23.04.2022 Автор: Константин Асмолов

Корейский полуостров: приближение к опасной черте?

SKR9343488

В 2017 году, перед началом потепления, автор несколько раз говорил о том, что Корейский полуостров находится у опасной черты. К сожалению, весной 2022 года эта черта снова замаячила на горизонте. И связано это не только со стартом «Хвасон 17», но и рядом других событий.

Укрепление военно-политического альянса США и РК

30 марта Южная Корея успешно провела испытательный запуск твердотопливной космической ракеты, а 31 марта председатель Объединенного комитета начальников штабов Вон Ин Чхоль и его американский визави Марк Милли подписали т.н. Директиву по стратегическому планированию (SPD), направленную на обновление совместных планов действий в чрезвычайных ситуациях военного времени в связи с тем, что текущие планы действий не отражают прогресса в стремлении Севера к созданию новых видов оружия, таких как МБР, БРПЛ и гиперзвуковая ракета. Поэтому в военное время США и РК должны рассматривать применение Севером как ядерных, так и обычных систем вооружений.

Известно и то, что в ходе визита в США делегация избранного президента РК предлагала американской стране укрепление военного союза, перевода его на стратегический уровень и укрепления политики «расширенного сдерживания», в частности:

  • восстановление масштабов совместных учений, сокращенных из соображений поиска потепления с КНДР (и позднее из-за COVID);
  • развертывание на регулярной или даже постоянной основе стратегических бомбардировщиков и более частого захода в порты атомных субмарин и авианосцев;
  • приобретение дополнительных батарей THAAD для их развертывания, по меньшей мере, в районе Сеула.

Новые жесткие заявления Севера

1 апреля 2022 г. на церемонии реорганизации стратегического ракетного командования сухопутных войск министр обороны РК Со Ук по сути повторил тезис Юн Сок Ёля о превентивном ударе, заявив, что южнокорейская армия располагает пригодным арсеналом для этого. По словам Со, армия Южной Кореи обладает достаточной номенклатурой высокотехнологичного оружия, способного превентивно поразить пусковые площадки Севера и инфраструктуру поддержки. Кроме того, Со отметил, что РК и далее будет разрабатывать собственные ракеты, включая МБР.

С военно-технической точки зрения такую риторику можно понять. Наличие у Севера крупнокалиберных РЗСО, «кимскандеров», выполняющих манёвр подтягивания, гиперзвуковых глайдеров и БЖРК почти обнуляют возможности ПВО Юга с точки зрения перехвата, поэтому в критической ситуации такую ракету проще уничтожить на старте.

Но рассуждения подобного плана являются для Северной Кореи «красной тряпкой», и 2 апреля «первая сестра» и заместитель заведующего отделом ЦК ТПК Ким Ё Чжон опубликовала заявление для печати, в котором Со Ука назвали сумасшедшим, подонком и фанатиком конфронтации, чьи «безумные и чрезмерные вздоры о «превентивном ударе» более обострили военную напряженность межкорейских отношений и Корейского полуострова», отчего многое в отношениях с РК будет пересмотрено.

Секретарь ЦК ТПК Пак Чхон Чхон, курирующий в КНДР вопросы военного строительства и развития военного дела, также отметил, что «о превентивном ударе по ядерному государству может болтать только сумасшедший или врожденный дурак». Война вообще-то формально продолжается, и «малейшее ошибочное суждение и неприличные слова и действия, раздражающие собеседника, могут стать искрой опаснейшей конфронтации», в которой «наша армия будет беспощадно сосредоточивать военную мощь на уничтожении главных целей Сеула и армии Южной Кореи».

4 апреля 2022 г. «первая сестра» выступила с дополнительным разъяснением: Ким Чен Ын «уже давно заявил, что нашим главным врагом является сама война». Южная Корея не является главным врагом КНДР и «если южнокорейские войска не предпринимают никакие военные шаги против нашего государства, то они не станут объектом нашего удара». Но если РК безотносительно причины таких действий пойдет на превентивный удар, Южная Корея сама станет целью, а «наши ядерные боевые силы будут вынуждены выполнять свое задание».

Еще один всплеск агрессивной риторики был связан с тем, что 1 апреля на 49-й сессии Совета ООН по правам человека (СПЧ) была принята «резолюция о правах человека» в КНДР. В резолюции осуждались продолжающиеся нарушения прав Севера и подчеркивалось ухудшение гуманитарных условий в условиях пандемии коронавируса. Пхеньян призвали сотрудничать с международным сообществом, чтобы обеспечить вакцинацию населения от COVID-19 и открыть границы для возвращения международных организаций и дипломатов. Резолюция принимается ежегодно и её текст не сильно меняется, но это свидетельство поддержания страны в статусе изгоя, и поэтому со стороны МИД Севера всякий раз следует бурный ответ. В данном случае из Пхеньяна отметили, что не Америке, «апогею обмана и лицемерия, циничности и двойных стандартов», критиковать Север, где «политика «Народные массы – превыше всего» воплощается в государственной деятельности и общественной жизни в целом, отдают приоритет правам и интересам народа, возводят их в абсолют».

Помимо ООН-овской резолюции тема нарушений прав человека на Севере прозвучала в опубликованном 12 апреля ежегодном докладе Государственного департамента США. Особо отмечаются «многочисленные сообщения о том, что правительство или его агенты совершали произвольные и незаконные убийства», под которыми, видимо, надо понимать слухи о том, что охраняющие границу имеют приказ стрелять на поражение и «убивать любого, кто попытается покинуть страну или сбежать из лагерей политических заключенных».

