью тех, кто организовал передачу власти. Скорее всего, цель состоит в том, чтобы сформировать очевидный консенсус между крупнейшими вооруженными силами на местах, особенно «Бригадами Гиганта», ЮПС, отрядами Салеха и силами аль-Бахсани, который курирует йеменские вооруженные силы во втором военном регионе и может взять на себя командование первым военным округом. Более того, из-за нестабильности, которая стала эндемичной для йеменской политической сцены, в случае отсутствия консенсуса вокруг принятия решений «они будут приниматься простым большинством голосов». Соответственно, «если простого большинства нет, вопрос передается на совместное заседание с председателем Комиссии по консультациям и примирению», — говорится в заявлении. Затем решения принимаются на совместном заседании ПЛС и Президиума Комиссии по консультациям и примирению простым большинством голосов присутствующих, и в случае равного числа голосов победит сторона, за которую проголосовал президент ПЛС.

Хотя большинство активных сил на местах в Йемене, помимо хуситов, стали партнерами в совете, реакцию хуситов еще предстоит увидеть. В этом решении они впервые названы «Ансар Аллах» (а не «ополченцы переворота»), что воспринимается как сигнал о желании начать диалог с ними. В то время как ведущая фигура хуситов Мохаммед Али аль-Хуси быстро раскритиковал этот шаг по передаче власти, написав в Твиттере, что «Хади не имеет никаких полномочий, чтобы они были переданы кому-либо еще», он вскоре удалил заявление со своей официальной страницы.

Исполнительный директор Центра стратегических исследований в Сане Магед Аль-Мадхаджи считает, что пока неясно, как это изменение отразится на отношениях с хуситами, но полная перестройка блока, борющегося с группировкой, безусловно, «станет источником беспокойства для хуситов». Аль-Мадхаджи добавляет: «Создание этого совета открывает возможность либо начать реальный путь к переговорам [с хуситами], либо реорганизовать борьбу с хуситами в военном и политическом плане». Это решение, несомненно, придаст импульс любому пути, но потребуется время, прежде чем «мы увидим результаты, потому что сначала мы увидим переходный этап и станем свидетелями сопротивления со стороны некоторых людей с корыстными интересами, которые поднялись до влиятельных позиций вокруг президента Хади и окружили его в последний период». Более того, йеменский исследователь считает, что с уходом Хади и предоставлением абсолютных полномочий председателю ПЛС йеменцы увидят другой политический подход. Возможности и сценарии, которые может породить этот шаг, как отмечают аналитики, многочисленны и разнообразны. Одно из таких изменений может заключаться в том, что «эффективная реинтеграция ОАЭ и их союзников в лоно Саудовской Аравии может стимулировать дальнейшее движение вперед и ослабить серьезную напряженность, существующую на этом фронте». Легко на бумаге, но как все это воплотить в жизнь раздираемой многими конфликтами республики?

Правда, будут ли согласны со всем этим йеменцы и особенно повстанцы-хуситы, которые тоже хотят свою весомую долю во власти в Йемене. Все это можно узнать после окончания священного Рамадана. Но, во всяком случае, ожесточенная борьба, керосин в которой щедро подливают США и Саудовская Аравия, продолжится. В теории известно, что власть не передается неизвестно какому совету, а завоевывается на поле боя.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×