01.05.2022 Автор: Владимир Терехов

Визит в Индию премьер-министра Великобритании Б. Джонсона

BOR94323

Состоявшийся 21-22 апреля визит в Индию премьер-министра Соединённого Королевства Б. Джонсона представляет собой событие неординарное для обеих сторон.

Что касается Индии, то принятый её руководством характер развития отношений с каждым из ведущих участников современного этапа “Большой мировой игры”, одним из которых является бывшая метрополия, не противоречит общему (относительно) нейтральному позиционированию Нью-Дели за мировым игровым столом. При том что само это позиционирование подвержено целому ряду серьёзных испытаний, из которых основное обусловлено сложным характером отношений со второй глобальной державой, каковой сегодня является КНР.

Для СК же упомянутый визит стал важным звеном (тоже общего) сдвига внешнеполитического курса в Индо-Тихоокеанский регион. Как следствие выхода из ЕС, указанный сдвиг-“уклон” отчётливо обозначился ещё с прошедшей в 2016 г. поездкой в Японию Т. Мэй, то есть предшественницы Б. Джонсона на посту премьер-министра СК. В марте 2021 г. данный тренд был зафиксирован в правительственном концептуальном документе под амбициозным заголовком “Глобальная Британия в эпоху конкуренции”.

В ходе отмеченного выше сдвига британской внешней политики были предприняты такие конкретные мероприятия, как заключение осенью 2020 г. Соглашения о свободной торговле с Японией и поданное через несколько месяцев заявление о намерении СК присоединиться к Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership (CPTPP). Напомним, что CPTPP представляет собой региональное объединение (при неформальном лидерстве в нём той же Японии), в которое входят 11 стран Азии и обеих Америк. Оно было создано (и функционирует с 1 января 2019 г.) с целью постепенного формирования зоны свободной торговли для стран-участниц, суммарный годовой объём ВВП которых равняется 13,5% от мирового. С присоединением СК к CPTPP приведенная цифра увеличится ещё на 3%.

В тот же сдвиг внешнеполитического курса СК вписывается заключение в 2021 г. тройственного военно-политического союза AUKUS, в который входят также США и Австралия. В том же году последовали утечки в СМИ о возможности присоединения Лондона к объединению Quad, включающего в себя Индию (наряду со всё теми же США, Японией и Австралией).

Несмотря на подаваемые признаки жизни (состоялись уже четыре саммита стран-участниц), данное объединение до сих пор не выходит за формат диалога заинтересованных сторон на тему некоторых специальных политико-экономических проблем (например, связанных с эпидемией “Ковид-19”). То есть пока не просматривается перспектива его превращения в полноценный военно-политический союз. Хотя в процессе формирования Quad она, несомненно, закладывалась Вашингтоном, Токио и Лондоном. Их общая заинтересованность в присоединении Индии к некоторой военно-политической конфигурации антикитайской (и антироссийской) направленности становится всё более очевидной.

“Обработка” в этом направлении руководства Индии, предпринимаемая в последние месяцы разного ранга официальными лицами США, Японии и СК, становится всё более настойчивой. Их поездки в Нью-Дели уже превратились в один непрерывный калейдоскоп в попытках сдвинуть Индию с её традиционно-нейтрального позиционирования за столом “Большой мировой игры”. В глазах обозначенной выше (вовсе не святой) “троицы” достижение этой цели приобретает особую значимость по мере резкого возрастания роли Индии на международной арене.

Наметившееся же в последние месяцы частное, но особенно актуальное ответвление указанного общего курса, связано с нежеланием Индии присоединиться к санкциям, принятым по отношению к России в связи с украинским кризисом. Ибо главной целью Индии (с момента обретения независимости и до настоящего времени) является всестороннее развитие страны с постепенным её превращением в одного из мировых лидеров.

В этом плане обратило на себя сделанное 24 апреля на одном из массовых мероприятий министром внутренних дел А. Шахом заявление о том, что премьер-министр Н. Моди поставил задачу превращения Индии в “державу номер один к 2047 г.”, то есть к столетию образования государства “Республика Индия”. Представляется достаточное очевидным, что такая задача просто не подлежит решению, если сегодня страна втянется в международные политические дрязги на стороне какой-либо одной из формирующихся группировок.