Нагнетание в связи с 110-летием Ким Ир Сена

Одновременно продолжались слухи о восстановлении ядерного полигона Пхунгери и разговоры о том, что 110-летие Ким Ир Сена КНДР может отметить «ракетным салютом» или запуском спутника. Так, японская газета «Нихон кэйдзай симбун» сообщила о возможной подготовке Пхеньяна к проведению ядерных испытаний на основании анализа спутниковых снимков от 5 апреля, предоставленных американской компанией Planet Labs. Однако с точки зрения автора, для ядерного испытания время ещё не пришло. Даже если существует политическая воля, полигон надо ещё подготовить. И хотя речь в любом случае пойдёт о заряде малой мощности для ракеты малой дальности, этого надо ждать ещё приблизительно месяца два.

В докладе «Вызовы безопасности в космосе 2022», представленного 12 апреля разведывательным управлением министерства обороны США, также отмечалось, что под видом мирной космической программы Пхеньян проводит испытания технологий, предназначенных для баллистических ракет. Кроме того указано, что в 2020 году Пхеньян провёл многочисленные кибероперации, направленные против оборонной промышленности зарубежных партнёров США.

Исследовательская служба Конгресса США (CRS) также выпустила обновлённый доклад, в котором отмечается очевидный прогресс Пхеньяна в области МБР, продемонстрировавших способность нанести удар по материковой части США. Подчёркивается, что в ходе последних испытаний северокорейские ракеты доказали свою манёвренность, мощность и точность попадания, что говорит о наличии значительного потенциала преодоления систем ПРО (в т.ч. THAAD) и сложности их перехвата, а живучесть ракетных комплексов улучшилась за счёт использования мобильных пусковых установок.

В этом контексте 12 апреля 2022 г. впервые за пять лет в акваторию Японского моря вошёл атомный авианосец ВМС США «Авраам Линкольн». Его прибытие может рассматриваться как демонстрация  силы, и это совпало с началом южнокорейско-американских командно-штабных учений антикризисного управления (CMTS), которые проходят с 12 по 28 апреля. Помимо авианосца, в маневрах принимают участие самолеты F-35Cs, F / A-18E Super Hornet и самолеты раннего предупреждения E-2D Hawk Eye. В последний раз американские авианосцы «Рональд Рейган», «Теодор Рузвельт» и «Нимиц» входили в Японское море в ноябре 2017 года, когда они провели совместные учения с южнокорейскими ВМС.

В тот же день 12 апреля 2022 г. стало известно, что команда избранного президента Юн Сок Еля рассматривает возможность возрождения для Северной Кореи термина «главный враг».

14 апреля советник США по национальной безопасности Джейк Салливан указал, что в настоящее время Северная Корея «находится в цикле провокаций, который может продлиться недели или даже месяцы». В ответ на вопрос, есть ли у Пхеньяна в настоящее время МБР с ядерным наконечником, которая может достичь США, Салливан ответил, что у северокорейцев очевидно есть ядерное оружие. Хотя изготовили ли они боеголовку для МБР, еще не доказано.

В КНДР в это время уже наступило 15 апреля, и учитывая, что большинство торжественных пусков случались до собственно даты, уже было ясно, что предположения о «салюте к юбилею» не сбылись, хотя обычных фейерверков на празднике было предостаточно.

…и пуск 17 апреля

Но когда праздник прошел, без ракет все-таки не обошлось. 17 апреля ЦТАК сообщило об «испытательном запуске тактического управляемого оружия нового типа». Тип системы не назвали, но отметили, что она «имеет большое значение в стремительном повышении способности фронтовых дальнобойных артиллерийских частей к нанесению огневого удара и укреплении эффективности введения в эксплуатацию тактического ядерного оружия КНДР и диверсификации его огневых задач».

Невеселое будущее

Разумеется, 13-й в этом году ракетный пуск, скорее всего, будет использован как повод для нового витка давления. По данным ряда источников, США намерены добиваться дальнейшего ужесточения международных санкций Совета Безопасности ООН в отношении КНДР и уже распространили соответствующий проект документа. Новый виток санкций предусматривает сокращение установленного лимита на внешние поставки в Северную Корею нефти с нынешних 4 до 2 млн баррелей в год, нефтепродуктов и топлива – с 500 тыс. до 250 тыс. баррелей, а также введение запрета на экспорт минерального топлива, масел и ГСМ, табака и табачных изделий. Также предлагается расширить запрет на ракетные испытания, включив туда и пуски ракет малой дальности, а также заморозить финансовые активы хакерской группировки Lazarus, предположительно, связанной с Севером.

К тому же, с мая 2022 г. Вашингтон будет больше рассчитывать на поддержку Сеула. Ожидается, что команда национальной безопасности нового президента будет состоять из людей, которые занимались межкорейскими делами при ястребиной администрации Ли Мен Бака с 2008 по 2013 год. В то время связи между двумя Кореями переживали серьезный спад именно из-за действий южнокорейской стороны.

Север же, с одной стороны, готов ударить кулаком по столу. С другой — его бронепоезд ещё стоит на запасном пути, пусть и под парами, и именно поэтому Корейский полуостров ещё не стоит у опасной черты, хотя на горизонте её снова видно.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×