28.04.2022 Автор: Владимир Терехов

Вашингтон продолжает “ухаживать” за Нью-Дели

BL9434

Вхождение Индии в узкий пул основных участников “Большой мировой игры” является сегодня одной из главных её особенностей. При этом вопрос позиционирования Нью-Дели за мировым игровым столом приобретает критическую значимость для каждого из двух ведущих игроков, то есть США и КНР.

Естественно, что упомянутый вопрос решается, прежде всего, самой Индией, которая руководствуется собственным пониманием того, что для неё хорошо, а что плохо.

Но почему бы не попытаться “подсказать” Нью-Дели путь к “самому оптимальному” разрешению этой извечной дихотомии? Чем особенно усердно занимается Вашингтон в течение уже двух последних десятилетий. То есть с того момента, как перспектива становления КНР в качестве главного геополитического оппонента на весь XXI век начала превращаться в суровую реальность. Реакция же на неё приобретает вполне традиционный характер, то есть предпринимаются попытки выстраивания в пространстве, окружающем источник беспокойств, враждебной ему коалиции. В которой Индии, по достаточно очевидным соображениям, отводится едва ли не главное место.

При этом принимается во внимание фактор сложного характера отношений между двумя азиатскими гигантами, обозначившийся практически сразу после обретения Индией во второй половине 40-х годов прошлого века независимости и победы тогда же КПК в гражданской войне в Китае.

В процессе “ухаживания” за Индией последовательно участвуют все без исключения администрации США последних двух десятилетий. Начиная с периода президентства Б. Клинтона, совершившего в 2001 г. “исторический” визит в Нью-Дели. С этим визитом завершился этап (аккуратно выражаясь) настороженности в двусторонних отношениях второй половины периода холодной войны.

Развивающийся с тех пор позитивный тренд в американо-индийских отношениях самым активным образом поддерживает нынешняя администрация США. Чему последним свидетельством служит факт состоявшихся 11 апреля с. г. в Вашингтоне двусторонних переговоров в так называемом формате “2+2”, то есть с участием министров иностранных дел и обороны. Кстати, уже четвёртых с момента учреждения этой весьма знаковой площадки в отношениях между некоторой парой государств.

Непосредственно перед её очередным использованием прошла видеовстреча президента США Дж. Байдена и премьер-министра Индии Н. Моди. Она прошла на фоне отказа Нью-Дели присоединиться к антироссийским акциям, предпринятым Вашингтоном в связи с украинским кризисом. Особую печаль во втором вызвали не только нежелание первого встраиваться в поток антироссийской политической риторики, но и заниматься в отношениях с РФ экономическим “самострелом”. И то и другое с мазохистским удовольствием демонстрируется “свободным миром” во главе с США. Кажется, вконец сбрендившим.

То есть в особо острых мировых конфликтах Индия продолжает придерживаться (в определённой мере и относительно) нейтральной позиции, характерной для этой страны с момента обретения независимости. Хотя в силу ряда причин, не раз обсуждавшихся в НВО, в последние годы отмечается определённый дрейф внешнеполитического курса Индии в сторону США.

Что достаточно отчётливо иллюстрируется содержанием (весьма обширного) Совместного заявления, принятого по итогам американо-индийской встречи в формате “2+2”. В подобного рода документах нет лишних слов и на любом их “кратком изложении” неизбежно отразятся (субъективные) взгляды комментатора как на состояние отношений между Индией и США, так и процессов, протекающих в Индо-Тихоокеанском регионе в целом. Интересующимся лучше самим составить представление относительно того и другого. Для чего полезно ознакомиться с данным документом.

Здесь же лишь обратим внимание на то, чего в нём нет. Бросается в глаза отсутствие каких-либо прямых сентенций по поводу, повторим, крайне сегодня важной для Вашингтона темы “российской агрессии на Украине”. Впрочем при (специфическом) желании некие намёки на неё можно усмотреть в преамбуле, где среди разделяемых сторонами международных ценностей упоминается фактор “соблюдения суверенитета и территориальной целостности”. Однако не уточняется, относятся ли данные благие пожелания конкретно к Украине.

В связи с последним отметим, что Россия тоже, видимо, рассматривается в качестве потенциального участника выстраиваемой антикитайской коалиции. С тем чтобы до неё “лучше дошло” то, чего от неё хочет «конструктор указанной коалиции», в последние восемь лет с особым усердием осуществляется давление на болезненную для РФ мозоль, расположенную на территории Украины. При этом надуваемые через соломинку киевские клоуны, видимо, всерьёз поверили в собственную значимость в мировой политике и, в частности, в то, что они действительно руководят этой несчастной страной.

Оба обсуждаемых здесь мероприятия завершили собой очередную серию актов “ухаживания” за Индией, предпринятых Вашингтоном в последний отрезок времени. Среди них обратила также на себя внимание состоявшаяся в начале апреля поездка в эту страну заместителя советника президента США по национальной безопасности Д. Сингха, индийца по происхождению. Отметим, кстати, что как никогда ранее этнические индийцы представлены на разного уровня должностях действующей администрации США. Укажем лишь на полуиндианку К. Харрис, которая занимает вторую по значимости государственную должность.

Выступая перед журналистами Д. Сингх не побрезговал откровенным шантажом страны посещения в связи с планами Индии резко увеличить объём закупок российской нефти. В частности, было сказано, что в случае нападения Китая на Индию Россия (“в отличие от США”) не окажет ей помощь. Чему причиной, как было сказано, являются почти союзнические отношения между Пекином и Москвой. Что называется, “тонкий намёк” на тему того, с кем Нью-Дели «следует» дружить, а с кем не стоит.

К процессу “ухаживания” за Индией активно подключается Соединённое Королевство, что становится важным элементом общей стратегии Лондона по возвращению в регион к “востоку от Суэца”. Её концептуальной базой является опубликованный в марте прошлого года правительственный документ под названием “Глобальная Британия в эпоху конкуренции”.

Органичным элементом обозначенной в данном документе внешнеполитической стратегии выглядит стремление СК в некоторой степени восстановить позиции в бывшей “жемчужине” короны тоже бывшей Британской империи. В этом плане важным этапом мог бы стать запланированный ещё на январь 2021 г. визит премьер-министра Б. Джонсона в Индию. Указанная поездка, однако, была отложена, а в мае того же года состоялся видеосаммит глав правительств обеих стран.

Тем не менее непосредственный контакт глав государств имеет свою ценность и на 20 апреля с. г. был всё же запланирован визит Б. Джонсона в Индию. Накануне его приезда предполагалось, что в центр предстоящих переговоров с индийским коллегой Н. Моди премьер-министр бывшей метрополии попытается поставить проблематику кризиса на Украине.

Отметим, что руководство КНР, то есть основное заинтересованное лицо в том, чтобы обсуждаемый процесс “ухаживания” за Нью-Дели не зашёл “слишком далеко”, пытается предотвратить такую перспективу. В последнее время предпринимаются усилия с тем, чтобы понизить остроту проблем в отношениях с Индией. В этом плане знаковый характер имела недавняя поездка в Нью-Дели министра иностранных дел КНР Ван И.

Всё выше приведенное позволяет ещё раз зафиксировать факт сохранения (в определённой мере) нейтрального позиционирования Индии в современном мире обостряющихся политических проблем. При том что возрастают усилия по смещению с указанных позиций этой крайне важной страны.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”


×
Выберие дайджест для скачивания:
×