27.04.2022 Автор: Виктор Михин

Ирак на пороге нового раунда политической борьбы

IRQ4343

Достижение кворума на президентских выборах в Ираке по-прежнему пока остается непреодолимым препятствием для иракского лидера Муктады ас-Садра и его трехстороннего парламентского альянса. Последний раунд голосования по выбору президента, который ни к чему не привел, достаточно ясно это показал. Участники переговоров и политические лидеры считают, сообщают местные СМИ, что влиятельный шиитский священник и его политические союзники изо всех сил пытаются найти способ преодолеть препятствия, установленные их соперниками, и сформировать правительство большинства, которое отодвинет на второй план основные силы, поддерживаемые Ираном. Борьба между двумя основными конкурирующими коалициями — «Спасем Родину» во главе с Садром и «Координационной структурой» во главе с бывшим премьер-министром Нури аль-Малики — за то, кто сформирует правительство, достигла своего апогея в последнее время. Шиитскому священнослужителю Садру необходимо, чтобы две трети из 329 депутатов парламента Ирака явились на заседание парламента и обеспечили кворум, который позволит избрать нового президента и назначить премьер-министра после последних парламентских выборов в октябре прошлого года.

Однако Малики и его союзники до сих пор добились бойкота по меньшей мере 110 депутатов, создав “блокирующую треть”, чтобы избежать победы со стороны политического проекта Садра. В течение последних двух недель обе стороны работали над тем, чтобы убедить независимых депутатов и небольшие парламентские блоки, в том числе те, которые возникли в результате антиправительственного протестного движения 2019 года, либо посещать парламент, либо нет. Различные законные и незаконные инструменты убеждения, включая подкуп, обещания государственных должностей и угрозы изгнания и убийства, использовались соперниками, чтобы заставить депутатов делать то, что они требуют. Когда перед Рамаданом была предпринята попытка избрать президента, коалиции Садра не удалось убедить более 202 из 220 депутатов, необходимых для достижения кворума для участия.

Источники из обоих соперничающих лагерей сообщают, что Садр и его союзники не смогли убедить остальных депутатов, которые им нужны, поддержать их и проголосовать за нужную им кандидатуру. Переговорщики из альянсов Садра и Малики считают, что любые заседания и переговоры, вероятно, будут отложены, и что ныне проходящий священный месяц Рамадан станет подходящей возможностью для дальнейших переговоров. «Карантин все еще существует. На самом деле ничего не изменилось. Вероятность проведения заседания очень мала, — завил переговорщик из блока «Спасем Родину». — Мы не думаем, что в ближайшее время будет достигнут кворум. В любом случае заседания парламента будут приостановлены в течение месяца Рамадан, и это позволит всем сторонам вести переговоры и решать вопросы».

Дело в том, что коалиция «Спасем Родину» состоит из блока «Садрист Сайрун», победившего на октябрьских национальных парламентских выборах, большинства суннитских блоков во главе со спикером парламента Мухаммедом аль-Халбуси и ряда курдских блоков во главе с Масудом Барзани, бывшим президентом Курдистана. Хотя вместе у них около 190 депутатов – достаточно, чтобы проголосовать за президента и правительство, – альянсу нужна поддержка еще не менее 30 депутатов от других блоков или независимых, чтобы достичь необходимого кворума. Согласно Конституции, президент должен быть избран до того, как будет назначен премьер-министр и будет сформировано правительство.

Спор между проектами Садра и Малики вращается вокруг того, у кого самый большой блок и, следовательно, конституционное право определять выбор премьер-министра. Садр, чей блок получил 74 места, что более чем в два раза больше, чем у его ближайшего шиитского соперника Малики, стремится сформировать то, что он называет “правительством национального большинства”. Крупнейшие партии Ирака традиционно делят власть, но Садр хочет создать правительство, исключающее Малики и другие силы, близкие к Ирану, предполагая, что они будут действовать как оппозиция и ставить всяческие препоны работе будущего кабинета, вплоть до привлечения его членов к ответственности, в том числе уголовной.

