25.03.2022 Автор: Константин Асмолов

Конец министерства гендерного равенства?

GNDR92434

13 марта 2022 г. избранный президент РК Юн Сок Ёль заявил журналистам, что Министерство по делам женщин и семьи выполнило свою историческую роль, и для реального решения проблем гендерного равенства необходимо создать иную эффективную госструктуру.

Министерство по делам женщин и семьи (на корейском оно звучит так, но на английский его переводят как Министерство гендерного равенства) было создано в 2001 году при президенте Ким Дэ Чжуне. Во исполнение предвыборного обещания и для улучшения гендерного равенства в обществе, будь то расширение участия женщин в общественной жизни, предотвращение бытового и сексуального насилия и т.п.

В течение последующих более чем 20 лет каждый раз при смене власти министерству добавлялись или снимались функции по регулированию вопросов, связанных с воспитанием детей и семьи. В 2008 году президент Ли Мён Бак планировал ликвидировать министерство, однако на волне протестов в 2010 году было решено лишь сократить ведомство и в очередной раз добавить туда вопросы, связанные с семьёй и подростками. В настоящее время министерство занимается различными вопросами, начиная от гендерного равенства и заканчивая семьей, подростками и демографией.

Деятельность министерства всегда была объектом споров, и его критика разворачивалась по нескольким направлениям:

  • Откровенно «ориентированная на женщин» политика министерства часто вызывала гнев молодых мужчин, которые считали ее несправедливой — распространяющей обратную дискриминацию и гендерные квоты. Так, «заслугой» министерства была отмена системы дополнительных баллов на собеседовании при поиске работы для мужчин, прошедших обязательную военную службу.
  • Именно министерство провело так называемый «Закон Золушки», направленный на запрещение детям в возрасте до 16 лет играть в онлайн-игры с полуночи до 6 утра.
  • Иные критики утверждают, что меняющийся состав корейских семей требует нового подхода к разделению женщин и мужчин, поскольку страна достигла равноправного общества с точки зрения гендерного равенства. Текущие же проблемы уже можно решать в рамках министерств социального обеспечения, занятости, образования и юстиции.
  • Много претензий к министерству было в связи с последними событиями: когда вспыхнули скандалы с сексуальным насилием с участием высокопоставленных правительственных чиновников, оно старалось отмолчаться и, с точки зрения критиков, «игнорировало права женщин, ставших жертвами насилия, и пыталось выслужиться перед режимом Муна».
  • В деле Юн Ми Хян (напомним, лидер НГО по защите прав жертв сексуального рабства делала «бизнес на бабушках» и присваивала пожертвования) министерство тоже воздержалось от критики потому, что Юн Ми Хян была одной из фигур, близких администрации Муна.
  • Критикуют министерство и за участие в проектах, не связанных с работой ведомства, например, проект развития Индонезии, стоимостью 2,5 миллиарда вон (2,2 миллиона долларов США), в то время как в РК хватает собственных проблем.

Между тем сторонники министерства отмечают, что стране по-прежнему необходимо государственное агентство, занимающееся продвижением прав женщин из малообеспеченных семей и решением проблем, связанных с социальной структурой, ориентированной на мужчин. Что же касается его эффективности, то министерство сыграло ведущую роль в отмене устаревшей патриархальной семейной системы (запрещавшей женщине быть главой семьи); принятии законов о запрете домашнего насилия и торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации; расширении программ поддержки женщин, чья карьера была прекращена.

Что же до его малой эффективности, то дело в недостаточном финансировании. В 2022 году его бюджет составил 1 трлн 465 млрд вон, 0,24% от общего бюджета страны, а в 2021 г. — 0,22 %. Это самый низкий показатель среди 18 министерств и крупных госучреждений. Кроме того, почти весь бюджет сосредоточен не на проблемах женщин, а на политике поддержки семьи — на вопросы женщин и гендерного равенства пришлось лишь 7% запланированных расходов. В результате министерство находится в таком плачевном состоянии, что не может даже должным образом осуществлять основную политику в интересах женщин.

В свою очередь, группы по защите прав женщин полагают, что описанная выше критика перекладывает на министерство вину за проблемы, вызванные доминирующей в Корее культурой мужчин. Женская партия Кореи (такая есть, хотя в парламент не прошла) тем более считает, что политики должны отменить женоненавистничество, а не министерство по вопросам гендерного равенства, и что вопрос не в деньгах.

Син Чжи Е, глава Сети женщин-политиков, указывает на устойчивый рост сексуальных преступлений за последние 10 лет.

