30.03.2022 Автор: Владимир Терехов

Хроника Тайваньской проблемы-7

TWN93343

Есть веские основания начать очередную “Хронику Тайваньской проблемы” с примечательных событий, случившихся в последнее время на самом острове, и обратиться прежде всего к итогам опроса на обобщённую тему распределения симпатий тайваньцев по отношению к КНР, США и Японии. То есть к тем трём ведущим мировым державам, которые (в разной степени и по-разному, но всё же) наиболее заметным образом вовлечены в данную проблематику.

С необходимым предварительным пояснением о том, кто в январе с. г. проводил указанный опрос. Упомянутой темой заинтересовалась так называемая Японо-Тайваньская ассоциация обменов (Japan-Taiwan Exchange Association, JTEA). По факту указанное учреждение выполняет на острове функции посольства Японии, которое размещается в расположенном в Тайбэе офисе. По размерам и облику занимаемое им здание не сильно отличается, например, от строений японского посольства в Москве. Это при том, что формально Япония не поддерживает с Тайванем дипломатических отношений.

Кстати, под другим эвфемизмом (American Institute in Taiwan) в том же Тайбэе (в ещё более современном здании) располагается по факту посольство США. Которые тоже формально не поддерживают с Тайванем официальных дипотношений.

Приведенную выше оговорку, видимо, следует принимать во внимание, когда мы смотрим на результаты упомянутого опроса. Остаётся также неясным, само ли JTEA его проводило, или наняло для этого некоторую внешнюю специализированную контору, которая выступала исключительно под своим названием. Не менее интересно было бы знать, с помощью каких вопросов, обращённых к 1068 (“репрезантативным”) тайваньцам, указанные “симпатии” были выявлены (“с точностью в 3%”).

Итак, результаты: 60% симпатизируют Японии, 7% КНР и 6% США. На тех, кто впервые интересуется данным вопросом, приведенные цифры наверняка произведут ошеломляющее впечатление. Но схожую картину та же JTEA нарисовала ещё в 2019 г. и уже тогда экспертами анализировались причины феномена особо масштабной симпатии тайваньцев к Японии. Для автора поводом обратиться к этой теме послужила кончина в июле 2020 Ли Дэнхуэя, то есть одного из самых примечательных политиков современного Тайваня.

Среди нескольких упомянутых причин укажем лишь на крайне жёсткую политику по отношению к местному населению, которую проводила в течение 30-и послевоенных лет партия Гоминдан во главе с Чан Кайши, то есть в глазах тайваньцев, “пришельцев из мейнленда”. Которые выглядели в тех же глазах гораздо хуже “японских колонизаторов”.

Сегодня правящая Демократическая прогрессивная партия уже в ходе текущей борьбы с нынешней наследницей прежнего Гоминьдана интенсивно использует тайваньский вариант той пропагандистской кампании, которая свыше 30-и лет ведётся в РФ (тоже с понятными политико-прикладными целями) на тему “сталинских репрессий”.

Между прочим, интересно было бы узнать мнение профессиональных кореистов относительно вопроса (весьма актуального) причин нынешних сложностей в отношениях Республики Корея с той же Японией. И Корея, и Тайвань в один и тот же период являлись колониями Японии. Некоторое время Кореей управляли вполне позитивно к ней относящиеся японские губернаторы. С чем же связаны столь резкие различия в оценках нынешней Японии корейцами и тайваньцами? Не являются ли корейцы просто жертвами текущих внутриполитических манипуляций?

Как показывают результаты обсуждаемого опроса, тайваньцы не очень симпатизируют (мягко выражаясь) мейнленду. Что тоже обусловлено несколькими причинами, из которых наиболее весомой сегодня кажется демонстрация последнего времени его руководства готовности силовыми методами принудить тайваньцев к любви родины-матери. А это не нравится никому.

Но почему не наблюдается (не то, что горячая, а хоть какая-то) любовь к главному ныне “спасителю” (то есть к США) от “домогательств” этой последней, остаётся неясным. Вот и трудись на благо “процветающей демократии, попираемой внешними авторитарными силами”.

