14.04.2022 Автор: Константин Асмолов

К 110-летию основателя КНДР

SUN

15 апреля 2022 г. в Северной Корее отмечается главный национальный праздник – День Солнца. Так называют день рождения Ким Ир Сена – первого руководителя КНДР, вокруг личности которого сложено немало как красных, так и черных мифов.

Тем не менее, современная КНДР и путь, который она прошла, во многом коррелируют с жизненным путём Ким Ир Сена. Это связано с тем, что образ будущего, воплотившийся в современной Северной Корее, был во многом связан с самосознанием одного конкретного человека, выстроившего пусть и специфическую, но работоспособную систему.

Говоря о Киме, как о личности и вспоминая его историю, автор отмечает несколько важных для него моментов.

Первый заключается в том, что, хотя Кима принято воспринимать как коммуниста, ситуация с ним более сложная. Да, он сам считал себя коммунистом и фигурировал в отчётах японцев как «коммунистический партизан», в его голове работы Маркса и Ленины были как-бы смешаны с традиционным воспитанием сельского интеллигента левых взглядов, где было место и национализму, и христианству, и элементам традиционных религий.

В отличие от иных деятелей корейской компартии из числа фракционеров Коминтерна, подвязавшихся в Москве, Ким не проходил особой идейной и теоретической подготовки. Он занимался конкретными делами как партизанский командир и даже во время пребывания в Советском Союзе его собеседниками бывали провинциальные замполиты, а не высокие теоретики.

Очень важным элементом идеологии в голове молодого Кима была концепция независимости или «суверенности». Для традиционной Кореи был характерен «садэ» — служение старшему, который в Северной Корее переводят как низкопоклонство. Суть его в том, что Корея всегда пыталась быть чьим-то образцовым до карикатурности вассалом и даже «открытие страны» в конце XIX века воспринималось как смена старого сюзерена на нового, а попыток идти собственным путём и действительно быть независимой не было. Не случайно российский дипломат Карл Вебер заметил, что пророссийская, прояпонская или проамериканская фракции в Корее есть, а своей – нет.

Ким, который большую часть своей жизни провёл в Китае и общался там с коммунистами и националистами разных изводов, хорошо понимал эту проблему и в его голове кристаллизовался набор принципов, которые впоследствии будут определяться как идеи «чучхе». У этого корейского слова нет принятого перевода на русский, но иногда его переводят как «субъект», иногда более общим образом как «опора на собственные силы». Однако, наиболее понятным будет слово «суверенность»: независимость во внешней политики, самостоятельность в экономике и способность защитить страну собственными силами. При этом, хотя определение чучхе дрейфовало от марксизма с корейской спецификой до самобытной философии, от социалистического характера страны в Пхеньяне не отказывались никогда.

Второй момент – это бытование Ким Ир Сена в качестве партизанского командира. На фоне партизан иных пространств и времён его заслуги кажутся не особо большими, но стоит понимать отсутствие у корейских партизан «большой земли» и беспрецедентные по жестокости методы подавления партизанской борьбы, которыми пользовалась императорская Япония и в Корее, и в Маньчжурии. В результате, большая часть партизан или погибла, или сдалась, предав своих соратников, или переместилась в более комфортные регионы. А Ким был единственным организатором успешного партизанского рейда на территорию Кореи в 1937 г. и одним из последних командиров, отступивших в Советский Союз в 1941 г.

Но нам важен даже не честно заработанный статус народной легенды, для борьбы с которой японцы создали специальное карательное подразделение, а тот опыт командира партизанских отрядов, который оказался востребованным для руководства страной по нескольким причинам:

Во-первых, командир отряда или освобождённого района решает как военные, так и гражданско-административные задачи, но военные вопросы находятся на первом месте. И если записать иероглифами слово «полководец» (чангун), как называли Ким Ир Сена в это время и позднее, то теми же иероглифами записывается слово «сёгун», означающее военного правителя.

Во-вторых, партизанский отряд существует во враждебном окружении и в условии тотальной нехватки всего. В такой ситуации для того, чтобы выжить, партизаны должны, с одной стороны, соблюдать жесткий режим экономии, а с другой – проявлять креативность и искать нетрадиционные способы самообеспечения. При этом партизаны, разумеется, зависят от поддерживающего их народа, и поэтому попытки «жить за счёт населения», которые использовали другие командиры, очень быстро заканчивались тем, что население выдавало их японцам.