Отметим немаловажное обстоятельство, связанное с датой объявления А. Шахом о наличии у руководства страны указанных выше амбициозных планов. Она была привязана к дате смерти Кунвар Сингха, то есть официально почитаемого героя антибританского восстания 1857 г. Кстати, не меньшим уважением в Индии сегодня пользуются и деятели тех антибританских сил, которые в период Второй мировой войны выступали на стороне японской Императорской армии.

Все эти тренды в нынешних оценках индийским обществом своего недавнего прошлого Лондону следовало бы принимать во внимание в процессе подготовки обсуждаемого визита Б. Джонсона в Индию. Ибо, на авторский взгляд, они присутствуют в перечне причин, в силу которых пока завершаются неудачей усилия, предпринимаемые западными “коммивояжёрами” с целью побудить руководство Индии отказаться от нынешней позиции нейтральности в вопросе украинского кризиса.

В частности, не желает Индия сворачивать крайне выгодную для неё и особо актуальную в нынешних условиях кооперацию с РФ в области энергетики. Всем настырным западным “гостям” как бы отправляется встречный месседж: “Хотите совершить сеппуку в ходе борьбы с “российским агрессором”? Ваше право. Но нас не надо подталкивать к тому же, поскольку у Индии другие долгосрочные планы”.

Вряд ли что-то похожее пришлось говорить Б. Джонсону, поскольку, зная отношение индийского руководства к украинской проблематике, Б. Джонсон заранее оговорился, что не будет её особо будировать во время предстоящих переговоров. В ходе итоговой пресс-конференции Н. Моди изложил устоявшийся подход к ней своего правительства, в рамках которого отсутствуют слова о “российской агрессии”, а также о необходимости введения санкций по отношению к РФ.

Отметим, впрочем, что круг вопросов, которые британский премьер-министр обсуждал в ходе переговоров с индийскими коллегами, не ограничивался, конечно, тем, который обусловлен нежеланием Нью-Дели присоединиться к антироссийским санкциям. У Индии и СК есть широкий спектр возможностей для развития взаимовыгодных отношений.

Что касается Индии, то в рамках достижения всё тех же долгосрочных амбициозных целей её руководство изыскивает любые возможности для технологической модернизации своей экономики и привлечения в неё иностранных инвестиций. И тем и другим в определённой мере располагает бывшая метрополия. Почему бы не воспользоваться её возможностями для решения собственных проблем.

Понятную актуальность приобретает для Индии вопрос покупки и локализации производства самых передовых военных технологий. И данная тема заняла важное место в переговорах Б. Джонсона с индийским коллегой Н. Моди. Итоги встречи между ними были сформулированы в десяти пунктах, озвученных обоими премьер-министрами в ходе упоминавшейся выше итоговой пресс-конференции.

Оценивая в целом попытки западных стран встроить Индию в собственный политический лагерь, противостоящий КНР и РФ, можно констатировать, что если и наблюдаются некоторые признаки подобного рода подвижек в индийской внешней политике, то пока они не приняли сколько-нибудь значимого характера. В этом плане можно согласиться с китайской Global Times в том, что Индия продолжает “балансировать между Китаем и Западом”.

Указанное мнение было высказано в связи с началом работы поддерживаемого индийским МИД так называемого “Диалога Раисина”. Данную форумную площадку по характеру обсуждаемых вопросов и составу участников можно рассматривать в качестве конкурента знаменитого “Диалога Шангри-Ла”, ежегодно проводимого Лондонским “Международным институтом стратегических исследований”.

Почётным гостем очередного “Диалога Раисина” оказалась председатель Еврокомиссии У. фон дер Ляйен, которая, несомненно, воспользуется случаем для продолжения по отношению к Индии “общезападного дела”.

То есть того, которым днями ранее занимался в Нью-Дели британский премьер-министр Б. Джонсон.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”


×
Выберие дайджест для скачивания:
×