Кстати, не получится ли в итоге нечто похожее с результатами соцопроса на Тайване, если его провести на Украине с вопросом о симпатиях, например, к США, ЕС и России. То есть не окажется ли нынешний “агрессор” на самом деле освободителем украинцев и русских от власти очередных мазепинцев. Хотя освобождение проходит трудно, с ошибками, серьёзными издержками, а также при сомнительном пропагандистском сопровождении. Впрочем, реальный политический процесс всегда протекает не так, как ему изначально кем-то “предписывалось”. В том числе пресловутой “закулисой”.

Различные аспекты украинского конфликта используются как руководством самого Тайваня, так и его ныне главным внешним защитником. Видимо, сильное впечатление на тайваньцев произвели ролики с украинскими тётками, шаставшими по лестничным пролётам с деревянными автоматами в руках. Поэтому среди разного рода практических выводов из хода указанного конфликта, которые предлагается использовать в процессе повышения обороноспособности острова, находится место и вопросам вовлечения в него тайваньских женщин.

Развивается активность в (теперь уже почти единой) “украино-тайваньской” проблематике американских политиков. Как действующих, так отставных. Бывший госсекретарь М. Помпео, едва вернувшийся из поездки на Тайвань, во время которой от него прозвучали особо вызывающие заявления (в частности, на тему придания острову полноценной государственности), спустя неделю в интервью Fox News обвинил действующую демократическую администрацию США “в отставании от событий”. Подразумевая при этом всё то, что предшествовало конфликту на Украине, нынешнее развитие которого, по его мнению, только “ободрит” руководство КНР в возможных действиях по отношению к Тайваню.

В целом публичная активность М. Помпео последнего времени по особо актуальным вопросам мировой политики находится в русле предположений о том, что он может выставить свою кандидатуру на пост президента США в ходе следующих всеобщих выборов.

Без какого-либо перерыва развивается активность в Тайваньской проблематике и действующих ветвей власти США. Особенно заметным в этом остаётся конгресс. 12 марта на тему оборонных аспектов данной проблемы выступила в сенатском комитете по международным отношениям помощник министра обороны по вопросам “оборонной стратегии, планам и возможностям” М. Карлин. В ходе выступления прозвучало что-то мудрёное на тему “асимметричных” методов борьбы украинцев в борьбе с российским агрессором. Эти методы рекомендуются для использования тайваньцам в борьбе уже с китайским агрессором.

Конгресс же остаётся источником и прочих антикитайских пакостей, которые едва ли уже можно обозначить словом “мелкие”. Так, в процессе утверждения бюджета администрации США на 2022 г. специально оговаривается запрет на обозначение Тайваня в качестве части КНР во всех документах, которые касаются отношений Вашингтона с Пекином. Естественно, что во втором это вызвало резко негативную реакцию.

Без излишней публичности, но непрерывно и целеустремлённо развивает отношения с Тайванем та же Япония. То есть сотрудники, размещающиеся в упомянутом выше японском офисе в Тайбэйе, явно не зря получают причитающиеся им йены.

В очередной раз заявили о себе и некоторые из восточноевропейских “Табаки”. МИД Тайваня сообщил, что в конце марта в Словакию, Литву и Чехию отправится “межминистерская” делегация острова.

Напомнил о своём существовании Ф. Фукуяма, выступивший в конце февраля на видеоконференции, организованной в Тайбэе. На этот раз он не постеснялся проявить себя в качестве военного эксперта в вопросе повышения обороноспособности Тайваня вообще и организации борьбы с авиацией противника в частности. При этом делались некие умозаключения относительно качества использования российских ВВС в ходе конфликта на Украине. То есть на “украино-тайваньскую” тематику слетается, кажется, весь залежалый политический хлам.

Между тем неизменность позиции КНР относительно как статуса Тайваня, так и возможных вариантов решения связанной с ним проблемы вновь подтвердил премьер-министр Ли Кэцян во время пресс-конференции, состоявшейся 11 марта по завершении очередной сессии парламента страны.

В заключение очередной тайваньской хроники вновь обратим внимание на возрастающую значимость (в том числе и в Тайваньской проблематике) состояния и перспектив развития отношений между Японией и КНР, которые являются одними из главных участников игры в Индо-Тихоокеанском регионе.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


×
Выберие дайджест для скачивания:
×