В свою очередь поддерживаемые Ираном силы, такие как Патриотический союз Курдистана (ПСК) и шиитские вооруженные группировки, которые понесли серьезные потери на выборах, рассматривают проект Садра как серьезную угрозу своим интересам и попытку исключить их из политической жизни страны. Согласно сектантской и этнической системе разделения власти, принятой иракскими политическими силами с 2005 года, должность президента всегда занимает курд, должность спикера — суннит, а премьер-министры назначаются из шиитской общины, поскольку это самая многочисленная демографическая группа. Однако курды разделены на три основные группы: Демократическая партия Курдистана (ДПК) Барзани, ПСК уходящего президента Бархама Салиха и оппозиционное движение «Новое поколение» во главе с Шасваром Абдулом Вахидом. Их противостояние проектам друг друга создало в политическом плане довольно сложную картину. «По правде говоря, причиной нынешней блокады являются курдские политические силы. Политическое удушение находится на самом высоком уровне, и все настаивают на упрямстве и отказе идти на компромисс с другими, — сказал газете Al-Bawab один высокопоставленный лидер ПСК, близкий к Салиху. Мы не ожидаем какого-либо прорыва в ближайшем будущем. Ситуация очень сложная и из нее трудно выбраться».

С 1991 года ДПК и ПСК совместно правят в полуавтономном Курдистане и достигли взаимопонимания, после чего представитель последнего занимает пост федерального президента, а представитель ДПК занимает пост президента Курдистана. Но когда в 2017 году ПСК объединился с багдадским правительством, а ДПК добилась независимости курдов в результате спорного референдума, были посеяны семена будущего конфликта между этими двумя сторонами. В Курдистане многие считают, что ДПК рассматривает политику ПСК как предательство, которое аннулировало их соглашение о разделе власти, и теперь партия стремится занять пост федерального президента, который так ценится ее соперником, сказал агентству Shafaq News видный курдский политический лидер.

В то же время наблюдатели говорят, что, хотя он столкнулся с серьезными трудностями, успех проекта Садра все еще вероятен. Но это зависит от того, найдет ли он 20 депутатов, которые ему нужны, чтобы достичь кворума. Однако ставка на независимых кандидатов, которые не ответили на его призыв, не кажется многообещающей, поскольку они выдвинули “нереалистичные требования» и мало доверяют Садру. Именно поэтому в последнее время шиитскому священнику пришлось расширить и активизировать свои попытки, включив в них другие силы. На этот раз ПСК был первым выбором Садра и поэтому он позвонил Бафелю Талабани — главе переговорной группы Курдской партии — и предложил поговорить. Но переговорщики из обоих альянсов сообщили агентству Shafaq News, что звонок не привел к каким-либо изменениям в текущей ситуации.

Второй сценарий, который, вероятно, произойдет в ближайшем будущем, объявит об отсрочке попыток сформировать правительство до окончания Рамадана в начале мая. «Это долгое время, которое позволит многим силам изменить свои позиции, отрицательно или положительно», — сказал один из переговорщиков Садра. Ожидается, что противники Садра не будут возражать против этой задержки, поскольку они также делают ставку на то, что Садр или ряд его союзников изменят свои позиции и смягчат свою позицию в отношении правительства большинства.

В этих условиях независимые депутаты и небольшие парламентские блоки, возникшие в результате протестного движения в октябре 2019 года, становятся законодателями Ирака и могут положить конец политической гегемонии поддерживаемых Ираном фракций. Наиболее известными является парламентский блок «Тишрин», возникший в результате антиправительственных демонстраций в октябре 2019 года, включая Эмдад (девять депутатов), Эшракат Канун (10), аль-Джайл аль-Джадид (девять) и аль-Кутла аш-Шаабия (пять). По словам нескольких депутатов, к которым обратились соперничающие коалиции, на всех встречах были представлены финансовые предложения, обещания правительственных должностей, защиты и благосклонности. «Предложения обеих сторон включали участие в выборе премьер-министра и министров, а также получение некоторых передовых правительственных должностей, которые будут служить нашей аудитории», — сказал депутат, присутствовавший на нескольких встречах. Тем не менее есть серьезные проблемы с поддержкой обеих сторон для «депутатов-тишринов», которые обвиняют поддерживаемые Ираном фракции в убийстве нескольких активистов и демонстрантов из протестного движения.

Выборы высших должностных лиц — это ключевое положение для двух соперничающих политических альянсов: «Спасти Родину» во главе с Муктадой ас-Садром и поддерживаемой Ираном «Координационной структурой» во главе Нури аль-Малики. Если Садр и его партнеры добьются успеха, они положат конец почти двум десятилетиям господства на политической сцене Ирака поддерживаемых Ираном политических сил. Это также бросит вызов и, возможно, даже начнет роспуск сектантских и этнических политических процессов, которые сформировали управление Ираком с 2003 года. «Если Садр продолжит свой проект и преуспеет в формировании правительства большинства, самым большим проигравшим будут поддерживаемые Ираном силы», — завил прессе иракский независимый политический аналитик, который отказался быть названным по соображениям безопасности. Вполне очевидно, что политическая борьбы пока просто отложена, но она вновь разгорится с новой силой после окончания священного Рамадана.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×