Первый звонок прозвенел 9 июля 2021 г., когда к упразднению министерства призвал новоизбранный лидер консервативной партии Сила народа 36-летний Ли Чжун Сок, которого часто считают выразителем интересов мужчин 20-30 лет. Ли, в частности, обещал отменить систему квот в пользу кандидатов-женщин в процессе выдвижения кандидатов от партии.

Тем временем, согласно опросам июля 2021 г., 48% опрошенных согласны с ликвидацией министерства. Примечательно, что упразднение министерства поддержали 61% опрошенных мужчин и 35% женщин.

Дебаты о существовании Министерства вновь всплыли в октябре 2021 г., когда ставший официальным кандидатом от консерваторов Юн Сок Ёль сказал: «Министерство по вопросам гендерного равенства и семьи не смогло должным образом выполнить свою роль по достижению гендерного равенства, а скорее разочаровало общественность, рассматривая мужчин как потенциальных преступников… Я реорганизую министерство и скорректирую его задачи и бюджет, чтобы обновленное министерство могло охватить разнообразие и реализовать практическое гендерное равенство между мужчинами и женщинами».

В ответ гражданские группы, выступающие за права женщин, раскритиковали Юна за попытку спровоцировать гендерный конфликт и привлечь молодых избирателей-мужчин. Однако заметим, что до этого времени Юн активно пытался привлекать в консервативную партию женщин, включая Син Чжи Е, и конфликтовал по этому поводу с Ли Чжун Соком.

7 января 2022 г. Юн Сок Ель написал в Facebook: «Упразднить Министерство по вопросам гендерного равенства и семьи». Сообщение стало вирусным и вызвало разную реакцию среди политических партий.

8 марта 2022 г. Мун Чжэ Ин сделал замечание, которое можно рассматривать как завуалированную критику обещания Юна упразднить министерство. Еще Мун сказал, что министерство предназначено не только для женщин, но и для обеспечения благополучия уязвимых семей, включая семьи с одним родителем и службы по уходу за детьми. Это был первый комментарий Муна по этому вопросу с тех пор, как он стал горячей темой в президентской гонке.

На следующий день Юн стал президентом, и напомним, что его поддержали 58,7% мужчин в возрасте 20-30 лет, в то время как 58% женщин того же возраста голосовали против. И вот Юн заявляет, что сегодня было бы правильно сосредоточиться на более конкретных случаях. Говоря о возможности отмены системы гарантированного предоставления женщинам мест во властных структурах, Юн Сок Ёль подчеркнул, что в каждой сфере важно использовать наиболее квалифицированные кадры, а искусственное распределение мест не способствует укреплению народного единства.

Активисты за права женщин призвали избранного президента отказаться от своего предвыборного обещания. Коалиция из 27 женских правозащитных групп провела пресс-конференцию, критикуя Юна и за разжигание ненависти и усиление гендерного неравенства.

Но нам стоит подумать о последствиях и возможности такого шага. Администрации Юна будет нелегко упразднить министерство, поскольку для этого требуется одобрение парламента. Однако Национальное собрание в настоящее время контролируется Демократической партией. Кроме того, Юн столкнется с сильной оппозицией не только со стороны местных групп по защите прав женщин, но и со стороны молодых женщин-избирателей. Тем более что теперь оппозиционная Демократическая партия намерена активно «играть на женской улице»: с 9 по 13 марта Демократическая партия набрала около 39 000 новых членов, 72% которых составляли женщины, «встревоженные сексистскими и женоненавистническими элементами политики Юна». В качестве временного сопредседателя своего комитета по чрезвычайным ситуациям Демократическая партия назначила 26-летнюю Пак Чжи Хен, известную борьбой с сексуальным насилием в Интернете.

Далее, если министерство будет упразднено или его функции будут распределены между другими министерствами, политика и программы по обеспечению гендерного равенства, скорее всего, будут сокращены, но проблемы-то никуда не денутся! Из 38 стран-членов ОЭСР Корея заняла самое высокое место по разрыву в оплате труда между работниками мужского и женского пола в 2020 году, так как в РК женщины зарабатывали в среднем на 31,5% меньше, чем мужчины.

Хотя призыв на военную службу является обязательным только для корейских мужчин, у них более высокий уровень самоубийств и более короткая продолжительность жизни, чем у их сестер. Никто ничего не делает для смягчения дискриминации и жестокого обращения, с которыми сталкиваются женщины в Корее. Одним из очевидных примеров — корпоративная культура, которая делает беременность таким табу, что это толкает женщин просто бросить работу вскоре после зачатия. Неудивительно, что рождаемость в стране так низка. Поэтому часть экспертов считает, что упразднение Министерства — нереалистичная идея, поскольку это еще больше разожжет гендерные конфликты и ударит по рейтингу Юна.

А мы и далее будем следить, как за баталиями вокруг министерства, так и за гендерными проблемами Республики Корея.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×