В-третьих, партизанский отряд с предателем – это мёртвый партизанский отряд, и поэтому жесткие меры для обеспечения внутреннего единства и внимание к пропаганде являются естественным способом сохранения отряда как функциональной единицы.

Третий момент заключается в том, что Ким Ир Сен не был ни марионеткой Москвы, ни марионеткой Пекина. В начале 1930-х годов, ещё только начиная свою карьеру партизанского командира, он попал под репрессии, поскольку в рядах КПК активно искали японских шпионов. Ким чудом избежал расстрела из-за заступничества китайского командира, которого он спас, но самый известный этап своей карьеры он был командиром, фактически, штрафного батальона. А когда отряд Кима пересек границу СССР, какое-то время он и там проверялся компетентными органами как потенциальный японский шпион.

Не следует забывать и события 1956 года, когда на фоне последствий ХХ съезда КПСС просоветская и прокитайская фракции в руководстве трудовой партии Кореи пытались сместить Кима с поста из соображений фракционной борьбы. Однако, несмотря на то, что заговорщики были поддержаны правительственными делегациями из Москвы и Пекина, Киму удалось устоять и нанести контрудар. Всё последующее время Северная Корея грамотно лавировала между СССР и КНР, стараясь сохранить независимость своего пути.

При этом нельзя сказать, что Ким был догматиком, всегда державшимся определённых норм в ущерб политическому реализму. В 1970-е годы Север активно пытался привнести идеи чучхе в движение неприсоединения, что вызывало недовольство Москвы. А в 1990-е годы, после распада восточного блока, начал курс на сближение с Югом и смерть забрала его в процессе непосредственной подготовки к саммиту с тогдашним лидером РК.

Трёхлетний период траура по вождю считается в КНДР «трудным походом», совпавшим с серией природных катастроф, которые, в сочетании с энергетическим кризисом из-за разрыва торговых связей с Россией и Китаем привел к коллапсу распределительной системы и голоду, от последствий которого погибло до 600 тысяч человек. На этом фоне большинство западных или южнокорейских историков были уверены в том, что «коммунистический режим» падёт уже в ближайшем будущем. Однако структура, которую выстроил Ким Ир Сен, оказалась достаточно прочной для того, чтобы его сын и преемник Ким Чен Ир смог вытащить страну из комплексного кризиса. При нём начались первые попытки трансформации экономической структуры, были сделаны первые шаги к межкорейскому сближению в лице саммитов 2000-2007 гг., были заложены основы ракетно-ядерной программы.

Нынешний лидер КНДР – внук Ким Ир Сена и сын Ким Чен Ира, во многом напоминает деда харизмой, и живым умом. Многие цели, обозначенные дедом, были достигнуты при нем. Так, несмотря на статус страны изгоя, президент США встречался с северокорейским лидером и, несмотря на то, что противостояние Вашингтона с Пхеньяном никуда не делось, сумели сохранить тёплые человеческие отношения.

В области экономики Пхеньян приближается к автаркии, хотя географический детерминизм победить тяжело. Однако комплексным доказательством успехов является то, что, не смотря на санкции ООН и коллективного Запада (более близких к блокаде), и чрезвычайных противоэпидемических мер, связанных с пандемией Ковид-19, Северная Корея оказался на «самоизоляции всей страной» без существенного изменения уровня жизни народа.

Что же касается обороноспособности страны, то Северная Корея обладает не только атомной, но и водородной бомбой. А номенклатура её ракетного вооружения разнится от МБР, способных достичь восточного побережья США, до группы разнообразных ракет малой дальности, способных эффективно нейтрализовать ПРО Южной Кореи.

В Северной Корее не было событий типа 20-го съезда КПСС, когда тот или иной период политического руководства провозглашался «неправильным», и в этом смысле КНДР стоит на фундаменте, заложенном Ким Ир Сеном.

Так что, Северной Корее есть чем гордиться и есть за что помнить своего основателя государства.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×